Из него можно пить воду и оно не засасывает. Показываем самое большое верховое болото в Беларуси

08.08.2019 - 10:21

Анастасия Макеева, корреспондент:
Ельню на белорусской карте справедливо назвать Другой планетой. Тысячи островков с высоты птичьего полета кажутся настоящим космосом! Как живут люди на болоте и что здесь делать туристам?

Нет у нас гор, океанов, зато есть верховое болото – пятое по величине в Европе! Площадью почти со столицу. Уникальный ландшафт подарил последний ледник 9 тысяч лет назад. Благо, мелиорация обошла Ельню стороной, и перед нами первозданная красота.

Иван Борок, директор республиканского ландшафтного заказника «Ельня»:
Благодаря выделению так называемой гуминовой кислоты, которая уничтожает все микроорганизмы вокруг, поэтому воду можно спокойно пить. Вдавливается участок сфагнума ладошками, набирается водичка и пьется. Она кисловатого такого привкуса и очень вкусная. Единственное, что ей практически невозможно напиться: тут нет ни солей, ни минералов, которые есть в нашей привычной питьевой воде.

Николай Черкас, специалист по природоохранным вопросам ОО «Ахова птушак Бацькаўшчыны», кандидат биологических наук:
Здесь проходят миграционные пути журавлей и гусей. Есть очень интересные виды такие, как, например, белая куропатка, чернозобая гагара, которые в других местах практически не встречаются.

Наиболее такой привлекательный фестиваль «Журавы і журавіны», который проходит в Миорах. И здесь до семи тысяч птиц останавливается!

Чтобы созерцать эту красоту, сегодня есть все необходимое – наблюдательные вышки, экотропа и даже болотоступы.

Иван Борок:
Вообще, это снегоступы, но мы посмотрели, как их используют в качестве болотоступов.

Такого комфорта ребенок войны, Иосиф Карницкий, не мог и представить! Для него Ельня навсегда останется кормилицей.

Иосиф Карницкий, местный житель:
Лозу драли и сдавали, 20 копеек целый килограмм стоил! Болота были заболочены, косили, на конях уехать никак нельзя было. Вытягивали к берегу на ветках.

Кася Казаченок, хранительница Ельни:
Я здесь была вторые сутки, вот это ловила на фидер, а это вот уже днем словила – плотки, красноперки. Большинство раздаю, потому что я не люблю есть рыбу. 

Кася вся в отца! Родилась в деревне Храброво и закалила характер в здешних местах. С детства ходила с родными на охоту. Теперь знатный рыболов и охотник сама. Кстати, на болоте водится только окунь и щука, а вот до озер нужно пройти километров семь. Поэтому Кася любит заночевать в Осиновке, она куда ближе и разнообразнее.

Кася Казаченок:
Самое большое на жерлице было 5 200, щука. Тяну так медленно, думаю, наверное, небольшая щучка, а потом раз такая пасть появляется! Я ее обратно в лунку, а у нее крючка даже не было, а потом быстро за глаза и вытянула. Теперь грибы пошли, хожу собираю и с фонариком ночью даже хожу.

Для воспитательницы ясельной группы быть хранительницей Ельни – дело естественное, по-другому она и не может.

Кася Казаченок:
В 2002 году и Ельня горела, и здесь болото, мох. Кругом змеи убегают, грибы эти горят, и потом я весь отпуск посвятила тушению пожара.

Кислородом Ельня стала и для Тамары Ивановой. Все детство она провела в ягодах и найдет тропинки даже с закрытыми глазами. Летом вместе с мужем из Калининграда всегда торопится на родину.

Тамара Иванова, коренной житель:
Самому человеку нельзя утонуть: все здесь именно затянуто мхами, такими лишайниками. Говорят, что внизу может там через 9 м находиться именно вода. Тайное какое-то озеро.

Иван Борок:
В увлажненное место мы потихонечку погружаемся, но элементы засасывания, это низинные болота, на верховых болотах этого нет.

Деревянный настил помог спроектировать британец Бари Купер. С тех пор здесь прошли туристы со всех континентов.

Причем для любителей экстрима здесь есть даже свое такси – болотоход!

Туристы:
Мне напоминает пустыню, оазис какой-то. Энергетика своя.

Здесь много растений, всяких бабочек, которые занесены в Красную книгу.

Ельня во все времена была источником дохода! Осенью местные даже берут отпуска, чтобы хорошенько подзаработать на клюкве.

А на королеву миорских болот – морошку – можно только взглянуть. Экскурсии по изучению краснокнижной флоры – изюминка заказника. В перспективе развитие инфраструктуры, медицинского и водного туризма.

Иван Борок:
Будет построен настил, прямо из автомобиля можно будет идти, чтобы могли путешествовать люди с ограниченными возможностями, в частности инвалиды-колясочники.

Николай Черкас:
Привез со Швейцарии бердвотчеров, они приехали сюда, чтобы поправить свое здоровье. Именно то, что мягкий сфагнум и хорошая почва для позвоночника.

Главное – сохранить то, что дано от природы. И она нам ответит взаимностью.

Кася Казаченок:
Я именно от болота беру энергию! Я ему, а оно мне.

Loading...


Кирпичи делали на оборудовании из Франции, а мозаику – мастера из Швеции. Показываем костёл в Субботниках



Шляхетны род Умястоўскіх пакінуў светлы след на Іўеўскай зямлі. Яшчэ ў часы ВКЛ і РП яны займалі высокія пасады. У Суботніках  пра сям'ю Уладзіслава і Яніны памятае гэты цагляны шэдэўр. Неагатычны касцёл узвялі  стагоддзе таму.

Іосіф Авiжа, прыхаджанін касцёла:
Везли Матерь Божью Остробрамскую из Вильно и в Субботниках лошади остановились на этом месте и тут построили костёл.

 

 

Тое легенда. А гэта дакладны факт. У дзень вяселля графу было 48, а  жонцы 22.  Доўга не маглі дачакацца дзяцей і, каб сняць праклён, вырашылі пабудаваць святыню ў гонар свайго цёзкi – Святога Уладзіслава Венгерскага.

Іосіф Авiжа:
Кирпич изготавливали недалеко тут есть деревня Добровляны, но машины были выписаны из Марселя, из Франции. И на этих машинах изготавливали красный кирпич, его называли марселькой. Костёл строили – до 600 парафиан выходили каждый день строить. Строился он до 1904 года. Внезапно умер Умястовский в 1909 году, а костел освятили в 1908 году.

Гэтая лесвіца і плітка памятаюць сваіх  высакародных гаспадароў. Касцёл ніколі не зачыняўся. У савецкі час постаць Святога Уладзіслава щ 10 кілаграмаў з чыстага срэбра зафарбавалі лакам і завесілі пунсовым палатном, каб адвесці вочы марадзёраў.

Збераглі, як і гэты ўнікальны арган канца XIX стагоддзя!

Ксёндз Аляксандр, пробашч парафіі Святога Уладзіслава ў Суботніках:
Cохранились аутентичные настоящие меха. Вот мы видим эту бэльку, которую люди в своё время, когда там молились в костёле, то здесь кто-то вот так качал воздух, чтобы орган мог работать.   

Обратим внимание на изображение Крестовой дороги, начало ХХ века, примерно 1908 год.

Также здесь есть красивая лавка, которая помнит ещё Умястовских. Она с 1884 года, сделана из дуба. Посмотрите, как она выполирована коленями, тут удобно сидеть, молиться, слушать имшу.

Суботнiцкi касцёл плыве, нібы карабель. Грацыя і пластыка  захопліваюць. Пануе ўтульнасць і адчуваецца жаночая рука. Дызайнам займалася Яніна ўжо пасля смерці мужа. Разны алтар быў зроблены ў Вільні ў майстэрні святога Войцеха. А на кованых люстрах гарэлі свечкі.

Ёсць у храме свая святыня – абраз Маці Божай Ласкавай  або Суботнiцкай сярэдзіны XVII стагоддзя.

За супакой душы і выратаванне ад хвароб прыхаджане здаўна прыносілі воты ў выглядзе сэрцаў і рук.

Ксёндз Аляксандр:
Также можем видеть в нашем костёле баптистерию, она с 1913 года сохранилась. Мрамор. Это герб Умястовских , герб графа.

Умястоўскіх  мясцовыя любілі і паважалі. Граф быў выпускніком Царскасельскага ліцэя, служыў у гарадзенскім гусарскім палку. Ведаў шмат моў  і падарожнічаў па Еўропе. Быў знаёмы з Аляксандрам  Дзюма і польскай тэатральнай элітай. Разам з жонкай яны займаліся дабрачыннасцю і былі шчодрымі.

Іосіф Авiжа:
Он умер в 1909 году в Вильно, в своей резиденции, и когда его везли, это был январь, морозы до 30 градусов. Всюду по дороге звонили колокола и люди стояли на коленях вснегу, когда его кортеж на санях везли в Субботники

Ад радавой пахавальні ў касцёле – захоплівае дух. Тут спачываюць душы трох пакаленняў Умястоўскіх. Дзяды, бацькі і іх сын Уладзіслаў.

Пустуе ў крыпце толькі месца для Яніны. Перад вайной, у 1939 годзе яна з'ехала ў Рым. Але запрасіць у касцёл лепшых майстроў паспела.  .

Ксёндз Аляксандр:
Вот видим девиз графа: сломаться, но не встать на колени. Этот потолок сделан из венецианской мозаики – этот небосвод, эти звездочки. Ни один кусочек этой мозаики не изменился, он был уложен в своё время мастерами из Швеции. Вот это герб Умястовского, а это герб Янины.