Почему промышленным группам выгодна слабая власть? Рассказал Андрей Лазуткин

23.10.2021 - 21:21

Новости Беларуси. Попытки раскачать Беларусь продолжаются. Мировой финансовый капитал жаждет устранить конкурента в лице нашей страны. Для этого у нас пытаются вырастить новый паразитический класс, готовый продать собственную страну.

Григорий Азаренок и Андрей Лазуткин продолжат тему в студии программы «Тайные пружины политики 2.0».

Григорий Азаренок, СТВ:
У нас в гостях политолог Андрей Лазуткин. В советское время было такое определение «компрадорская буржуазия». И все-таки 2020 год сказал нам, что оно в какой-то степени актуально.

Допустим, вы сотрудник иностранной разведки и собираете информацию об экономической обстановке. Вам надо пойти в банки

Андрей Лазуткин, политолог:
Давайте не будем так общо про все рассказывать. Поставим некоторые практические задачи. Допустим, вы сотрудник иностранной разведки, ваша задача – собирать в стране конкретную информацию о состоянии дел на предприятиях и в целом об экономической обстановке. Куда вы пойдете узнавать эти сведения? Вам надо пойти в банки. Что такое банк? Это организация, которая работает со всеми крупными предприятиями, и она получает от них абсолютно легально всю полную коммерческую информацию: какие у них заказы, как они планируют работать в ближайшее время, какая там оборотка, сколько людей, что они планируют делать на год, два, три вперед. У нас банков не так и много. Всего их примерно 20 в стране, из них 10 – это крупные, которые могут кредитовать наши флагманы машиностроения и другие.

Григорий Азаренок:
Мы помним, что ледоколом этого капитализма в 2020 году был «Белгазпромбанк» во главе с товарищем Бабарико, который сейчас осужден и отбывает наказание.

Андрей Лазуткин:
Более того, через банк вы можете провести смотр, оценку активов, которые есть в стране. Давайте вспомним, как год назад начиналось это забастовочное движение. Вышли как раз те предприятия, где ситуация была отличная – тот же МЗКТ. То есть вы, имея некий план работы всей этой экономики, координируете свои действия – что делать в первую очередь, а что во вторую. Безусловно, если у вас 10 таких банков, то имея своего человека в каждом из этих банков, вы получите просто великолепную картину. Плюс это работа по оценке вкладов, настроения населения, пойдет ли оно забирать деньги из банков, не пойдет. Это все дает максимально приближенную к реальности картину социально-экономического положения в стране.

Григорий Азаренок:
Мы помним, что Зиновьев дал определение перестройки – это бунт партии против партмаксимума. То есть они хотели перевести свою политическую власть в собственность. А здесь собственность захотела власти. Имело место такое?

Они прекрасно помнят, как было, когда государство практически лежало. Пришел Лукашенко, и наступил полный контроль

Андрей Лазуткин:
Они прекрасно помнят, как это все было, когда государство практически лежало, ничего не регулировалось, и они получали сверхприбыль.

Григорий Азаренок:
И рулили властью. Они могли покупать депутатов, ставить министров.

Андрей Лазуткин:
Безусловно. Тот Верховный Совет, который был, они сами активно бежали продаваться крупным промышленным группам. Тогда появились первые партии белорусские, можно их так назвать. Но потом это все закончилось. А почему закончилось? Потому что пришел Лукашенко и наступил полный контроль. Это все не за год происходило и не за два. По итогу все предприятия были в единых правилах игры, и этот бизнес прекрасно помнит, как было и как стало. И как только забрезжила какая-то возможность поменять эти правила игры – привести новый парламент, написать новые законы, в том числе о приватизации...

Григорий Азаренок:
Не зря они продвигали идею Конституции 1994 года. Тогда у них была вольница.

Андрей Лазуткин:
Им даже неважно, как конкретно эта Конституция будет действовать. Пускай будут противоречия между Конституционным судом, как это было, парламентом, Президентом. Какая разница? Вы получаете недееспособную власть, и в этой мутной, грязной воде можно ловить рыбу и делить активы.

Григорий Азаренок:
При этом в нашей стране созданы чудесные условия для бизнеса. Были подписаны декреты, малый бизнес принимали во всех исполкомах, они платили налоги, очень этим гордились. Что изменилось? Почему некоторые оборзели?

Почему американцы брали в президенты людей не семи пядей во лбу? Потому что это очень удобные люди

Андрей Лазуткин:
Любая социальная революция должна иметь некую социальную базу, то есть кого вы все-таки выводите. Одно дело – это читатели Telegram-каналов. Завтра они будут что-то другое читать, и вы их не соберете. Нужно, чтобы люди хотя бы по профессиональному признаку были объединены. Давайте подумаем, как это происходило в 1990-е годы. Тогда совершенно четко против Президента выступал крупный капитал. Он финансировал оппозицию и в принципе был связан с иностранным экспортом, были разные схемы импорта.

Была такая известная фирма «Пуше», например. Мы не будем подробно рассказывать, как это все происходило. Но Бабарико к ней имел определенное отношение, потом на основе этих активов создавался впоследствии «Белгазпромбанк», замечательный российский банк. Все эти схемы с крупным капиталом многолетние. То, что начиналось в 1990-е годы, они ничего не забыли и не простили. Да, пока у нас одно государство, это одни правила игры – они будут вам целовать руку, платить налоги и говорить, что все отлично. Но как только забрезжит шанс все переделить, поставить под контроль ту власть, которую вы приведете завтра, она не будет самостоятельной.

Андрей Лазуткин:
Почему американцы брали людей не семи пядей во лбу, которые слабы, которые, как та же Тихановская, ей могут управлять два эсэсовца и овчарка, могут справиться с управлением такой команды, как собрал Вячорка? Потому что это очень удобные люди, и они просто будут выполнять ту разнарядку, которую им дадут. А если вы банк, например, или какой-то конгломерат этого крупного капитала, то у вас будет одна установка, значит нам необходимо получить приемлемые условия для работы нашего банка, чтобы мы получали прибыль. Если, допустим, мы посмотрим на братскую Украину, там всегда четко делилось: Запад – это финансовый капитал, связан с импортом, Восток – промышленный. В итоге какая победила партия? Партия Западной Украины. Это банковская партия, это люди, чьи интересы с промышленностью всегда были противоположными. Что с промышленностью стало восточной? Она сейчас уничтожена военными методами, а Запад себя прекрасно чувствует. Им выгоден тот курс гривны, который есть, и та система, которая сложилась. Более того, там еще отжали все бывшие российские банки, которые находились в собственности россиян, но потом им просто запретили транзакции с Россией. То есть для банка это смерть. Их постепенно просто перепродали украинскому собственнику.

Григорий Азаренок:
Мы видели реакцию Президента на Всебелорусском народном собрании. Он рассказал много историй про частные медцентры, где детей ябацек лечить не хотели и делали им липовые справки. Мы помним эти истории про кафешки, которые мы сегодня вспоминали, ивент-агентства, которые просто проплачивали артистов специально. Не прошли они.

«Задача оппозиции – выстроить некое параллельное общество, которое бы никак от государства не зависело»

Андрей Лазуткин:
Их задача сейчас – выстроить некое параллельное общество, которое бы никак от государства не зависело. Для этого надо свести всех этих людей, которых вы перечисляли, в основном это частный сектор, в закрытую самозанятую систему.

Григорий Азаренок:
Они очень этим гордились – эти горизонтальные связи.

Андрей Лазуткин:
Вы как оппозиционный наниматель нанимаете активистов, они у вас получают зарплату и никак от государства не зависят. Задача – сократить социальную базу власти и расширить социальную базу оппозиции. Вчера вы работали на заводе, завтра вы должны продавать пирожки, а послезавтра вас возьмут на работу правильные хозяева правильного кафе. Условно говоря, это тот план экономических реформ, который нам всегда предлагали последние лет 10. Далее у вас получается некая новая Беларусь. По сути, это такая маленькая Западная Украина. Вы никак не зависите от остального Востока, у вас свои экономические интересы, и если все остальное начнет гореть, разваливаться, начнут бомбить, вас это никак не затронет. Порваны кооперационные связи между разными государственными структурами, и это вас просто никак не интересует. Но кроме ваших объективных потребностей получать зарплату есть еще пропаганда. Вам объяснят: посмотрите, это же новая Беларусь, а эти страшные, грязные советские заводы, там какая-то оборонная промышленность. Зачем это все нужно? Давайте все сделаем красиво, проведем красивый форум. А то, что вы непонятно где будете работать в итоге и даже в таком качестве не будете нужны потом, после победы. Скажут: у вас лишние люди в этой стране, просто нет рабочих мест. Есть Польша – пожалуйста, вы как новые белорусы валите туда, там работайте. Польские друзья скажут: да, конечно, мы вас возьмем к себе.

Григорий Азаренок:
Они что, не понимают, что те боевики, которые дрались с омоном на улицах, потом бы пришли и сказали: эй, вы, из кафешек, это мы тут революцию делали, давайте сюда свои кафешки?

«Когда люди со дна жизни приходят к управлению, потом отрываются на всех остальных, которые всю жизнь их обижали»

Андрей Лазуткин:
Давайте возьмем нашего друга Зеленского, например. Он пришел как раз без поддержки боевиков. За него голосовало население востока Украины, русскоговорящие, в том числе евреи, которые нацизм не поддерживают. В конечном счете те же самые автоматчики навязали свою волю и ему. И сегодня он, по сути, выполняет их команды.

Видели, как тормознули Воскресенского на границе? Его пригласил офис президента Зеленского,а СБУшники сказали: нет, друг, ты сюда не поедешь (подробности здесь).

Это говорит не только о том, что автоматчики там всем заправляют. Это говорит еще о том, что они выполняют внешние команды. Это не такое самостоятельное бандитское гнездо – они еще слушают американских хозяев, которые держат под контролем весь силовой блок. И те, кто бил вчера стекла в ларьках и поджигал какие-то объекты – как они себя видят дальше? Конечно, они пойдут в какие-то силовые структуры потом, после победы этой цветной революции. А дальше им объяснят: пацаны, если вы хотите работать в нашем новом МВД, нацполиции, то надо работать с разными нацистскими группировками и подавлять всю лукашенковскую оппозицию жесткими методами: расстрелами, сажать их, давить. И то, что делали у нас год назад, покажется просто сказкой. Украина все это прошла. Когда люди со дна жизни, из этой грязи приходят к управлению, потом отрываются на всех остальных, которые всю жизнь их обижали. Представьте себе бывшего зэка, который получает полномочия замминистра МВД. Что он сделает? Конечно, он устроит такой беспредел, которого страна не видела с 1990-х годов.

Андрей Лазуткин:
Бизнес всегда считает свои убытки и прибыли. Если бизнес сохраняет здесь определенную модель работы, ничего не хочет менять и получать дальше эти деньги, то, пожалуйста, он будет здесь работать. Если этот бизнес решает, что он стоит выше, чем власть, может каким-то образом что-то профинансировать, а потом получить с этого прибыль, то есть залезть в эту политику, такой бизнес получит по голове.

Loading...


Лазуткин о давлении Запада на Беларусь: «Второго Ирака здесь не будет, но будет что-то типа Болгарии или Румынии с ракетами»



Новости Беларуси. Есть мнение, что лица, которые транзитом прибывают в Беларусь – это не беженцы, а экономические мигранты. Что никакой войны в их странах нет, и они просто используют самый дешевый, а потому наиболее опасный коридор нелегального трафика, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Так это или нет, и от чего на самом деле бегут эти люди – в материале Андрея Лазуткина.  

Андрей Лазуткин, политолог:  
Наверно, со школы вы помните, как европейцы увозили из Африки негров и продавали их в США. Но тут есть нюанс. Когда вы это читали, наверно думали, что англичане и французы сами бегали по прериям и ловили негров. Но ничего подобного. Белые люди организовали все так, что одни негры ловили других, и получали за это деньги от белых.  

Создавалась некая прибрежная структура, например, из какого-то одного племени, которая ловила представителей других племен в глубине материка и продавала их белым. В работорговле была целая цепочка посредников, которые выполняли за белых всю грязную работу.  

То есть надо правильно организовать местное население, и тогда территорией можно управлять не военной силой, как немцы у нас в оккупацию, это дорого и опасно, а через контроль местной верхушки, которая сама вам все сделает.  

Только сегодня вместо рабов можно продавать, например, нефть.  

Джордж Буш, президент США:  
Сегодня многие иракцы слушают перевод моей речи в радиоэфире. И у меня есть что вам сказать. Тиран скоро уйдет. День вашего освобождения близок.  

Что такое современный освобожденный Ирак? Это уже не страна с одним центром управления, диктатура, как было при Саддаме. Нет. Американцы поделили Ирак между разными группировками, которые самостоятельно добывают нефть и потом продают ее за бесценок американцам. А те уже продают ее по рыночной цене.  

Каждая нефтяная группировка формирует вокруг себя клан. По сути, это те же родоплеменные структуры одной веры и национальности. Если вы чужой, к кормушке вас не пустят.  

Андрей Лазуткин:  
И чтобы все это выглядело красиво, в Ираке создан многопартийный парламент. Потому что ради чего воевали? Понятно, что ради демократии. И вот в парламенте сидят представители разных этнических группировок. И это называется демократией, хотя по сути это схема управления организованной преступностью. Когда все прибыльные куски бизнеса поделены, на них сидят смотрящие, и есть общая американская крыша, которая убивает несогласных.  

А вспомните, чем занимался ИГИЛ. Они пытались построить халифат, то есть собрать из разных кусков централизованное государство. Халиф – это наместник бога на земле, то есть единоличный правитель, который бы руководил всеми местными бандами вместо американцев. Что тут лучше, а что хуже, это большой вопрос.  

Андрей Лазуткин:  
И в Ираке все еще действуют группы ИГИЛ. Вот свежее видео, сельская местность после нападения их отряда, убито 13 курдов. И поскольку район контролируют силы самообороны, оттуда хотя бы можно получить видео. А что в других районах Ирака и какие там ежедневные потери, никто даже не знает. Американцы работали с ИГИЛом по той же схеме, как они работали с душманами во время Афганской войны. Их вооружали, обучали и думали, что смогут контролировать, например, бросить против Сирии. Но получилась просто неуправляемая резня.  

А самое плохое, что даже победа в этой резне не гарантирует вам нормальной жизни. Например, в Сирии, где Асад остался у власти, нанесен ущерб на триллионы долларов. Когда все это будет восстановлено – непонятно. Есть свежие кадры из города Хомс, который был под контролем ИГИЛ. То есть у людей нет жилья, нет работы. Если они хотят работать, им все равно надо уезжать, хотя боев вроде бы и нет.  

А когда ИГИЛ был уничтожен русскими, общество опять распалось на родоплеменные группировки со своими смотрящими. И никакого мира в Ираке, в отличие от Сирии, до сих пор нет, потому нет центра, нет контроля границы, а теперь уже нет и вооруженной силы, которая могла бы всех подчинить, как раньше.  

Вы скажете, ну когда там было это вторжение в Ирак. Все уже должно было наладиться. Но при такой схеме управления ничего не возможно наладить.  

Андрей Лазуткин:  
А после войны с ИГИЛ ослабла и власть американцев. А ведь там уже выросло целое поколение прозападных иракцев, которые активно сотрудничали с американцами. И понятно, что при любом раскладе их начнут резать первыми. Полицаев и пособников никто не любит.  

Поэтому те люди, которые сидят на нашей западной границе (а Президент назвал их умными, образованными) – да, они получили образование и заработали деньги при американских хозяевах. Это не исламисты, не радикалы, это как раз наиболее прозападная часть их общества.  

Многие обратили внимание, что у них дорогие телефоны. Наверно вы думаете, они их заработали на продаже нефти? Ничего подобного. Просто эмиграция с Ближнего Востока идет уже почти 40 лет. И у многих на Западе есть большие семьи, которые высылают им деньги в Ирак, Афганистан, Сирию. Именно к ним, на Запад, они и едут. А помогают им доехать точно такие же иракцы и афганцы, которые занимаются незаконным трафиком людей.  

Андрей Лазуткин:  
Откуда они бегут? Вот типичный быт афганской семьи. Смотрите, как они замечательно жили при американцах, сразу видно, что все завалено дорогими телефонами. Причем хозяин – человек не самый бедный, владелец автомастерской. Одной руки у него нет, а второй он ведет хозяйство. Он рассказывает, что в результате американского удара по мечети были убиты четверо. Девять человек, включая него, получили тяжелые ранения. Кого он должен поддерживать? Американцев? Или талибов?  

И к чему мы все это рассказываем. Запад их называет мигрантами. Мигрант означает, что человек просто взял и поехал, ему так захотелось. Чего мы будем его пускать, мы его обольем из водомета. А беженец – это человек, который бежит из зоны конфликта. И Меркель говорила, что беженцев мы примем, а мигрантов нет. Но это все игра в слова. Во-первых, вы их не отличите. Во-вторых, ближний Восток сегодня – это одна большая горячая точка.  

Поэтому хорошо там, где нас нет. И поверьте, ни в одной из стран, где упали режимы, типа нашего, американцы не подымали уровень жизни, не создавали производства, не развивали образование. В лучшем случае нам поставят натовские учебные центры, которые будут направлены против России. Второго Ирака здесь не будет, но будет что-то типа Болгарии или Румынии с ракетами. А там коррумпированные режимы, которые плотно лежат под американцами, находятся на ручном управлении.  

В каждом министерстве будет американский советник. Если вы министр, вы ничего не можете сделать без одобрения советника. А советы везде одинаковые: сокращение социальных расходов, повышение тарифов, приватизация государственных монополий. Вот что Путин, к примеру, рассказывал про окружение Чубайса в 1990-е годы.  

Владимир Путин, президент России:
В окружении Анатолия Борисовича в качестве советников, как выяснилось сегодня, работали кадровые сотрудники ЦРУ США. Но смешнее то, что по возвращению в США их привлекали к суду за то, что они в нарушении законов своей страны обогащались в ходе приватизации в Российской Федерации и не имели на это право как действующие офицеры разведки. Им по закону внутри США запрещено было заниматься какой бы то ни было коммерческой деятельностью. Но они не удержались, коррупция, понимаешь. Но надо отдать должное американской судебной системе, они ни на что не посмотрели, даже вскрыли тот факт, что в окружении Чубайса работали кадровые сотрудники ЦРУ.  

Андрей Лазуткин:  
Здесь другое любопытно, как это самого Чубайса не судили за измену, если установлено, что он работал с ЦРУшниками. И все это нужно не только для обогащения американцев, а чтобы ваша власть была слабой, чтобы народ был злым и голодным, и чтобы вы сами изо всех сил держались за американских советников, без которых вас тут же скинут.  

Ну, а если вы человек рангом повыше, не министр, а премьер или президент, то вам уже будут напрямую звонить из американского посольства и нарезать задачи. Все банально, и все это уже есть в Прибалтике, Грузии, Молдавии, на Украине, в Армении.  

А если бы у нас была нефть, хотя бы как в Чечне, то была и своя горячая точка. Потому что боевые действия будет из чего оплачивать. Не из американского кармана, а за счет той самой нефти, которую у вас добывают.  

Еще сегодня ценятся руды для микроэлектроники. Их много в Африке. И когда мы вспоминаем страны, типа Конго, где война идет 30 лет, не надо думать, что там живут какие-то дурачки, а мы вот такие умные. Просто им не дают построить нормальное государство, чтобы они не могли контролировать местные ресурсы.  

Равняйсь, смирно. Могло быть и лучше. Майор Шарль, глава полицейского участка, он борется с дьяволом и другими уличными бандами.  

Майор Шарль:  
Сейчас много нехорошего, среди молодежи модно быть кулуно. Кулуно – это бандиты. Они ходят по улице с мачете и грабят людей. Грабят и днем и ночью, они крадут, убивают людей мачете, в общем, у нас сейчас полно работы.  

А когда территорией управляет несколько банд, с ними проще договориться по отдельности. И гнать оттуда руду, которую негры вам сами выкопают и продадут за копейки. И все эти схемы придумали не вчера. Запад 500 лет управлял колониальной системой, которая распалась только благодаря мировой войне и Советскому Союзу.  

И не надо считать людей из Ирака, Сирии, Мали дураками или халявщиками. Сегодня это точка зрения, которую насаждают в Европе. Нет, эти люди – следствие тех процессов, которые Запад устроил в Африке и на Ближнем Востоке. И никто их проблемы не собирается решать, поэтому скоро в Европе их будет еще больше. Что опять же, выгодно США. Поэтому даже свою проблему миграции европейцы решают непонятно как, подгоняя к нам танки и обвиняя во всем даже не Лукашенко, а Путина. Как вы думаете, это сработает или нет?  

С вами был Андрей Лазуткин и выпуск «Занимательной политологии».