Пианистка Элисо Болквадзе: Через искусство помогаю людям осознать, что мир - это самое главное!

17.11.2015 - 11:51

Кто просыпается раньше: музыкант или очаровательная женщина?

Элисо Болквадзе, пианистка, «Артист ЮНЕСКО во имя мира» (Грузия):
Музыканты, я думаю, что да, умеют просыпаться очень рано. Кстати, есть музыканты, которые поздно начинают свою жизнь,  что касается лично меня, я, честное слово, в полседьмого уже просыпаюсь. Так что у меня раннее утро.

Ваш день после пробуждения начинается, непосредственно, с занятий на любимом инструменте.

Элисо Болквадзе, пианистка, «Артист ЮНЕСКО во имя мира» (Грузия):
Не всегда. Хотелось бы каждый день. Я немножко стала очень занятым человеком, так что с утра иногда бывает такой ранний телефон, какой-нибудь компьютерный «меил» передали…  В любом случае,  я стараюсь, чтобы утро начиналось с музыки.

По сути, это образ жизни, когда день и музыка - это всё очень спланировано, чётко…

Элисо Болквадзе, пианистка, «Артист ЮНЕСКО во имя мира» (Грузия):
Должна быть дисциплина абсолютная. Чёткая. Потому что по-другому ничего не выходит, особенно, когда новые вещи начинаешь заучивать. Для меня студия есть отдельно, когда я ухожу, я вообще отключаю всё - и телефон, и Интернет для меня не существует, потому что нужна очень сильная концентрация. А концентрация дома у меня мало получается, потому что всё время что-то вокруг. Но, конечно, это очень важно.  Без дисциплины, конечно, ничего этого не получается. Это должен быть сильный характер. Каждый день стараться быть лучшим.

Бывают ли ситуации, когда к любимому инструменту Вы подходите и нужно себя все-таки настроить и расположить.

Элисо Болквадзе, пианистка, «Артист ЮНЕСКО во имя мира» (Грузия):
Обязательно. Это от головы идёт. Но есть профессионализм и это вырабатывается. Хочешь - не хочешь, это не важно. Нужно. Нужно играть. Сосредоточиться. Иначе просто концерт не сыграешь. Это такая профессия, когда каждый день нужно что-то делать с инструментом. Общаться с ним на высоком уровне.

Как Ваша семья поддерживает Вас, уважая и принимая домашнее увлечение и по сути уже образ жизни?

Элисо Болквадзе, пианистка, «Артист ЮНЕСКО во имя мира» (Грузия):
Конечно, уважают. У меня мать. Я не замужем. Но мать, конечно, ей трудно. Потому что я живу в Париже, она - в Тбилиси.  У меня, можно так сказать, неординарная жизнь. Никак у меня не получается! Мало времени остается на друзей. Это немножко эгоистка, получается. И все это действует на жизнь. И ни один мужчина не может это поменять. Я старалась, но у меня это не получилось!

Насколько мне известно, с семилетнего возраста Вы уже, по сути, достигаете той вершины, к которой очень долго стремятся.

Элисо Болквадзе, пианистка, «Артист ЮНЕСКО во имя мира» (Грузия):
В семилетнем возрасте это всё не очень осознанно все. Я помню, когда я вышла - большой зал филармонии в Тбилиси… Мне страшно стало. Ужасно страшно.  Я не знала, дойду ли я до рояля. Это я помню. Потом, когда я начала играть с оркестром, музыка уже сама мне диктовала свои условия. Я уже не волновалась. Это и есть какой-то код - вот родился человеком с даром.

Loading...


Работал с музыкальными инструментами для Гурченко и Лученка. Старейший в Беларуси настройщик рассказал о своём ремесле



Новости Беларуси. 23 февраля день рождения празднует старейший в стране настройщик клавишно-струнных инструментов, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Ирина Недобоева – о тонкостях эксклюзивного мастерства.

Как и большинство настройщиков, Леонид Макаревич пришел в профессию как музыкант. Баянист-профессионал, преподаватель в детской музыкальной школе о том, чтобы настраивать клавишные инструменты, даже не думал. Но как не взять в руки настроечный ключ, если в доме стоит фортепьяно, на котором играет жена, тоже музыкант?

Леонид Макаревич, настройщик музыкальных инструментов:
Когда занялся настройкой, я почувствовал в себе какую-то новую отдушину. Мне настолько нравится эта работа, что я могу часами заниматься, пока усталость физическая не придет. Нравится эта работа очень.

Ремесло настройщика настолько редкое, что его впору вносить в Красную книгу исчезающих профессий. Леонид научился быстро, все слагаемые успеха сошлись: абсолютный слух, терпение, технические умения. И в это ремесло профессиональный музыкант ушел с головой.

Татьяна Макаревич:
Вот я ему и говорю, что таких больше нет. Но он стесняется это признать, скромничает. Здесь надо иметь хороший слух  раз, иметь обязательно музыкальную подготовку  два, потому что у человека с улицы это не получится. И, в-третьих, очень надо усердия много приложить. У него этого хватило.

В Глусской школе искусств, где всю жизнь проработали Макаревичи, 24 пианино и 4 рояля. За качество звучания всецело отвечает Леонид.

Струна колеблется, а вот этих колебаний не должно быть.

Фортепианных дел мастера занимаются не только настройкой, но и реставрацией инструментов. Механизмы капризные – боятся сырости, жары и сквозняков.

Ирина Недобоева, корреспондент:
88 клавиш у рояля, столько же молоточков и 71 демпфер. Вот эти черные штуки и есть те самые глушители струн. То есть клавиша задает сигнал молоточку, тот запускает струну и получается звук. И вот, когда наступает черед следующей клавиши, звук предыдущей и должен подавить вот этот самый демпфер. Это целая наука.

Порой ремонт инструмента растягивается на недели. И это, шутит Леонид, уже не лечение, а реанимация. Цель – выполнить все безупречно.

Леонид Макаревич:
Я ловлю себя на том, что это мне немножко мешает. Если я не сделаю даже последние ноты, не настрою в дисканте, мне не по себе.

Леониду довелось настраивать инструменты для Лядовой, Гурченко, Иванова и Лученка. Всегда получал благодарность от исполнителей. Ремесло настройщиков востребовано, и далеко не каждая школа в Беларуси имеет в штате такого специалиста. Потому и отношение к хирургу музыкальных инструментов соответствующее.

Оксана Мельник, директор Глусской детской школы искусств:
В наше время редко у кого есть настройщик, который именно работает при школе. Я не представляю, как живут эти школы. Просто у нас есть такой специалист, и мы живем хорошо. Мы его очень бережем, как хрустальную вазу, чтобы он только с нами работал, всегда оставался и следил за нашими инструментами.

В Глуске мастера знают в каждой семье, где есть фортепиано. Он всегда готов помочь.

В семье Баскауловых из шести детей двое играют на пианино. Полный апгрейд пианино для семьи Баскауловых Леонид сделал два месяца назад. Никто из домочадцев и подумать не мог, что этот старенький инструмент можно реанимировать.

Евгений Баскаулов:
Человек делает от души. То есть он каждой мелочи уделяет внимание. Мы уже сделали капитальный ремонт инструменту, и инструмент зазвучал совсем по-другому.

40 пианино и 12 роялей, до республиканского конкурса пианистов чуть больше месяца в Бобруйской школе искусств, где и будет проходить музыкальный форум, уже почти опустили руки.

Ольга Василевская, заведующая фортепианным отделением Бобруйской детской школы искусств № 2:
И у нас какая сложилась ситуация: инструменты в ужасном состоянии. Необходимость в настройке такая, что просто мы не знали, как проводить. И вот, ну не знаю, наверное, случилось какое-то чудо, и появился, я не побоюсь этого слова, волшебник. Настроен инструмент – звучит все.

Настроить даже «мертвый» рояль для Леонида не составляет никакого труда. А вот «подшаманить» свой старенький инструмент сам не берется, просит коллегу. Профессия у них хоть и общая, но специализация все же у каждого своя.

Василий Проявенко, настройщик музыкальных инструментов:
Сейчас у нас играет два голоса, нам надо по одному голосу определить именно какой.

Лучший оценщик работы настройщикахозяин инструмента.

Александр Масейчук, баянист:
Вот я играю вторую фразу. Видите, его хватило. И приятно самому играть. Без настройщика, особенно людям с абсолютным слухом, очень тяжело.

Профессиональный праздник – Международный день настройщиков фортепиано – мастера отметят 4 апреля. 23 февраля, помимо Дня защитников отечества, Леонид Макаревич празднует еще и день рождения. Оставаться бодрым в свои 74, уверяет, помогает любимое дело. Не до отдыха, когда такая востребованность.

Леонид Макаревич:
Это немножко отвлекает иногда от грустных мыслей. И настолько приятно, что тебя еще помнят в коллективе, приглашают и еще дают возможность поработать, именно заняться любимым делом.