Пинигин о Латушко: «В отличие от многих директоров, он отличный менеджер»

17.11.2019 - 21:07

Режиссёр высказал мнение в программе «В людях».

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Не так давно на пост генерального директора в Купаловский был назначен Павел Латушко. Кому, как не бывшему министру культуры, понимать очень хорошо театральное искусство и куда вести театр, в том числе, в экономическом плане. Как Вы находите, как художественный руководитель, общий язык с директором?

Николай Пинигин, художественный руководитель Национального академического драматического театра им. Я. Купалы:
Ну, мы же очень давно знакомы. Ещё с тех времен, когда он приехал из Польши, как посол, и стал министром культуры. Я не могу сказать, что мы друзья, но мы очень давно знакомы.

Для меня это человек, которого я очень люблю и уважаю. Будучи послом, дважды возил нас в Париж на гастроли. Так не каждый посол делает. И находил деньги здесь – у компаний, которые с Францией связаны и так далее.

Министр культуры он был замечательный тоже. А потом – у него юридическое образование. Во-первых, какой опыт – посольство Испании, Франции, Монако, Польша и так далее. Министр, он юрист по образованию. Причём, юрист международный. Поэтому, в отличие от многих директоров, он отличный менеджер, что важно для театра. Вед, государственных денег никогда не хватает на какие-то серьёзные проекты. И вот искать негосударственную помощь, поддержку, спонсорство и так далее, он умеет.

Вадим Щеглов:
Кто №1 в театре – директор или художественный руководитель?

Николай Пинигин:
Вот это для меня не вопрос, потому что я, например, ничего не понимаю в бухгалтерии. Вообще, ничего. Я занимаюсь творческими делами.

Вадим Щеглов:
А директор вмешивается в Ваше творчество?

Николай Пинигин:
Нет, никак. Он может предложить какие-то проекты, не связанные со спектаклями, а какие-то дополнительные проекты, которые мы и делаем, в том числе, и найти финансирование под это. Я только «за». Потому что вот такой побочной деятельностью у нас занимаются отделы – международные, отделы развития и так далее. Я, в основном, занимаюсь труппой, спектаклями.

Вадим Щеглов:
Но у вас чётко поделены обязанности – он не говорит, что: «Я бы хотел видеть этого в главной роли?»

Николай Пинигин:

Никогда. Это невозможно! У нас разные профессии. Когда директор начинает руководить театром, как творческий человек, это конец театру. И таких примеров много.

Потому что каждый своим делом должен заниматься. Вот есть худруки-директора. Я бы никогда не смог этим заниматься. Я ничего не понимаю, у меня по математике двойка в школе.

Люди в материале: Николай Пинигин
Loading...


На самом верху было небо, посредине земля, а внизу ад. Тайны и история белорусской батлейки



Анастасия Макеева, корреспондент:
Вертеп, шопка, жлоб. Как только не называют батлейку. Этот народный театр кукол стал символом Рождества. Оно и понятно, сюжеты о вечном еще долго будут находить зрителя.

25 декабря у католиков большой праздник. Костел Пресвятой Девы Марии на Рождество по традиции согревает огонь из Иерусалима и сценки из Евангелия. Когда в ночь с 24 на 25 декабря на свет появился Иисус Христос, поклониться небесному царю пришли волхвы с золотом и ладаном, пастухи и животные. Дело было в Вифлееме, Батлееме, отсюда и пошло название – батлейка.

Юрий, дьякон архикафедрального костела Пресвятой Девы Марии:
Пророки писали, что в городе Давида (то есть в Вифлееме) родится спаситель мира, когда Мария и Иосиф шли на перепись населения, искали место для ночлега, все места в гостиницах были заняты, осталось место только в хлеву. В тот момент рождается Христос. Католические декорации, евангельский сюжет рождения младенца Христа берут начало от Франциска Ассизского – святой из Италии в 13 веке соорудил батлейку в гроте, целый город пришел наблюдать и молиться.  

В 16 веке католики стали показывать библейские сюжеты на белорусских землях. На Витебщине, например, был известен жлоб, от слова желоб – кормушка, в которой лежал новорожденный Иисус. Это был своеобразный театр теней, который по форме напоминал храм.

Батлейка могла состоять из одного уровня, двух и трех. В классическом варианте, на самом верху было небо, посредине земля, а внизу ад.

Полина Буканова, научный сотрудник Музея истории театральной и музыкальной культуры:
Самым папулярным спектаклем лічыцца «Цар Ірад» – гэта сцэнка-інтэрмедыя. Вядома, што Ірад быў такі жорсткі цар, які загадаў забіць Ісуса Хрыста. Вядома, што яго ніхто не пакараў за гэты кепскі ўчынак, што ён загадаў забіць усіх немаўлят, людзі праз такую ​​сцэнку вырашылі яго пакараць.  

Спустя век батлейка попадает в руки местечковых мастеров, спектакли становятся не только религиозными, но и народными. В бытовых сценках высмеивали недостатки, подшучивали над евреями и цыганами. Люди узнавали себя, соседей и смеялись до слез.

«Мужик и доктор», «Антось и коза» названия говорили сами за себя. Всего же было более 40 ролей. Батлейка всегда собирала аншлаг на Колядки. К зрителям ее везли на санях, а лучшей благодарностью за просмотр была свечка.             

Полина Буканова:
Гэтыя спектаклі суправаджаліся музыкай, заўсёды былі цымбалы, скрыпка, гармонік, дуда. На аддзелы паміж паверхамі маглі клеіць праграмкі, на іх пісалі тэксты песень, людзі маглі падпяваць батлейшчыку падчас спектакля. Гэта аналаг сучаснага караоке быў.

Мы заглянули в закулисье. В полу прорези. В былые времена его даже устилали заячьим мехом, чтобы куклы бесшумно скользили. Окна  помогают батлейщику подсматривать за зрителями, если что-то пошло не так, можно включить импровизацию.

Полина Буканова:
Кожная лялька батлеечная павінна была мець такі шпень, дзякуючы якому яна рухалася па прорэзях. Лялькі мелі такія нітачкі, дзякуючы якім наш Зорнік можа рухаць рукамі.  

Найдите время на зимних каникулах для батлейки. В столице насладиться просмотром можно в Музее истории театральной и музыкальной культуры, «Белорусской хатке» и гостиной Владислава Голубка. Культпоход каждому подарит свое волшебство.