«Перешли к методам мягкой силы». Александр Лукашенко рассказал о семи этапах сценария по уничтожению Беларуси

16.09.2020 - 21:28

Новости Беларуси. Откуда растут ноги у «белорусского Майдана», давно не секрет, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.  

Александр Лукашенко: «Чтобы сразу снять все маски, назовём этих игроков поимённо»

Неудавшиеся попытки цветных революций в 2006 и 2010 годах, так вовремя появившаяся сеть Telegram-каналов еще на парламентских выборах, гастроли неслучайных кандидатов в Президенты по регионам. Технология отработана в десятках стран.  

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:  
Первый этап – подготовительный.
Неудавшиеся попытки цветных революций 2006 и 2010 годов изменили подходы к воздействию на Беларусь. От технологий прямого действия внешние субъекты перешли к методам мягкой силы и трансформации власти внутри. После пресечения попытки расшатать общество в 2017 году – вспомните это – стратеги приступили к созданию постоянных очагов недовольства в регионах.  

Второй этап – парламентские выборы. За полгода до президентских выборов созданные технологии дестабилизации были обкатаны на выборах парламентских. Именно в этот период на полную мощность заработала сеть специализированных Telegram-каналов с четким распределением ролей и целями очернить власть, подорвать основы государственной идеологии, прежде всего с помощью фейков и фальсификаций. В этих целях эксплуатировалась на первый взгляд неполитическая тематика: закон об отсрочках, распределение студентов, легализация наркотиков, известная тема 328-й статьи Уголовного кодекса и так далее. Их выступления тогда выглядели просто смешно и нелепо. Это, наверное, в какой-то степени и наша ошибка, что мы так это воспринимали. Это была тренировка, поэтому выглядело несколько нелепо. Но сейчас получившие «боевой опыт» активисты этого блока уже вовсю консультируют Координационный совет.  

Третий этап – подготовка к президентским выборам. На этом этапе зарубежные стратеги тщательно подбирали ключи к каждому социальному слою в Беларуси, создавая «героев» для разных целевых аудиторий. Власть же в этот непростой период была полностью погружена в борьбу с внезапно захлестнувшей мир пандемией COVID-19. Но вместо того чтобы стать рядом в этой общемировой битве, так называемые независимые СМИ и Telegram-каналы сделали все, чтобы усложнить работу, разрушить доверие людей к государству.  

Четвертый этап – президентская кампания. Теперь, когда общество было разогрето интернет-атаками, на белорусского избирателя обрушился целый набор политтехнологий. Использование тактики парада пикетов (помните – сбор подписей) позволило в одном месте одновременно получить подписи избирателя сразу несколькими претендентами. А далее в ход пошли современные политтехнологии, превращающие политику в шоу. В шоу, которое рассчитано на массового зрителя. Свою тактику объединенный штаб построил на эксплуатации женского образа, традиционно почитаемого белорусами, но в этот раз он приобрел новые балаганные формы. Одновременно были запущены фейки о мифических миллионах на зарубежных счетах Президента, мемы о пресловутых 3 %, показательной стала война социологий Telegram-каналами. Все силы были брошены на завоевание виртуального большинства за счет фейкового контента в СМИ и создание уверенности в том, что результаты выборов будут сфальсифицированы, а власть проиграет, точь-в-точь как в период «оранжевой революции» в Украине.   

Накручивать бюджетников и пенсионеров – тактика для Сирии и Венесуэлы. Электоральные «карусели» на участках опробовали в Прибалтике, протестными каракулями в свое время подпортили улицы Польши. Здесь важно понимать, происходящее в Минске – подборка наиболее эффективных рычагов.  

Александр Лукашенко:  
Пятый этап – попытка майданного сценария.
День выборов стал часом Х для попытки реализации майданного блицкрига. Недоверие к результатам кампании заблаговременно стимулировалось призывами к избирателям прийти на выборы только 9 августа, участвовать в сомнительных инициативах вроде «Честные люди», «Право выбора» и других. По призывам объединенного штаба на участках ко времени их закрытия создавались искусственные очереди, ажиотаж и нагнеталась атмосфера. Предшествующая промывка мозгов в разы подогрела буйство протестующих 9 и 10 августа. Ну, 11-го еще днем. 

Шестой этап – поствыборный протест. Действия наших правоохранителей позволили сбить эскалацию протеста. Тогда кукловоды резко сменили тактику, представив протест в ангельски невинном виде. Также создавалась картинка якобы народного протеста, не имеющего явных лидеров и не зависящего от их воли. Ставку сделали на масштабность, продолжительность и широкую географию акций. Управление и координация протестами осуществляется в прямом эфире круглосуточно. Размещаются анонсы акций, шествий, предупреждения о действиях силовиков. Одновременно предпринимается попытка раскачки забастовочного движения, в которое зарубежным кураторам так хотелось бы вовлечь трудовые коллективы, особенно флагманы белорусской экономики. Однако и этот сценарий провалился, снова пришлось менять тактику.  

Седьмой этап – попытка легализации инфраструктуры перемен. Создание так называемого Координационного совета не оправдало надежд организаторов протеста. Подконтрольными Варшаве каналами активно распространяется так называемый план «Б», предусматривающий формирование параллельных (якобы народных) министерств, саботаж экономики и социальной сферы. Дошло до абсурда. Пытаясь втянуть страну в затяжной политический и экономический кризис, координаторы протеста раздают инструкции по экономическому сопротивлению, как они называют, – неуплата налогов, коммунальных платежей, выход из профсоюзов и так далее.  

С целью побудить как можно больше людей к активным действиям, чтобы не было сомнений в якобы моральном превосходстве, в интернет-поле был создан четкий образ врага на лексическом уровне. Представителей власти и силовых структур стали называть «фашистами», «узурпаторами», «бандитами» и так далее. Результат мы видели: специально, целенаправленно били по ребятам из ОМОНа (ну, читай и внутренним войскам, это у них ОМОН). В первый же день были ранены более 25 бойцов – есть переломы рук, ног, позвоночников, сбитые машинами сотрудники ГАИ, которые сейчас еще находится в госпиталях. Ответ, как вы знаете, не заставил себя ждать.  

Сейчас многие говорят о некоем чрезмерном насилии. Отдельными протестующими даже предпринималась попытка реализации американского сценария разворачивания протеста с провозглашением «сакральных жертв». Но в случае пассивности правоохранительных органов, которые нас все подталкивали, нас бы ожидало неизбежное дальнейшее включение майданных технологий, которые, как мы знаем из истории, редко обходились без многочисленных человеческих потерь и всегда заканчивались трагедией для страны. Украина тому яркий пример.  

Люди в материале: Александр Лукашенко
Loading...


Николай Щёкин: у оппозиции есть программа, есть лидер. В Беларуси лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой



Новости Беларуси. В гостях студии «Неделя. P.S.» политолог, кандидат философских наук Николай Щекин.

Юлия Бешанова, ведущая:
Поствыборная ситуация в Беларуси, обострение конфликта в Нагорном Карабахе, последние события в Кыргызстане… Не кажется ли вам, что это все могут быть события одной цепи?

В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая

Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:
Можно с первого раза сказать, что звенья одной цепи, но мы, конечно, видим, что причины разные и в Карабахе, и в Кыргызстане. В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая. В Республике Беларусь все это прошло, в отличие от других стран, намного, с одной стороны, сложнее – и проще, потому что в Беларуси государственная система оказалась устойчивее.

Юлия Бешанова:
Почему у них так быстро получилось, а у нас – нет?

Николай Щекин:
Причины разные. В Нагорном Карабахе – этнонациональные.

Чтобы Тихановская стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология

Юлия Бешанова:
Светлана Тихановская встречается с мировыми лидерами – Макрон, Меркель – выступает от имени белорусского народа, заявляет о том, что она избранный Президент. Насколько это легитимно, насколько это можно воспринимать всерьез? Или это как комментировал Песков: президент Франции встретился с гражданкой Беларуси Тихановской?

Николай Щекин:
Где-то даже поддержу. Я считаю, что вообще это не оппозиция, здесь Президент прав, это альтернативщики. У оппозиции есть программа, есть лидер. Здесь лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой. Вроде бы выходят люди на площадь, а смысла никакого, заканчивается ничем по большому счету. Понадобилось персонифицировать эти все выступления, этой персоной выступила Тихановская.

Но чтобы она стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология. Несколько лидеров – Литва и Польша уже себя дискредитировали, они сателлиты все-таки – решили «пожать руку», причем не проговаривая, что она Президент. Но проблема в том, что понятие «диалог» на западный манер равносилен госперевороту. Они считают, что если она будет равновеликой Президенту, ее объявят лидером оппозиции, чего они и добиваются, тем самым формируя и теневое правительство, то можно тогда за стол переговоров сажать с Президентом. Нет, так не пойдет. Если Президент уже не поднимал трубку этих руководителей, телефонные звонки, то теперь он и садиться с ними за стол переговоров не будет. Потому что все, уже время ушло.

Здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство

Но здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство. Координационный совет ушел в никуда практически, но это теневое правительство посмотрите из кого формируется – все из «Белорусского народного фронта», бывшего так названного. Все те, кого мы считаем националистами. Те выходящие на улицу – они еще не под руководством каким-то, но их меньше становится, они более агрессивны. Ассоциации возникают с этими выходящими «Правого сектора» в Украине. Если затянуть дворовых майданщиков и все остальные факторы, то мы можем получить «Правый сектор».

Но здесь еще какая линия? Да, сформировали они свой теневой кабинет министров, бог с ними, они могут говорить все, что угодно. Но что дальше делать с Тихановской? Либо в долгую Запад играет, как один из сценариев, либо – еще один сценарий – чтобы Тихановская не пошла по пути либо Скрипалей, либо Навального. Причины какие? Я в последнее время не слышу от Тихановской о ее муже, я не вижу последние два месяца ее детей. Плюс все телодвижения с этим теневым кабинетом министров говорят о том, что ее ведут куда-то.

Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности

Юлия Бешанова:
Хорошо, а что делать? Люди продолжают выходить.

Николай Щекин:
Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности. Но чем меньше их, тем более радикальные они, агрессивнее. Надо включать правовое поле, без этого невозможно, и ужесточать где-то законы.

Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот

Николай Щекин:
Пока идет предвыборный процесс в США, ряд стран пытается найти свое место. Глобальный мир не то чтобы разрушается, но сейчас каждая страна ищет, можно сказать, свое национальное «я», внутреннее «я». Это все проявляется. Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот, только в других масштабах и в других технологиях, более сложных, наверное, и, может быть, даже более кровопролитных будет.

Пока предвыборная кампания идет. Если Трамп будет президентом, это будет одна картина. Тогда в Америке, скорее всего, будет возбуждено дело против Байдена, в Украине совершенно другая ситуация будет. Если Байден победит, тогда второй вариант будет. Есть такой вариант, что победы никто не признает, и это затянется. В это время Германия, Франция и особенно Турция постараются свою повестку дня, может быть, и повестку года, навязать другим странам. По большому счету, эта попытка произошла сегодня и с нами.