Персонажи знаменитых картин после обработки начали улыбаться. Это очень весело

06.09.2019 - 22:02

Все мы знаем, что от улыбки становится светлей. Также мы знаем, что искусство красиво, пусть и не всегда понятно. Но что будет, если объединить искусство и улыбки?

Как сообщает Bored Panda, при помощи функций приложения FaceApp было решено это проверить. Выражения лиц людей на популярных картинах были изменены так, словно им всем очень весело. В результате настроение улучшается и у тех, кто это видит. Предлагаем вам убедиться в этом.

«Бонапарт на перевале Сен-Бернар». Художник – Жак-Луи Давид.

Фото: Bored Panda

«Американская готика». Художник – Грант Вуд.

Фото: Bored Panda

«Портрет Генриха VIII». Художник – Ганс Гольбейн.

Фото: Bored Panda

«Мона Лиза». Художник – Леонардо да Винчи.

Фото: Bored Panda

«Портрет папы Иннокентия X». Художник – Диего Веласкес.

Фото: Bored Panda

«Портрет Эдгара Аллана По». Дагеротип. Автор – W.S. Hartshorn.

Фото: Bored Panda

«Портрет Вольфганга Амадея Моцарта». Художник – Барбара Крафт.

Фото: Bored Panda

Loading...


Париж – из окна, Витебск – на холсте. Каким запомнила Марка Шагала его внучка?



О том, каким помнит Шагала и Витебск, рассказала в одной из серий проекта «Я шагаю по стране» внучка художника.

Мерет Мейер-Грабер, внучка Марка Шагала, вице-президент Шагаловского комитета в Париже:
Шагал постоянно чувствовал связь со своим родным Витебском, со своей страной. Сейчас его творчество принадлежит миру, но на каждой из его работ мы видим Витебск. Город, который помогал ему восстановиться, словно построить себя на каждом из жизненных этапов.

Этот офис с несметным количеством книг о великом живописце на всех языках мира, в том числе и на белорусском,  – Шагаловский комитет в историческом сердце Парижа.

Зачем де Голль просил Шагала расписывать Гранд-опера?

Дела здесь ведет внучка художника – Мерет Мэйер-Грабер. С детства ее сравнивают с бабушкой Беллой – вечной музой Шагала.



Мерет Мейер-Грабер:
Шагал, как все художники, предпочитал работать в одиночестве. Но иногда удавалось заглянуть в его мастерскую. Великий художник, великий творец, у него оставалось мало времени на общение с нами. С одной стороны это был простой человек, с другой – очень решительный во всем, чтобы иметь свою жизнь и постоянно совершенствоваться.

Париж – из окна, а Витебск – на холсте. Почти как на знаменитом автопортрете с семью пальцами. Именно таким запомнила знаменитого дедушку госпожа Мейер. Город, давший художнику крылья, она также полюбила с первого взгляда.

Мерет Мейер-Грабер:
Витебск был сильно разрушен во время войны, но там сохранился особый дух, штрихи той поры. Это все собирается, как пазл, словно оживают рассказы бабушки. Когда я была там, я почувствовала тот настрой. В Беларуси особый теплый свет, манера застройки, небо, отражающееся в реке, и контур города, который писал Шагал.



Подробности – в видеоматериале