«Первый мой предок пришёл сюда в 962 году». Почему чеченцам там важно восстановить древнее село Хой

08.11.2020 - 20:53

Ашенете, Амир-Корт, Шимерой, Азаль – какой же Кавказ без гор, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Поднимаемся по серпантину, на пути – жемчужина Северного Кавказа, озеро Кезеной-Ам. По красоте и величию этот памятник природы не сравним ни с чем. Глубина 72 метра. 

Чем живёт и как выглядит современная Чечня? Белоруска побывала в Грозном, и вот её рассказ

Из-за подводных течений купаться запрещено, зато кататься на лодке можно. И местные шутят: если уж очень хочется окунуться, заплывайте на середину и делайте вид, что упали.

В горном ущелье средневековое поселение Хой (в переводе с чеченского означает «стража»). Такое название могли дать потому, что аул находился на Великом шелковом пути.

В основном жители села были воинами и стражниками. Им приходилось участвовать в грузинских войнах и отражать натиски Тамерлана.

В 1944 году XX века местных жителей депортировали и 76 лет высокогорное село стояло без присмотра.

Абдула Голбацев, имам мечети Хой:
Распоряжением два года назад наш глава республики Рамзан Кадыров восстановил полностью в том виде, в каком он был, когда в 1944 году отсюда уходили люди. Я 41-й потомок. Сорок поколений сменилось. Первый мой предок пришел сюда в 962 году. Мы рассчитываем, что эти наши горы, которые мы оставили 76 лет назад, опять наполнятся нашими людьми.

Сегодня власти Республики включают село в разнообразные экскурсионные маршруты, наряду с Аргунским ущельем и курортом Ведучи.

Читайте также:

«Народ, который заслуживает большого уважения». Что в Чечне думают о белорусах?

«Сейчас хотим работать с белорусской компанией». Город Грозный планирует поставлять томаты в Беларусь

Работа с кинологами, авиационная и парашютная подготовка. Как в Чечне тренируют военных

Loading...


Иногда принципиально просят девушку или молодого человека. Для чего нужен экскурсовод и каких гидов любят туристы?



Новости Беларуси. Для чего нужен экскурсовод? Об этом в студии «Большого города» рассказали Алексей Русакевич, директор информационно-туристского центра «Минск», и Сергей Бусько, экскурсовод, председатель Республиканского общественного объединения «Белорусское общество экскурсоводов и гидов-переводчиков»

Екатерина Забенько, ведущая:
Экскурсовод нужен, чтобы рассказать о каком-то привычном, банальном месте намного больше и шире, чем можно себе представить, подчеркну, не только туристу, но и жителю Минска, который проводит здесь всю свою жизнь, ходит по этим аллеям иногда и каждый день.

Алексей Русакевич, директор информационно-туристского центра «Минск»:
Я сейчас, может, больше скажу, что обычная обзорная экскурсия по городу приезжают гости к минчанам и вместе с ними едут. После экскурсии они выходят и говорят: мы 50 % того, что было на экскурсии, не знали.

Сергей Бусько, экскурсовод, председатель Республиканского общественного объединения «Белорусское общество экскурсоводов и гидов-переводчиков»:
Сейчас очень популярная концепция интерпретации наследия. Экскурсовод уже не говорилка, которая передает факты. Мы создаем образ города и связываем эти факты, мы создаем феномен. Есть хорошая книга Томаса Бона, немецкого историка. Парадокс, что немец написал одну из лучших книг по истории Минска «Город солнца». Действительно, Минск, концепция города-Солнца, сама феноменология Минска – именно это мы создаем. Мы создаем эмоцию, образ. Мы не даем факты, их может дать любой желающий, даже человек с путеводителем. Мы создаем феномен города, показываем, почему даже спальные районы Минска уникальны, почему кладбище башенных кранов в Шабанах тоже интересное и уникальное. Сюда приезжают посмотреть на типовой проект на улице Васнецова, потому что это первый типовой проект, архитекторы Санкт-Петербурга приехали просто посмотреть на обычную панельку, хотя для тех, кто там живет, это обычная панелька, а люди едут смотреть.

Екатерина Забенько:
Еще важно так вкусно преподнести те же общедоступные факты, с которыми мы сталкиваемся, чтобы это было интересно туристам. Например, что в Минске растет 844 тысячи деревьев, причем каждое четвертое из них – липа. Или о том, что огромное количество цветочных клумб в Минске, если их все соединить, то это будет 10 футбольных полей. Подчеркну, что эта информация общедоступна, но даже об этом многие минчане не знают.

Алексей Русакевич:
Сейчас подготовлена стратегия формирования собственного стиля Минска, его узнаваемого облика для туристов до 2035 года. В рамках этой стратегии будет разрабатываться бренд. Первые шаги, которые мы делали, в прошлом году проводили конкурс «Минск твои яркие ассоциации», был опрос на сайте горисполкома. Ассоциации разные  что у иностранных туристов, что у белорусов. Кто-то ассоциирует Минск с Ратушей, кто-то с воротами в город, привокзальной площадью, кто-то с библиотекой, кто-то представляет Минск как зеленый город-парк. Благодаря этому мы не можем сказать, что есть определенный символ Минска. Минск многоликий – это и проспекты, парки, это и Минск-Арена, можно назвать стадион «Динамо» как достопримечательность. На основании этого и построена стратегия представления для иностранных туристов.

Екатерина Забенько:
То есть, как бы нам хотелось, по чему Минск был бы узнаваемым в глазах зарубежных туристов?

Алексей Русакевич:
Тут мы чуть-чуть разделили. Если говорим Минск город-герой, то ассоциируемся с Музеем истории Великой Отечественной войны, со стелой «Минск город-герой», это больше идет для туристов из России, китайских туристов. Если мы говорим, что Минск это ворота в Восточную Европу, то это для западных туристов. Можно даже преподнести Ратушу, излюбленное место западных туристов.

Екатерина Забенько:
21 февраля отмечаем Всемирный день экскурсовода. Как планируете отмечать?

Сергей Бусько:
Работать.

Екатерина Забенько:
Слава богу, что работать, потому что мы с вами уже обсудили то, что мало у каких экскурсоводов в период пандемии еще осталась та самая прекрасная работа.

Сергей Бусько:
Одна экскурсия в месяц стандартная квота.

Екатерина Забенько:
По вашему мнению, каких экскурсоводов, кроме профессиональных навыков, любят туристы и есть ли предпочтения у экскурсоводов в отношении тех же туристов? Может, из каких-то стран, городов, даже белорусских глубинок впечатляет больше то, что вы рассказываете, нежели людей, которые приезжают из столиц с богатым архитектурным наследием?

Сергей Бусько:
Хороший вопрос. С одной стороны, когда мы говорим о предпочтениях, к 2019 году, до нашего сложного 2020-го, у нас произошла определенная специализация. Большая часть экскурсоводов определилась с рынком, с которым работает. Были те, кто работал с прибалтами это постоянные связи, старые добрые цепочки ответов, пожеланий, рекомендаций. Люди приезжали из одной страны и уже по инерции шли к определенному экскурсоводу, в определенные туристические фирмы, тем более фирмы давали цепочки, регионально направленные. С другой стороны, наши гиды-переводчики работали по странам. Соответственно, у них четко зафиксированы Турция, Израиль и так далее. Если мы говорим о русско-белорусской язычной среде, то, конечно, Российская Федерация в целом как сегмент, туристы достаточно благодарные, зачастую даже дополнительно благодарные. Если мы говорим о белорусских туристах, то есть специфика работы с предприятиями. Одна ситуация, когда работа с корпоративной группой, другая работа с индивидуалами. В последнее время экскурсоводы предпочитают работать с индивидуалами. Это вопрос даже не столько материальный, сколько вопрос удовлетворения после выполненной работы. 

С индивидуалами вы можете пройти там, где большой группой не пройдете, вы можете уделить им больше внимания, оговорить те вопросы, которые являются ключевыми, вы чувствуете себя полноценно, насыщенно информационно. Вы сделали то, что хотели и как хотели. Есть отдача. Вы смотрите человеку в глаза, разговариваете, это гораздо эффективнее. Вы можете показать Минск так, как вы хотите. С большой группой это тоже иногда получается, но не всегда, потому что группа это набор индивидуальностей, и они разные. Это не всегда срабатывает. Мы работаем со всеми. Это нас учили, этим мы стараемся делиться с людьми. А о качествах… Иногда просят экскурсовода-девушку, иногда молодого человека. У нас у туризма женское лицо. Большая часть наших экскурсоводов это прекрасный пол, сильная половина тут, скорее, в меньшинстве, где-то один к трем. Так исторически сложилось. Когда мы говорим о качествах, конечно, поставленная речь, жестикуляция, образность ряд качеств, которые отличают человека любой профессии в гуманитарной сфере. Это как данность.

«Часть коллег – профессиональные историки, краеведы». Откуда экскурсоводы узнают факты, которых нет в интернете? (читать далее)