Четыре новеллы о войне сняли молодые белорусские режиссёры

23.04.2019 - 13:13

Четыре истории о войне сняли молодые белорусские кинематографисты. Главным вопросом для авторов стал нравственный выбор: можно ли остаться человеком в нечеловеческих условиях?

Гости программы «Утро. Студия хорошего настроения» – режиссёр – Екатерина Тарасова и режиссёр – Дмитрий Федорович.

4 истории названы новеллами. Что является здесь обобщением, а что является реальными историями?

Екатерина Тарасова, режиссёр:
Конечно, это нереальные истории. Это придуманные, это фантазия по поводу. Я думаю, что они, возможно, даже приближенные к реальности.

Как режиссёрский взгляд формировался снимать о войне?

Дмитрий Федорович, режиссёр:
Было очень тяжело. Мы войну не знали и только из рассказов дедушек, бабушек, из книг, из каких-то фильмов и поэтому выразить какую-то свою мысль о войне было, на самом деле, тяжело. Война – это всегда смерть, и вот восприятие смерти какое-то сложилось. Я хотел больше сказать зрителю, что война – это неестественный процесс для человека и что, в принципе, войны не должно быть в современном обществе.

Как снимали? Кто актёры?

Дмитрий Федорович:
Снимали на площадке «Беларусьфильма» в Смолевичах, там большинство работ снято. У нас снимались только хорошие знаменитые белорусские актёры из белорусских театров и совершенно бесплатно.

Екатерина Тарасова:
У меня в новелле, например, снимался изумительный актер Шугалеев, он сейчас много достаточно снимается. Потрясающий совершенно молодой актёр с горящими глазами, уникальная личность, с моей точки зрения. С ним рядом работал Дмитрий Ратомский, он наш выпускник, сейчас он много работает в Москве, но он наш, белорусский актёр. Вероника Пляшкевич очень опытная актриса, рядом Олег Гарбуз.

У Димы в новелле ребята чудно поработали. Женя Казакевич, молодой наш актёр. Они все, условно, молодые. Женя потрясающе работал и по-настоящему, мне кажется, погружался. Есть в этом даже какая-то пограничная ситуация, чуть-чуть ещё и это станет безумием.

Экзистенциальная проблема всегда волновала и писателей, и философов, и режиссёров. Удалось ли что-то новое выявить в ходе работы над новеллами? Или, всё-таки, вы приходили к тем же самым выводам, которые были сделаны до вас?

Екатерина Тарасова:
Мы пришли к выводу о том, что когда война идёт, она становится обыденной. Это становится просто человеческой нормой: умирать, идти умирать, кого-то хоронить и проходить мимо смерти. Для меня это было тяжёлым открытием.

Loading...


Отражена судьба всего народа. Три белорусских фильма о войне, которые получили международное признание



Идут годы, ветераны уходят, война становится все дальше от нового поколения, но боль и память не стереть. В золотом фонде Музея истории белорусского кино отдельную главу занимает Великая Отечественная. Эти картины стали новым шагом к правде и перевернули сознание. После их просмотра вы уже не будете прежними. Каждая из историй режет без ножа.

13-летний Ванечка посреди бомбежек и пуль остается сиротой. Горе забрало все слезы и закалило характер. Он эвакуируется за Урал, устраивается на завод и подставляет свое плечо другим. Недетское мужество восхищает, за что подростка все величают Иваном Макаровичем. Героическая драма от Игоря Добролюбова взорвала Венецианский фестиваль в 70-м году и получила «Серебряную Минерву».

Игорь Авдеев, руководитель Музея истории белорусского кино:
Жюри отметило эту картину за удивительно правдивое воспроизведение атмосферы военного времени, настолько пронзительной была эта картина во всех деталях. Произошло это потому что авторы белорусского кино во главе с кинорежиссером Игорем Добролюбовым рассказывали не отвлеченную какую-то историю военного детства, а фактически свою собственную, они пережили все это сами в детском возрасте. Страх, ужас и другие эмоции, которые они тогда испытали.

Свинцовые 40-е продолжает драма «Через кладбище», в основу которой легла повесть Павла Нилина. Во время боев за Сталинград группа белорусских партизан подрывает вражеские эшелоны. За снарядами к механику Бугрееву отправляют молодого Михася с Сазон Ивановичем. Но как гром среди ясного неба на след героев нападают немцы.

В 1995 году по решению ЮНЕСКО эта картина вошла в сотню лучших фильмов о войне, и дело не только в сюжете.

Игорь Авдеев:
Авторы одними из первых рассказали о том, что происходило в душах людей, переживших шок, разочарование на начальном этапе войны, ведь предполагалось, что события будут развиваться совершенно иначе: война будет краткосрочной. Вот как люди преодолевали кладбище надежд в собственных душах и возрождались к активному сопротивлению. Впервые средствами кино эта проблема была изучена в нашей картине «Через кладбище», которая принесла в белорусское кино мощный творческий импульс.

Еще одна невероятно сильная лента – «Знак беды». Экранизация по одноименной повести Василя Быкова. В центре сюжета судьба крестьянской семьи. Степанида и Петрок живут на глухом хуторе Яхимовщина. Их сын служит в танковых войсках, дочь учится на доктора, но начинается война. Оккупанты перекрывают кислород деревне. Меж зверских издевательств всплывает прошлое героев, когда их раскулачили во время коллективизации. Но предают Родину отнюдь не «кулаки», односельчане-пролетарии превращаются в полицаев. Не выдержав оков змеиного логова, Петрок идет на открытый протест и погибает, а его жена запирается в хате и поджигает ее. Гран-при ВВС за лучший неанглоязычный фильм 1987 года.

Игорь Авдеев:
В этой судьбе отражена судьба всего белорусского народа это обобщенные образы, поэтому основная нагрузка лежала на исполнителях главных ролей это Геннадий Гарбук и Нина Русланова.

Здесь они явили все свое актерское мастерство, чтобы представить на экране яркие национальные характеры белорусов в переломный момент истории.