Почему квартал у Первомайской называют Абиссинией и зачем туда бегает в халате по ночам художница Зоя Луцевич?

21.11.2018 - 16:16

Каждую весну белорусская художница Зоя Луцевич пишет картины под соловьиные трели в самом центре Минска. За окном её мастерской на Первомайской, 24 открывается, кажется, самый атмосферный вид на парк Горького. Именно таким, туманным и загадочным, она помнит его в детстве. За вуалью – карусели и колесо обозрения.

Для художника Зои Луцевич квартал около улицы Первомайской всегда будет Абиссинией.

Зоя Луцевич, член Белорусского союза художников и дизайнеров:
Здесь жили цыгане. Я всегда думала, почему Абиссиния? И потом поняла: хотели назвать, наверное, Бессарабия, но перепутали! Это очень удобно – жить напротив мастерской. Ты можешь прямо в халате ночью добежать до мастерской, что-то доделать и вернуться обратно.

Также на Первомайской живет и работает один из самых крутейших наших художников и дизайнеров Владимир Цеслер. Его мастерская – был центром сосредоточия белорусской богемы.

У меня не было друзей здесь среди детей. И одна ходила гулять в парк. Представляла себя, как такая грустная, всеми заброшенная девочка, что я Красная Шапочка. То есть я придумывала себе всякие трагические истории. Когда мне было 5 лет, моя мама водила меня заниматься фигурным катанием. Ничего не добились, бросили, потому что ходить нужно было к 6 утра. И это казалось безумием, потому что художники поздно ложатся спать.

Любовь к прекрасному передалась женщине по наследству. Первым в семье обратился к искусству дедушка Сергей Петрович Катков. Гениальный и невероятно скромный. В Доме пионеров он вёл кружок по рисованию и воспитал целую плеяду талантливых живописцев.

Ученики вспоминают: он не ходил, а буквально летал, светился какой-то невероятной энергией.

Зоя Луцевич:
После роддома меня принесли сюда, для меня запах краски – он такой родной. После деда в эту мастерскую переселились мои мамы. У меня две мамы: Светлана Каткова и Зоя Литвинова, крёстная мама.

В этом доме работали такие замечательные художники, как Цвирко. Он коллекционировал древнюю деревянную скульптуру, иконы. У него был настил, второй этаж, куда я с радостью заползала и проводила там некоторое время.

Впитав в себя творческий космос окружающих, Зоя стала делиться своей философией на языке постмодернизма. Сегодня о талантливой минчанке знают по всему миру. А она обожает писать о вечном в родном квартале.

Зоя Луцевич:
У меня мансарда, но как будто бы на подводной лодке. Я опускаю перископ только вверх. И у меня даже проекты такие: «Давай улетим», «Левитация», потому что у меня есть ощущение, что я парю над этим городом.

Мне очень нравится город сверху. Если ты постоянно меняешь стили, чтобы кому-то угодить, ты перестаёшь быть творцом.

В шедевр Зоя Луцевич превратила и свою квартиру, где обожает принимать гостей со своей любимой Люсей. Бездомную собаку однажды принесли друзья. Художница много путешествует, кажется, об этом говорит каждая деталь в интерьере. Любовь к Востоку – первое, что с порога бросается в глаза.

Зоя Луцевич:
Я такой человек-космополит и человек мира: люблю Турцию, Японию, Китай.

Такое есть чувство, что я родилась и побывала во всех этих странах. Папа говорил, что у нас в родне, в крови были китайцы.

Охотно верю, раз у меня такая фантазия и такое стремление к Востоку. Художники – люди небогатые, но у них есть фантазия. Мы можем из совершенно бросовых материалов действительно создавать искусство.

Не надо ничего бояться. А нужно самому себе представлять, что ты хочешь. Советоваться, но не идти на поводу у чужих идей.

Люди в материале: Зоя Луцевич
Loading...


«Ночной город, но он светится солнцем»: осенний Минск на полотнах художников



Побеседовали с художниками Минска в программе «Минск и минчане».

На ее полотнах – умытый дождем проспект, одинокие мансарды и зажжённая фонарями Свислочь. Город уютный, меланхоличный, таинственный.

Мистический реализм Ольге Шкарубо передался по наследству. Детство проводила на пленэрах с отцом, прислушивалась к природе и училась чувствовать прекрасное.

Ольга Шкарубо, художник:
Это как небо – пишешь, и оно никогда не бывает одинаковым. Можно жить в Минске, смотреть в окно, ходить по одной и той же улице, но она никогда не бывает одинаковой. Я люблю сложные цвета, когда цвет открытый, он не похож на жизнь – он похож на краску из тюбика. Когда наступает осень, я вижу там янтарь.

Осень глубже, чем пора года, – это характер. То же можно сказать и про Маргариту Манис. В ее галерее больше всего рыжего Минска. На городских портретах ускользают в бликах фигуры, шелестят листья и выглядывают из-под вуали вечерние улочки... Просто город с полотен импрессионистов!

Маргарита Манис, художник:
Осень, и начинается дождь, для меня это повод – выйти и прогуляться под зонтиком, и Минск превращается в декорации спектакля удивительного. Он то романтический, то загадочный, деловой, напряженный. Поэтому в разных ситуациях он раскрывается всеми своими гранями.

Маргарита Манис любит воспарить над Минском, а Ольга Шкарубо – заглянуть в вечерние окна. Художники открывают нам знакомый город с новых ракурсов. В центре внимания – не только сердце столицы. У спальных районов – особенная, домашняя атмосфера. Родной Юго-Запад для Ольги навсегда останется с ароматом яблоневого сада...

Ольга Шкарубо:
Мне очень нравится Лошицкий парк, там безумно красивая природа, безумно красивый вид на реку. Очень нравится Цнянка – я очень много работ там написала. Большая работа «Аллея с листьями». Люди говорят: «Вот! Это же прямо возле моего дома!».

Маргарита Манис:
Некоторые говорят: «У Вас ночной город, но он светится солнцем». Я рада, потому что мне бы хотелось, чтобы мои работы передавали позитив. Снимали с дрона – как раз в этот момент Игры проходили. Поэтому не удержалась чтобы не написать эту работу. А тем более, такой закат!

На картинах минчанок город растет и преображается. Контраст старины и модерна добавляет будням динамики. Вдохновение находят не только в столице, но и в природе Синеокой, полотнах Климта и Уайта. И, каждый раз, разливая краски на полотна и превращая их в космические пейзажи, думают о вечном...

Маргарита Манис:
Новые задумки как раз связаны с новым городом: где-то индустриальный, с новостройками. Мне очень нравится, когда на подъезде к Минску транспорт железнодорожный, например, прибывает в Минск. И начинает он издалека виднеться, и едет он домой. И настолько это красиво, очаровательно это видеть!

Ольга Шкарубо:
Ничто другое меня не стимулирует в творчестве так, как удачная работа других художников. Как выделиться, обратить на себя внимание? Нужно постараться увидеть в себе ребенка, который восхищался миром, но наложить то, что ты уже знаешь и умеешь.

К слову, наши героини помогают стать ближе к искусству и с удовольствием учат рисовать. Все получится. Главное – любить свой город!