«Подкладывали друг другу в гримёрке шоколадки». Коллеги Ростислава Янковского об атмосфере в театре

21.12.2020 - 14:24

В документальном проекте «Тайны Беларуси» рассказали, какая была атмосфера в театре, когда там работал Ростислав Янковский.

10 декабря 2002 года на сцене очередная громкая премьера с Янковским в главной роли – «Перед заходом солнца». Достать билет было невозможно. На него бросили все силы театра. Спектакль длился больше трех часов, задействована почти вся труппа. Для Янковского эта роль имела особое значение, как и любая главная после семидесяти.

Андрей Душечкин, заслуженный артист Республики Беларусь:
Я еще слушал его у нас по трансляции, мне было интересно, как он играет. Вот у него там была фраза, он ее произносил: «70 лет – это бездна, в которую заглянуть страшно». Если ее произнесет молодой артист или среднего поколения, или, может быть, другого немножко дарования, эта фраза так не прозвучит.

История любви 70-летнего мужчины и 20-летней девушки потрясла столицу. Интерес к постановке подогревали и ходящие в светском обществе слухи о романе мэтра с молодой актрисой. Якобы на сцене раскроют все карты. Интрига была такой, что люди толпами повалили в кассы.

Оксана Лесная, заслуженная артистка Республики Беларусь:
Я помню, что мы готовились к спектаклям всегда очень весело. Мы придумали такую штуку: подкладывали друг другу в гримерке шоколадки. Главное, что мы знали, что я увижу у себя на столе гримировальном от него шоколадку, а он прекрасно знал, от кого будет шоколадка на его гримировальном столе. Я старалась ему подкладывать всегда с орехами, а он решал, что очень полезен мне горький шоколад. А я все время думала, что горький прекрасно, конечно, но если б был с орешками, то было бы сытнее. Так думала я во время спектакля. 

Финальная сцена спектакля, где обезумевший старик покидает этот мир, является одной из самых пронзительных в белорусском театре вообще. Талант Янковского раскрылся совершенно иначе. В этой роли его незаурядное актерское дарование и личностные качества совпали.

Андрей Душечкин:
Наверное, феномен Янковского в том, что такие личности такого уровня таланта и судьбы рождаются природой. Как говорится, раз в 100 лет.

В зале рыдали. Крики «на бис» не стихали еще долго после того, как усталые актеры расходились по гримеркам. Эту премьеру ждали по-настоящему. До этого играть приходилось едва ли не при пустых залах, а в прессе о Русском все чаще умалчивали. Нужен был спектакль, способный вытянуть театр из ямы. Луценко попал в точку. На горизонте были московские гастроли. К тому моменту здоровье актера еще больше пошатнулось.

Олег Суконко, лечащий врач Ростислава Янковского:
Его привозили, он надевал фрак, бабочку, выходил на сцену, открывал кинофестиваль, а дальше ехал в лечкомиссию, ему ставили капельницу.

Янковский уже находился в реанимации. Прямо из больницы он приехал на открытие «Лістапада». А после сел на поезд и укатил в Москву.

Эдуард Герасимович, директор НАДТ им. М. Горького:
Я звонил, говорю: «Нина, что мне делать? Я с ним разговаривать сейчас буду. Как ты считаешь, что к чему?» Она говорит: «Эдик, делай, что хочешь, потому что он мне надоел». Я ему звоню, до этого я поговорил с доктором, билеты проданы, это буквально отмена. Он говорит: «Вы знаете, я не знаю, что вам сказать, может в любой момент раз и все, и вы в тюрьму».

Оксана Лесная:
Сцена лечит, это правда. Ты приходишь, тебе кажется, что ты не доползешь прямо к кулисе, когда ты переступаешь порог, входишь в свет софитов, то понимаешь, что как-то стыдно и невозможно перед зрителем играть в полноги. Волшебным образом включаются какие-то кнопки у тебя внутри, ты работаешь на полную катушку. С удивлением обнаруживаешь в конце спектакля, что как-то полегчало, стало хорошо, второе дыхание открылось, ты уже практически здоров.

Гастроли в Москве прошли успешно, что бывает не так уж и часто. Поддержать Янковского-старшего пришли молодые члены семьи. А московские коллеги ревниво слушали шквал оваций. 10 минут зал аплодировал стоя.

Андрей Душечкин:
Помню, как нас в Москве приняли, ведь у них же шел свой спектакль тогда в классическом варианте, а им было интересно посмотреть на наш театр, как именно Янковский играет. 

2009 год стал для семьи Янковских настоящим испытанием. На фоне болезни Ростислава приходит страшная весть – не стало младшего брата, Олега. Актер подавлен. В это время худрук театра Сергей Ковальчик предлагает драматургу интересную работу.

Сергей Ковальчик, художественный руководитель НАДТ им. М. Горького:
Написать такой материал для Ростислава Ивановича. Говорю: «Ты знаешь, у меня как-то сложилось: Янковский и «Пане Коханку», по-моему, интересное будет сочетание». Андрей вдохновился и стал писать пьесу, он писал ее, когда был в Америке, в Лос-Анджелесе, стал мне кусками присылать. Мы с ним так проработали где-то месяца три над пьесой. Он сочинял пьесу, я сочинял спектакль, у нас с ним обычно так и происходит.

Настал ответственный момент. Пьесу нужно было нести Янковскому. В это время он находился в лечкомиссии, только-только вернувшись с похорон брата. Ростислав Иванович прочитал и через несколько дней дал ответ. Особого энтузиазма не проявил, но и не отказался.

Сергей Ковальчик:
А уже потом мне рассказали очень интересную историю. Он лежал под капельницей и говорит: «Вчера, когда он перечитал пьесу, он тихонечко переоделся и тайком вышел в Национальный художественный музей, а он рядом находится, смотреть портреты Радзивиллов». Вы представляете, что такое актер настоящий, он будет на больничной койке лежать, ему дали в руки новую работу, он тут же включился.

«Пане Коханку» – один из самых зрелищных и ярких спектаклей в репертуаре театра. В нем есть все: качественная режиссура, художественный вымысел и, конечно же, блистательный актерский состав. Спектакль вызвал нескончаемые споры. Но и зрители, и критики сходятся в одном: эта постановка – замечательное событие не только в Театре имени Горького, но и на белорусской сцене в принципе.

82 сезон, последняя премьера. На сцене Горьковского – «Вечность на двоих». До последнего оставалось загадкой: выйдет ли Янковский. Мэтру 85. Актер серьезно болен.

Андрей Душечкин:
У нас была ситуация, когда он мне просто сказал в этот момент, говорит: «Слушай, мне нехорошо. Ты можешь сейчас выйти и вынести мне сердечных капель». А я мог, это ложилось на действие. Я вышел спокойно со сцены, прибежал к аптечке, накапали валокардина или корвалола. Я пришел на сцену, говорю: «Ростислав Иванович, это сердечные». Он принял, ему стало легче, дальше пошло действие.

Лечащий врач Янковского: «Я больше таких людей не встречал по такой мощи, внутренней энергии, силе» – подробнее здесь

Loading...


«В жизни я очень скромный человек». Интервью с актрисой и телеведущей Ольгой Бурлаковой



Новости Беларуси. Гостья программы «В людях» Ольга Бурлакова, актриса, телеведущая рассказала о работе на телевидении и в театре.

Ольга Бурлакова, актриса, телеведущая:
Я в жизни очень скромный и стеснительный человек.

Ольга Коршун, ведущая:
Зато на экране у тебя очень разные роли. Я бы сказала, такие темпераментные есть. Ты много снимаешься и играешь в мелодрамах. Тебе не кажется, что немного засиделась в какой-то одной ипостаси? Может, хочется сыграть кардинально другую роль, попробовать себя в триллере или в комедии?

Ольга Бурлакова:
Конечно, хочется. Если бы я могла сама для себя выбирать роли, проекты, программы, я бы, может, что-то другое для себя присмотрела. Как минимум, отошла бы от амплуа роковой красотки. Хотя надо сказать, что все-таки в моей творческой биографии не совсем однобокие такие образы и характеры. Я все-таки универсальный солдат, универсальный артист.

Ольга Коршун:
Хорошо, предположим, тебе предложили сыграть какую-то большую роль в большом кино. На что согласна пойти ради нее?

Ольга Бурлакова:
Если это действительно серьезный проект, серьезный режиссер, настоящая, интересная, правдивая, продуманная история, не ради хайпа (сейчас модно снимать какие-то кинопроекты, где даже какие-то откровенные сцены не совсем оправданы с точки зрения искусства). Я бы даже сказала, что если что-то большое, великое, то, наверное, я на все была бы готова.

Ольга Коршун:
Кстати, о сцене. Ты же играла в театре. Что не сложилось? Почему ты решила оставить театральные подмостки и полностью погрузиться в кино?

Ольга Бурлакова:
Ни для кого не секрет, что в любой структуре процветает так называемое кумовье. Кто-то своих близких людей продвигает больше, чем остальных. Конечно, в этом плане тяжело в театре. Когда я не увидела перспектив для себя, для дальнейшего развития, потому что когда уходят твои партнеры, уходят с ними спектакли, то оставаться, продолжать, просто там находиться я не видела смысла. Или делать что-то, прямо работать, творить, выкладываться, или лучше не делать ничего. Плюс, у меня еще был тяжелый, напряженный график, я четыре года не была в отпуске, у меня практически не было выходных, потому что я в двух театрах играла много ролей, с утра на телевидении, снималась в кино. Это какой-то нон-стоп. Я уже не соображала, где я, что я, как меня зовут. Мне выходить, а я спрашиваю партнера, что я говорю, какие первые слова, у меня просто белый лист начинался, в голове все смешивалось. Это очень тяжело. Меня даже скорая забирала, потому что нервная система уже не выдерживала.

Ольга Коршун:
Вопрос денег здесь не стоял? Не секрет, что в театре много не заработаешь, кино все-таки более прибыльное дело.

Ольга Бурлакова:
Никто в театре ради денег не работает. Никто. Я уверена в этом. Не ради этого люди идут туда, идут на многие жертвы и на многие лишения, много терпят, много надеются, верят. Ни о какой зарплате, поверьте, никто не думает в театре. Это что-то другое, это какая-то своеобразная болезнь. Любовь, тяга, когда кажется, что без этого ты не можешь жить, этого очень хочется. В кино, кстати, тоже очень тяжело расставаться после съемок, особенно каких-то длительных. Я всегда сравниваю это с пионерским лагерем, когда ты 20-30 дней живешь бок о бок, все делаешь вместе, а потом надо разъезжаться по разным городам, по разным странам.

Ольга Коршун:
Телевидение – это твой второй дом. Или первый дом, а кино – второй дом, не знаю. Но ты уже 15 лет работаешь на телеканале СТВ, поднимаешь утром белорусам настроение. А как сама поддерживаешь боевой дух? Ты нам уже признавалась, что зачастую это непросто. Что тебе стоит встречать каждое утро бодро, с улыбкой, заряжать всех позитивом?

Ольга Бурлакова:
Может, я сейчас кого-то удивлю, но когда я знаю, что мне ехать на съемки, у меня настроение поднимается. Так же, как и в театре считается, что сцена лечит. А я как профессиональная актриса, все-таки для меня и студия, какие-то другие подмостки – это сцена, которая меня лечит. Я все равно в какой-то степени пытаюсь реализовать себя как актриса. Мне по-настоящему очень нравится моя работа. Кстати, очень хороший термин ввел один психолог. Должна женщина работать или не должна женщина работать, как это выяснить? Нравится ей работа или не нравится? Надо просто спросить у женщины: «А работа ли бы ты на этой работе, если бы тебе не платили денег?» если женщина подумает и скажет: «Да, я, наверное, пошла бы на эту работу и без денег, занималась бы этим». То это классно. И на такой работе женщина может работать, это отдушина.

Ольга Коршун:
Я так понимаю, у тебя с телевидением все по любви.

Ольга Бурлакова:
Все по любви. У меня вообще в жизни все только по любви, по-другому не может быть. Если не по любви, я быстро с этим прощаюсь, расстаюсь. Я не «терпила».

Ольга Коршун:
В СМИ когда-нибудь сплетничали о тебе?

Ольга Бурлакова:
Конечно.

Ольга Коршун:
Твое самое большое разочарование?

Ольга Бурлакова:
В близком человеке.

Ольга Коршун:
Чего ты боишься?

Ольга Бурлакова:
Смерти, болезни близких людей.

Ольга Коршун:
Тебя легко довести до слез?

Ольга Бурлакова:
Нет.

Ольга Коршун:
Как ты относишься к критике?

Ольга Бурлакова:
Очень положительно, всегда адекватно воспринимаю.

Ольга Коршун:
Дом в горах или апартаменты в центре мегаполиса?

Ольга Бурлакова:
Дом у моря.

Ольга Коршун:
Рим или Париж?

Ольга Бурлакова:
Минск.

Ольга Коршун:
Вкусная еда или жесткая диета?

Ольга Бурлакова:
Очень вкусная еда.

Ольга Бурлакова: «Когда я потеряла ребенка, когда у меня был сложный развод, я думаю, никто не догадался. Я не имею права портить настроение другим» – подробнее здесь.