Бутылочки вместо игрушек и фруктовый сад с читальней. Как жили в предместье Добрые Мысли

04.04.2019 - 15:07

Зофья Ковалевская в своей книге «Образки минские» писала, что на одной из дорог города возвышается огромная тюрьма,  как средневековый замок, а за ней простирается лес Добрые Мысли. Дело было в середине XIX века.

В сюжете программы «Минск и минчане» рассказываем историю происхождения  одноимённого предместья, через которое прошла железная дорога.

По одной из версий, необычное название с переводом на польский звучало, как «Хорошая охота». Правда это всё же вызывает сомнения: город был не так уж и далеко.

Вадим Зеленков, кандидат физико-математических наук, краевед:
Гораздо более реально происхождение названия от старого славянского имени Добромысл. На самом деле деревни с таким названием есть и в других регионах Беларуси. Добрые Мысли – предместье, пригород. Начиналось оно от линии Либаво-Роменской железной дороги, шло между Московской улицей и Брестской железной дорогой. В него включают и улицу Чкалова – Койдановский тракт, и территорию аэропорта «Минск-1». Это предместье простиралось достаточно далеко по направлению к Слуцку и Бресту.

Сейчас 41-ая гимназия – гордость Минска. Названа она в честь своего же учителя математики Валентина Серебряного. Здание появилось после войны. А до революции примерно на этом месте находилась женская тюрьма, которая вошла в историю фантастическим побегом двух эсерок. Одна из них была знаменитая террористка Екатерина Измайлович, а устроить побег помог не менее известный Иван Пулихов.

Вадим Зеленков:
Подъехало трое саней к зданию тюрьмы, жандарм открыл дверь, кто-то из мужчин в него выстрелил, женщины выбежали навстречу и умудрились вскочить в сани, сани разъехались в разные стороны. Вот так был совершен этот побег из, казалось, неприступного здания.

Александр Валендо:
Когда я переходил в 5-й класс, уже открылась 41-я школа. Там горка – на чем попало с неё ехали и выезжали прямо на Московскую. И до сих пор там такая возвышенность, ДОСААФ теперь построили.

Хулиганским это место осталось и для Светланы Урецкой. По ночам она возвращалась со свидания в родной Белполк на цыпочках. Улица Фабрициуса тогда утопала в частном секторе, плохо освещалась и славилась местным криминалом.

Светлана Урецкая, физик, патентовед:
Были какие-то все время бандиты, были драки. А так, днём была тихая. Фабрициуса улица никогда не была центральной, соединяла город с рынком Суражским: мясо, были овощи, фрукты, плели корзины красивые, бочки, калоши. Милый небольшой рынок был.

Добрые Мысли были не только жилым, но и производственным предместьем. Здесь находился машиностроительный завод Майзеля и Шлапакова, который выпускал различные техно-новинки. На шаг впереди был и кирпичный завод Каплана. А в 1928 году в этом районе заработала молочная фабрика.

Сегодня о вкусной истории напоминает лишь одноименный переулок, а на месте Первого Молочного завода вырос банк.

Светлана Урецкая:
Молочный завод: сзади продавали мороженое, ещё тогда, как в бидоны накладывали, в стаканчики, очень вкусное было, свежее.

Но главной промышленной артерией стали стеклозаводы. После работы профи отправлялись в местный фруктовый сад с читальней и спортивной площадкой.

Вадим Зеленков:
Завод Мазэ располагался по адресу Григорьевская, 8. Сегодня это Фабрициуса, 8. Второй – завод Робинзона, после – завод Ботвинника. Они производили разнообразную стеклянную посуду. Мне довелось познакомиться с воспоминаниями одной прекрасной женщины, детство которой прошло в этих краях. Она рассказывала, как после войны игрушек не было. Они собирали на месте этих стеклозаводов бутылочки разной формы, размера, и эти бутылочки заменяли игрушки.

Просыпались все дети в школу вместе с Пенициллиновым заводом (ныне – «Белмедпрепараты»). Ревущая сирена для рабочих была вместо будильника для местных. А все девочки собирали коллекцию из разноцветных баночек от лекарств!

В Добрых Мыслях была ещё одна замечательная улица – Проводная. Жизнь в этом частном секторе бурлила. Но это уже совершенно другая история, к которой мы обязательно вернёмся!

Loading...


Камни ушли под землю. Музей валунов в Минске восстановят



В музее валунов начали восстанавливать дорожки и лестницы, сообщили в программе «Большой город».

Это первые глобальные работы с момента появления парка.

Здесь свыше 2,5 тысяч камней. С высоты птичьего полёта получается копия карты Беларуси.

С годами картина стала устаревать: камни на тропинках, которые обозначали реки, ушли под землю. Сейчас их достают и восстанавливают по изначальному проекту.