Почему квартал у Первомайской называют Абиссинией и зачем туда бегает в халате по ночам художница Зоя Луцевич?

21.11.2018 - 16:16

Каждую весну белорусская художница Зоя Луцевич пишет картины под соловьиные трели в самом центре Минска. За окном её мастерской на Первомайской, 24 открывается, кажется, самый атмосферный вид на парк Горького. Именно таким, туманным и загадочным, она помнит его в детстве. За вуалью – карусели и колесо обозрения.

Для художника Зои Луцевич квартал около улицы Первомайской всегда будет Абиссинией.

Зоя Луцевич, член Белорусского союза художников и дизайнеров:
Здесь жили цыгане. Я всегда думала, почему Абиссиния? И потом поняла: хотели назвать, наверное, Бессарабия, но перепутали! Это очень удобно – жить напротив мастерской. Ты можешь прямо в халате ночью добежать до мастерской, что-то доделать и вернуться обратно.

Также на Первомайской живет и работает один из самых крутейших наших художников и дизайнеров Владимир Цеслер. Его мастерская – был центром сосредоточия белорусской богемы.

У меня не было друзей здесь среди детей. И одна ходила гулять в парк. Представляла себя, как такая грустная, всеми заброшенная девочка, что я Красная Шапочка. То есть я придумывала себе всякие трагические истории. Когда мне было 5 лет, моя мама водила меня заниматься фигурным катанием. Ничего не добились, бросили, потому что ходить нужно было к 6 утра. И это казалось безумием, потому что художники поздно ложатся спать.

Любовь к прекрасному передалась женщине по наследству. Первым в семье обратился к искусству дедушка Сергей Петрович Катков. Гениальный и невероятно скромный. В Доме пионеров он вёл кружок по рисованию и воспитал целую плеяду талантливых живописцев.

Ученики вспоминают: он не ходил, а буквально летал, светился какой-то невероятной энергией.

Зоя Луцевич:
После роддома меня принесли сюда, для меня запах краски – он такой родной. После деда в эту мастерскую переселились мои мамы. У меня две мамы: Светлана Каткова и Зоя Литвинова, крёстная мама.

В этом доме работали такие замечательные художники, как Цвирко. Он коллекционировал древнюю деревянную скульптуру, иконы. У него был настил, второй этаж, куда я с радостью заползала и проводила там некоторое время.

Впитав в себя творческий космос окружающих, Зоя стала делиться своей философией на языке постмодернизма. Сегодня о талантливой минчанке знают по всему миру. А она обожает писать о вечном в родном квартале.

Зоя Луцевич:
У меня мансарда, но как будто бы на подводной лодке. Я опускаю перископ только вверх. И у меня даже проекты такие: «Давай улетим», «Левитация», потому что у меня есть ощущение, что я парю над этим городом.

Мне очень нравится город сверху. Если ты постоянно меняешь стили, чтобы кому-то угодить, ты перестаёшь быть творцом.

В шедевр Зоя Луцевич превратила и свою квартиру, где обожает принимать гостей со своей любимой Люсей. Бездомную собаку однажды принесли друзья. Художница много путешествует, кажется, об этом говорит каждая деталь в интерьере. Любовь к Востоку – первое, что с порога бросается в глаза.

Зоя Луцевич:
Я такой человек-космополит и человек мира: люблю Турцию, Японию, Китай.

Такое есть чувство, что я родилась и побывала во всех этих странах. Папа говорил, что у нас в родне, в крови были китайцы.

Охотно верю, раз у меня такая фантазия и такое стремление к Востоку. Художники – люди небогатые, но у них есть фантазия. Мы можем из совершенно бросовых материалов действительно создавать искусство.

Не надо ничего бояться. А нужно самому себе представлять, что ты хочешь. Советоваться, но не идти на поводу у чужих идей.

Люди в материале: Зоя Луцевич
Loading...


Рисунки на камнях карандашом из бараньего жира. Как делают литографии



Литографическая мастерская находится в центре Минска. Показываем в программе  «Минск и минчане», как мастера кисти сохраняют и старинные станки, и секреты технологии печатного дела. Своя история здесь у каждой детали.

Светлана Петушкова, куратор Белорусского Дома Графики, мастер-печатник:
В этой мастерской работали классики белорусской графики. Такие, как Кашкуревич, Поплавский, Басалыга. Мы продолжаем традиции, мы сохраняем историю.

Камни известняка расставлены в мастерской, словно книги в библиотеке. На них художники и наносят рисунки для будущей литографии.

На этом, например, сохранилась этикетка советской ликерной фабрики. Современные мастера работают карандашом, мелками и тушью. Процесс кропотливый, долгий и лучше не ошибаться. Неверный штрих резинкой не сотрешь – придется убирать при помощи гравировки специальной иглой.

Фестиваль Art is как эксперимент в белорусском искусстве. Техники создания картин показали в Минске

Екатерина Краева, художник:
Рисую карандашом, который создается в литографской мастерской на основе бараньего жира. Возможностей масса. Можно заливать мягкими переходами плавными, можно задавать четкие линии, комбинировать с типографской тушью.

Художницу Анну Редько этот вид искусства привлекает возможностью прикоснуться к древним камням. Девушка создает серию работ к «Алисе в стране чудес».

Анна Редько, художник-иллюстратор:
Я делаю двенадцать иллюстраций к каждой главе произведения. Сейчас готовы пять работ. Одна зависла в Питере, я ее нарисовала, но еще не успела отпечатать. Одна из последних работ – такая Алиса к четвертой главе «Билль вылетает в трубу».

Технологию литографии в конце XIX века изобрел актер и литератор из Богемии Алоиз Зенефельдер. Камень с рисунком смачивается водой, с помощью валика наносится краска. Затем посредством специального пресса рисунок с камня переносится на бумагу. Если мастер имеет дело с многоцветной литографией, то каждый раз используется новый камень.

Светлана Петушкова:
За один раз мы можем напечатать только один цвет. Здесь мы видим работу, выполненную в четыре цвета: черный, синий, оранжевый и желтая плашка. Для каждого нового цвета мы готовим камень заново. Сначала рисуем черный – печатаем. Потом мы шлифуем камень и рисуем следующий цвет – печатаем. И так каждый раз.

Здесь есть работа, которая у нас в процессе: черный цвет уже напечатан, но она будет многоцветная в четыре цвета. И вот второй цвет уже изображен на камне, пока мы его еще не перенесли.

Выставка пяти времён. Пять войн в фотографиях и литографиях можно увидеть в музее Якуба Коласа в Минске

Тот же самый лист бумаги нужно будет опять помещать под пресс. Сделать это необходимо очень точно, чтобы литографский оттиск был нужного качества. Александрина Вишневски печатает сегодня свою первую работу в технике литография.

Александрина Вишневски, художник:
Я люблю изображать что-то мифологическое и даже религиозное. Эта работа близка людям, которые задумываются над тем, что делают и что их ждет в будущем. Художникам, в принципе. Интересно попробовать старые техники, которыми пользовались в прошлом, потому что мы вдохновляемся их работами и хотим досконально узнать, как это все происходило.

Старинную технологию активно используют и в новом тысячелетии. К слову, Белорусский дом графики – единственное место в стране, где художники могут окунуться в мир литографии: узнать секреты технологий высокой печати и оставить свой след на камнях.

Светлана Петушкова не только создает образные сюжеты, но и вдыхает в них жизнь: управляется с каменными холстами и старинным печатным станком на раз-два.

Сегодня наиболее востребована техника создания графики офорт. В этом случае гравюра исполняется на металлической пластинке. На подготовленный лист цинка, меди или латуни художник наносит будущий шедевр. После ее погружают в кислотную среду, несколько минут – и клише готово.

Виктор Савченко, художник-график:
Офорт – техника достаточно древняя. В 17 веке в Голландии была придумана. На медных пластинах гравировали, потом специальными иголками рисовали и травили. Не все могли купить картины, это было очень дорогое удовольствие. А гравюру могли позволить себе.

Акватинта, сухая игла, травленый штрих – эти техники офорта позволяют изобразить богатые тональные и фактурные эффекты. Бумага должна быть влажной.

Виктор Савченко:
Процесс здесь нельзя прерывать, потому что бумага высыхает, краски высыхают. Это все нужно делать в определенном ритме, нельзя останавливаться.

На специальном станке под давлением за несколько секунд на бумаге появляется готовая картина. В свое время в этой технике творили Рембрандт, Дали и Пикассо.

А белорусские художники подтвердили: литография – искусство, которое не подчиняется законам времени.