Пианист Михаил Оргиш: о многогранном шоу-бизнесе, «неоклассике» и дебютном диске, изданном в Японии

15.01.2016 - 12:04

Дебютный альбом неоклассики пианиста и композитора Михаила Оргиша недавно был издан в Японии. О творчестве белорусского пианиста поговорим в программе «Утро. Студия хорошего настроения» на СТВ.

Вы учились в лицее при Белорусской государственной академии музыки. Тем не менее, Вы на сегодняшний день выбрали шоу-бизнес.  Казалось бы, Академия музыки и шоу-бизнес – это разные вещи.

Михаил Оргиш, пианист, композитор:
Когда долго занимаешься чем-то одним, хочется чего-то другого тоже «вкусить». И чтобы быть востребованным в этом мире по-настоящему, ты вынужден заниматься, скажем так, более массовым искусством. И все-таки шоу-бизнес – это более массовое искусство, нежели классика. Поэтому как-то так сложилось, что я решил сказать своё слово и здесь. Просто душе захотелось чего-то нового. Я думаю, у нас у всех такое бывает, когда хочется чего-то ещё… 

Клип группы «Лермонт». Это уже был какой-то этап в Вашей карьере шоу-бизнеса.

Михаил Оргиш, пианист, композитор:
Безусловно, это был один из таких основных этапов в моей карьере. С уходом из группы, я стал писать разную музыку. И в том числе я сейчас продолжаю писать песни по формату шоу-биза. 

Несколько песен было написано мною для солиста группы «Цвет алоэ» Сергея Лапковского. На одну из этих песен, «Тебя здесь нет», был снят клип и она попала в «горячую» ротацию радио. Я продолжаю двигаться и в этом направлении.

В Вашем творчестве все-таки фигурирует такой термин, как «неоклассика».

Михаил Оргиш, пианист, композитор:
Это второй вариант моего творчества.  То есть один этап – это шоу-бизнес, а есть ещё неоклассика.

А шоу-бизнес и неоклассика – «не одного поля ягода», нет?

Михаил Оргиш, пианист, композитор:
Сейчас вообще, наверное, делить музыку на какие-то такие стили – очень сложно.

Если это нравится и это сделано интересно, если люди это слушают, – это востребовано, это музыка. И совсем не важно, какая: попса, рок, андеграунд, неоклассика, джаз или ещё что-то…

Потому что сейчас уже столько всего сказано в мире, что сказать что-то интересное, на мой взгляд, возможно только «на стыке». Если ты чисто роковый музыкант, или чисто попсовый, у тебя есть меньше шансов. А вот если ты и там, и там, и все время у тебя есть цельность некая, – тогда ты можешь быть интересен.

Что же такое неоклассика?

Михаил Оргиш, пианист, композитор:
Неоклассика – это некий мост между обычным слушателем и высоким искусством. Потому что человеку слушать Гайдна, Бетховена, Баха, или ещё что-либо – сложно. Просто так вот взять – и начать слушать. А слушать неоклассику – может. Этот стиль дает человеку какую-то причастность к более великому искусству, более высокому. 

Это все-таки отсыл к классике, безусловно. И тем не менее, в этом стиле нет тех сложностей, нет концепции классической. Все-таки, классика – музыка, которую просто так слушать сложно. То есть она тебя развивает, она тебя обучает, она тебя  ведет куда-то. Неоклассика делает то же самое, только мягко. 

Как по Вашему, где же место для неоклассики?

Михаил Оргиш, пианист, композитор:
Место неоклассике, на самом деле, везде. Прежде всего, это прослушивание для себя. Потому что неоклассика – искусство сакральное. Безусловно, это восстановление гармонии между самим собой. Это гармония между собой и атмосферой мира. Под неоклассику, на самом деле, очень хорошо думать о своей жизни: что было, что сейчас есть, что будет у тебя.

А принципы, какие-то законы написания – они есть? В классической музыке они существуют.

Михаил Оргиш, пианист, композитор:
Неоклассика – интересный моно стиль, в котором нет свободы в такой широкости «что хочу – то и делаю!» Как раз-таки «что хочу» – оно в рамках определённых законов. Потому что, также как и в шоу-бизнесе, собственно говоря, здесь есть песни: есть куплет, припев. Потом опять: куплет, припев. Потом проигрыш. Потом – припев, уже ты пишешь. Но это в песнях. Что касается неоклассики, что касается треков – свободы больше. Потому что такого «куплет-припев» –  здесь нет. А в плане гармонии, мелодики – есть какие-то законы, безусловно, за которые выходить уже сложно. Если выйти за это – тогда это будет, скажем так, перенасыщеное. Для обычного слушателя это станет слишком сложно. 

Что касается выхода за пределы возможного и невозможного: как Вы вышли за пределы Республики Беларусь? Как вообще диск стал издаваться в Японии?

Михаил Оргиш, пианист, композитор:
Да всё, на самом деле, очень просто. Я начал писать музыку в этой стилистике, выкладывать ее в Интернет, и мне пришла «обратная связь». Я нашел в Японии лейбл, похожий по стилистике к моему искусству, выслал туда музыку, и мне пришёл ответ положительный: «Давайте поработаем!»

А есть ли какой-то отклик по следам альбома?

Михаил Оргиш, пианист, композитор:
Безусловно. Мы не так давно снимали клип на один из треков (видео было снято в одном из костёлов г.Минска). Японцам это было очень интересно, они восприняли это как диалог культур.

Вы будете продолжать совершенствоваться в направлении неоклассики, или есть какие-то ещё течения? 

Михаил Оргиш, пианист, композитор:
Музыкант жив, пока он ищёт что-то новое. Когда музыкант что-то нашёл и он постоянно это продает, продает и продает. Да, это хорошо с точки зренияденег и бизнеса, но как личность сам в этот момент в итоге начинает «умирать». Поэтому пока челочек ищет что-то нове в своем творчестве, в искусстве, он сам для себя испытывает более активную творческую жизнь. Будем писать неоклассику, будем писать песни по шоу-бизнесу. Будем развиваться и так, и так.

Люди в материале: Михаил Оргиш
Loading...


Работал с музыкальными инструментами для Гурченко и Лученка. Старейший в Беларуси настройщик рассказал о своём ремесле



Новости Беларуси. 23 февраля день рождения празднует старейший в стране настройщик клавишно-струнных инструментов, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Ирина Недобоева – о тонкостях эксклюзивного мастерства.

Как и большинство настройщиков, Леонид Макаревич пришел в профессию как музыкант. Баянист-профессионал, преподаватель в детской музыкальной школе о том, чтобы настраивать клавишные инструменты, даже не думал. Но как не взять в руки настроечный ключ, если в доме стоит фортепьяно, на котором играет жена, тоже музыкант?

Леонид Макаревич, настройщик музыкальных инструментов:
Когда занялся настройкой, я почувствовал в себе какую-то новую отдушину. Мне настолько нравится эта работа, что я могу часами заниматься, пока усталость физическая не придет. Нравится эта работа очень.

Ремесло настройщика настолько редкое, что его впору вносить в Красную книгу исчезающих профессий. Леонид научился быстро, все слагаемые успеха сошлись: абсолютный слух, терпение, технические умения. И в это ремесло профессиональный музыкант ушел с головой.

Татьяна Макаревич:
Вот я ему и говорю, что таких больше нет. Но он стесняется это признать, скромничает. Здесь надо иметь хороший слух  раз, иметь обязательно музыкальную подготовку  два, потому что у человека с улицы это не получится. И, в-третьих, очень надо усердия много приложить. У него этого хватило.

В Глусской школе искусств, где всю жизнь проработали Макаревичи, 24 пианино и 4 рояля. За качество звучания всецело отвечает Леонид.

Струна колеблется, а вот этих колебаний не должно быть.

Фортепианных дел мастера занимаются не только настройкой, но и реставрацией инструментов. Механизмы капризные – боятся сырости, жары и сквозняков.

Ирина Недобоева, корреспондент:
88 клавиш у рояля, столько же молоточков и 71 демпфер. Вот эти черные штуки и есть те самые глушители струн. То есть клавиша задает сигнал молоточку, тот запускает струну и получается звук. И вот, когда наступает черед следующей клавиши, звук предыдущей и должен подавить вот этот самый демпфер. Это целая наука.

Порой ремонт инструмента растягивается на недели. И это, шутит Леонид, уже не лечение, а реанимация. Цель – выполнить все безупречно.

Леонид Макаревич:
Я ловлю себя на том, что это мне немножко мешает. Если я не сделаю даже последние ноты, не настрою в дисканте, мне не по себе.

Леониду довелось настраивать инструменты для Лядовой, Гурченко, Иванова и Лученка. Всегда получал благодарность от исполнителей. Ремесло настройщиков востребовано, и далеко не каждая школа в Беларуси имеет в штате такого специалиста. Потому и отношение к хирургу музыкальных инструментов соответствующее.

Оксана Мельник, директор Глусской детской школы искусств:
В наше время редко у кого есть настройщик, который именно работает при школе. Я не представляю, как живут эти школы. Просто у нас есть такой специалист, и мы живем хорошо. Мы его очень бережем, как хрустальную вазу, чтобы он только с нами работал, всегда оставался и следил за нашими инструментами.

В Глуске мастера знают в каждой семье, где есть фортепиано. Он всегда готов помочь.

В семье Баскауловых из шести детей двое играют на пианино. Полный апгрейд пианино для семьи Баскауловых Леонид сделал два месяца назад. Никто из домочадцев и подумать не мог, что этот старенький инструмент можно реанимировать.

Евгений Баскаулов:
Человек делает от души. То есть он каждой мелочи уделяет внимание. Мы уже сделали капитальный ремонт инструменту, и инструмент зазвучал совсем по-другому.

40 пианино и 12 роялей, до республиканского конкурса пианистов чуть больше месяца в Бобруйской школе искусств, где и будет проходить музыкальный форум, уже почти опустили руки.

Ольга Василевская, заведующая фортепианным отделением Бобруйской детской школы искусств № 2:
И у нас какая сложилась ситуация: инструменты в ужасном состоянии. Необходимость в настройке такая, что просто мы не знали, как проводить. И вот, ну не знаю, наверное, случилось какое-то чудо, и появился, я не побоюсь этого слова, волшебник. Настроен инструмент – звучит все.

Настроить даже «мертвый» рояль для Леонида не составляет никакого труда. А вот «подшаманить» свой старенький инструмент сам не берется, просит коллегу. Профессия у них хоть и общая, но специализация все же у каждого своя.

Василий Проявенко, настройщик музыкальных инструментов:
Сейчас у нас играет два голоса, нам надо по одному голосу определить именно какой.

Лучший оценщик работы настройщикахозяин инструмента.

Александр Масейчук, баянист:
Вот я играю вторую фразу. Видите, его хватило. И приятно самому играть. Без настройщика, особенно людям с абсолютным слухом, очень тяжело.

Профессиональный праздник – Международный день настройщиков фортепиано – мастера отметят 4 апреля. 23 февраля, помимо Дня защитников отечества, Леонид Макаревич празднует еще и день рождения. Оставаться бодрым в свои 74, уверяет, помогает любимое дело. Не до отдыха, когда такая востребованность.

Леонид Макаревич:
Это немножко отвлекает иногда от грустных мыслей. И настолько приятно, что тебя еще помнят в коллективе, приглашают и еще дают возможность поработать, именно заняться любимым делом.