«Планировал в 2027 году второй раз поехать»: Дмитрий Колдун о «Евровидении», новом альбоме и где копал картошку

25.06.2018 - 12:14

Гость программы «Утро. Студия хорошего настроения» на СТВ – певец, композитор – Дмитрий Колдун.

Не так давно ты отметил свой день рождения. Сколько исполнилось? С чем пришёл к этой знаковой цифре?

«Меня просто таскали по этим тусовкам, а сейчас я сам начал принимать решения»

Дмитрий Колдун, певец, композитор:
У меня было такое юбилейное число – 33. К чему я пришёл в этом возрасте? Наверное, к тому, что научился сам принимать решения – это самое главное. Я научился писать песни. За последние 10 лет мне это удалось, поэтому 33 я провёл не зря.

Какой шаг дал такой толчок, что ты оказался таким русскоязычным артистом?

Дмитрий Колдун:
Как-то происходило поступательно. Без «Фабрики звёзд» не было бы и «Евровидения», а без, например, пения в оркестре у Финберга не было бы и «Фабрики звёзд». Поэтому всё шло по нарастающей, это очень важно.

Нам кажется или ты стал менее публичным? Почему?

Дмитрий Колдун:
Я никогда не был публичным, меня просто таскали по этим тусовкам, а сейчас я сам начал принимать решения и сижу больше дома.

О «Евровидении». «Мне кажется, надо как-то легко, по фану, в костюме осьминога, может быть»

Тебя не напрягает, что твоя фамилия до сих пор ассоциируется с «Евровидением»? Вот каждый год мы выступаем, и каждый год говорят: «Нет, Колдуна не победить! Это был лучший результат».

Дмитрий Колдун:
Мне это отчасти греет душу, хотя тавтология уже несколько поднадоела. Но я надеюсь, что однажды это случится и у меня появится даже стимул, к годам к 60-ти. Но я планировал в 2027 году второй раз поехать – это было бы красиво. У меня была бы такая седина, и я исполнил бы что-нибудь, как Джордж Клуни вышел бы.  

Сейчас же модно. И Рыбак второй раз, и Билан ездил второй раз.

Дмитрий Колдун:
Ну, они все как-то серьёзно относятся к этому. Мне кажется, надо как-то легко, по фану, в костюме осьминога, может быть, выйти, открыть себя с новой стороны, чтобы было не обидно, на мой взгляд.  

Насколько активно ты присутствуешь в Интернете?

Дмитрий Колдун:
У меня есть электронная почта. У меня есть сайт.

А социальные сети ты ведёшь?

Дмитрий Колдун:
Есть у меня Instagram. На самом деле, информации не так много, которой мне хотелось поделиться, поэтому веду я сам. Я часто выкладываю и это связано не с личной жизнью, а с какими-то гастролями, с какими-то записями.

Выходят ли с тобой на связь поклонники? Какое самое необычное предложение, которое ты получал в социальных сетях?

Дмитрий Колдун:
Ну, в основном – это приглашение на день рождения, приехать куда-нибудь далеко в какой-нибудь город или приехать поесть, ну, такие, всё больше практичные предложения.

«Негоже в 33 года начинать заниматься рэпом. Надо петь какие-то патриотические песни»

Сейчас появилось такое новое направление, новую жизнь получила рэп-музыка. Ты сейчас собираешься перепрофилироваться?

Дмитрий Колдун:
Рэп – это такая молодая история, мне кажется, всё-таки, молодёжь должна этим заниматься, негоже уже в 33 года начинать заниматься рэпом. Надо петь какие-то патриотические песни, задуматься о родине, о своей национальной идее.

Что сейчас происходит в твоей творческой жизни? Поделись планами.

Дмитрий Колдун:
Я заканчиваю свой пятый сольный альбом, он будет более жизнеутверждающим, нежели остальные, потому что я устал грустить, в нём будет больше позитивных песен, может быть, больше радостных.

«Там постоянно меня заставляли картошку копать»

У тебя малая родина – это Минск. Есть место, куда хочется вернуться?

Дмитрий Колдун:
У меня два места. Когда развелись мои родители, меня отправили к бабушке. Я в Бресте прожил целый год и очень часто проводил время в Смолевичах. Там у бабушки с дедушкой дом и там постоянно меня заставляли картошку копать.

Люди в материале: Дмитрий Колдун
Loading...


«Или ты сюда приедешь жить, или мы расстаёмся». Почему Гюнешь вышла замуж за турка и как они познакомились?



Из всех чувств, которые суждено пережить человеку, первую любовь считают самой романтичной. Для кого-то она долгая и счастливая, у кого-то заканчивается душевными травмами, но все равно запоминается на всю жизнь. О том, что такое первая любовь и как долго она хранится в сердце женщины, поговорили в ток-шоу «Точки над i».  

Екатерина Забенько, ведущая ток-шоу:  
Насколько мы знаем, что несмотря на то, что вы живете в Беларуси, являетесь лицом белорусской эстрады, муж восточный мужчина?  

Гюнешь, певица:  
Да, мой супруг гражданин Турции. Познакомились мы с ним на Кипре. Так получилось, что переписывались очень долго, в интернете он меня нашел. Вы знаете, ну, мужчины пишут, все пишут. А вот как-то так получилось, что понравился, зацепил, мы переписывались. Оказывается были какие-то общие знакомые.  

Екатерина Забенько:  
Красивый мужчина, знаем, видели – эффектный.  

Гюнешь:  
Да, и так получилось, что я через какое-то время, через несколько месяцев уже надоело переписываться. Втихаря, никому не говорила – ни родителям, ни подружкам, ни друзьям – просто улетела к нему на отдых на Кипр. Мы с ним встретились, познакомились и поняли, что мы созданы друг для друга. Хотя, как он говорит, что ты как-то была холодна, а потом уже вроде растаяла. Конечно, было очень сложно, девочки. Два года мы вот так встречались – то я на Кипр, то он сюда, в Минск. Он знакомился с родителями моими.  

Елена Кругликова, ведущая ток-шоу:  
Но в результате он в Минске остался сам?  

Гюнешь:  
В результате он сделал мне предложение и сказал, что будем мы жить на Кипре, так что все бросай и уезжаем. На что я сказала: «Знаешь, что дорогой мой, или ты сюда приедешь жить, или мы расстаемся». Все, он здесь живет уже восемь лет. Ему здесь нравится, он открыл для себя нашу страну. Поэтому я счастлива. У нас сынишка родился, ему шесть лет. Поэтому пока все хорошо, и никуда не собираемся уезжать.  

Алена Родовская, ведущая ток-шоу:  
Гюнешь, вы из мира шоу-бизнеса. Неужели ваш супруг ни разу в жизни вас не заревновал и не задал вопрос, что почему ты находишься там в командировке? Репетиции, концерты. Как вы внутри семьи объяснили ему и выстраивали доверие?  

Гюнешь:  
Первый год, конечно, был для меня очень сложным. Мало того, что он восточный мужчина, вдруг он окунулся в мир шоу-бизнеса, и он в другой стране. А мы, артисты, все очень дружны. При встрече все обнимаемся, целуемся. Конечно, первое время было очень сложно моему мужу, в принципе, доказать, что это моя жизнь творческая. Сейчас, конечно, он поспокойнее, прошло уже 10 лет.  

Алена Родовская:  
А если бы он был из мира шоу-бизнеса, как бы вы себя чувствовали, Гюнешь?  

Гюнешь:  
Например, сейчас он говорит так: «Ты куда, на концерт? Я с тобой не поеду». «Почему?» «Да не хочу видеть, как там все тебя целуют». Поэтому мы так: он занимается своей профессией, я занимаюсь своей, и мы друг другу не мешаем. Это, наверное, лучше всего.  

Алена Родовская:  
Это доверие или безразличие?  

Гюнешь:  
Мне кажется, что это доверие. Я тоже ему очень доверяю. Я вообще человек-однолюб. И все-таки, я считаю, что нужно замуж выходить или жениться чуть позже. Конечно, нужно влюбляться. Даже, наверное, не один раз. Можно несколько раз влюбляться. Я верю в настоящую любовь, наверное, потому что я видела эту любовь у моих родителей. Они уже вместе 45 лет. И до сих пор я вижу, как горят глаза у моего папы, когда он смотрит на маму.  

Екатерина Забенько:  
Пример семьи, кстати, тоже, мне кажется, очень важен при построении отношений в будущем.  

Гюнешь:  
Да, для меня очень важно. Я хочу именно, чтобы у меня была такая семья, как я видела в детстве, когда папа очень любил маму. Он всегда подходил первый к маме, даже если мама виновата, все равно: «Мама прости меня», – на коленях, цветы. Я это видела все детство.  

Екатерина Забенько:  
Ну, получали удовлетворение от своих нынешних отношений тем, что муж ведет себя приблизительно так же, как ваш отец?  

Гюнешь:  
Мой муж немножко другой. Знаете как, у нас квартира: две звезды, можно так сказать. Поэтому как-то друг другу уступаем. Наверное, все-таки научилась больше уступать я, нежели он.  

Екатерина Забенько:  
Это женская мудрость. А муж уже выучил хорошо русский язык, знает, понимает?  

Гюнешь:  
Да, он говорит по-русски, конечно.  

Екатерина Забенько:  
Уже все совсем понимает по-русски?  

Гюнешь:  
Очень сложно ему.  

Екатерина Забенько:  
Тогда, пока он еще совсем не выучил русский язык, может быть, все-таки расскажете про свою первую любовь и какой она наложила отпечаток на вашу последующую жизнь? Надеюсь, он не все поймет.  

Гюнешь:  
Первая любовь, наверное, так же, как и у всех – школа. Учитывая, что я воспитывалась в строгости – я, может, открою, но это правда: когда мы заканчивали школу, естественно, все собираются на выпускной – и вдруг мой отец меня не пускает на выпускной, девочки. Я проплакала просто до утра. И до сих пор ему вспоминаю: «Папа, как тебе не стыдно?» «Нет, я сделал, конечно, ошибку, но я очень боялся, потому что то время такое было сложное. И мне очень хотелось, чтобы ты все-таки выросла другой девочкой». Я говорю: «Какой, папа, девочкой?» «Нет, ты у меня хорошая девочка, но я все-таки жалею». Вы знаете, я не видела выпускной, и я об этом жалею.  

Читайте также:  

«Я не хочу знать о твоем прошлом». Стоит ли рассказывать мужу о первой любви?  

«Я очень этого боюсь». Стоит ли лезть в телефон супруга и в чем секрет доверительных отношений?  

«Чувства мешают построить отношения». Что делать, если не получается забыть первую любовь?