Политолог Николай Сергеев об особенностях ведения бизнеса в стиле лихих 90-х, российских олигархах и задержании топ-менеджера «Уралкалия»

01.09.2013 - 21:40

На вопросы ведущего программы «Неделя» отвечает политолог Николай Сергеев. Разговор состоялся у недавно  отстроенного нового здания штаб-квартиры «Белоруской калийной компании». Архитектурный дизайн достаточно оригинален – выполнен в форме кристалла калия.

Николай Максимович, ну, как Вам новое здание штаб-квартиры БКК?

Николай Сергеев, политолог:
Новое здание очень хорошее и характерное, то есть оно должно, очевидно, символизировать успешность «Белорусской калийной компании» на мировом рынке калийных удобрений.

Архитектурное решение, конечно, в любом случае очень смелое.
Как Вы считаете, можно назвать ситуацию, которая складывается вокруг махинаций «Уралкалия», спором хозяйствующих субъектов? Или, может быть,  попытка своего рода рейдерского захвата не только крупного республиканского предприятия, но и предприятия с мировым именем?

Николай Сергеев:
Крупная экономика – это, конечно же, и крупная политика, но не сиюминутная политика, которая работает по принципу «сам дурак». Я думаю, конкуренты российских и белорусских производителей калия очень довольны всей этой историей. Дело в том, что «Белорусская калийная компания», как совместное предприятие, или объединение «Беларуськалия» и «Уралкалия», создавалось именно прежними владельцами «Уралкалия» и договоренность руководства Беларуси была именно с ними. И когда произошло объединение двух этих крупных предприятий белорусско-российское, то появилось на мировом рынке очень мощное предприятие, которое буквально доминировало на нем. Когда «Уралкалий», как предприятие, заявил о выходе из «Белорусской калийной компании», это привело не только к колоссальным убыткам, которые понес «Беларуськалий», но колоссальные убытки понес и «Уралкалий». И в результате «Белорусская калийная компания» и «Уралкалий», который через нее был одним из крупнейших субъектов рынка мирового, потеряли очень много. Всегда надо задавать вопрос: а кому это выгодно? И вот совершенно, я думаю, не зря у Следственного комитета Беларуси возник вопрос: что это такое, что совершалось под руководителями «Уралкалия»? Это что: вопиющая недееспособность управляющих или это преступный замысел? Я думаю, следствие с этим разберется.

Николай Сергеев: «Я думаю, конкуренты российских и белорусских производителей калия очень довольны всей этой историей.»

А вот у Вас не складывается впечатление, что российская сторона была в курсе предполагаемых действий белорусских правоохранителей в отношении гендиректора «Уралкалия»?

Николай Сергеев:
Исключать, как говорится, ничего нельзя, потому что в любом случае, когда говорят о реакции российской стороны, нужно понимать, что это официальная реакция. Когда говорят о том, что, дескать, он был гражданином Российской Федерации, его там задержали незаконно, ну, мы же прекрасно знаем, что в странах различных задерживают лица различного гражданства совершенно спокойно, если они в чем-то виноваты. Поэтому я думаю, что все прекрасно понимают, в том числе и руководство Российской Федерации, что, в первую очередь, это крупное экономическое дело, которое нанесло ущерб уже и России и Беларуси. Параллель, конечно, такая очень рассматривается с этим пресловутым делом ЮКОСа, потому что не зря со стороны Соединенных штатов постоянно дело Ходорковского бесконечно муссируется и так далее. А ведь, как выяснилось позже, через этот ЮКОС определенные американские «акулы капитализма» как бы на юридических, с помощью правовых каких-то механизмов планировали взять под контроль российский нефтепром. И когда руководство Российской Федерации в данном случае, увидев в этом не только угрозу национальным интересам, но и вопиющее нарушение законодательства, эту авантюру предотвратило, лица, которые были замешаны в этих преступных деяниях, оказались на скамье подсудимых, то кто хотел этими промыслами завладеть, тот, естественно, и поднял мировой шум.

Если почитать комментарии на некоторых Интернет-порталах, российских в первую очередь, то окажется, что в общем-то очень много россиян поддерживают именно в этой ситуации белорусов.

Николай Сергеев:
Потому что им из Российской Федерации, изнутри, лучше видно, чем нам отсюда, что представляют собой так называемые олигархи. Люди прекрасно понимают, что, если человек, как Савва Морозов или Мамонтов, когда-то создавал свое состояние сам – это одно. А когда люди вдруг отхватили куски совершенно не создаваемой ими государственной общенародной собственности – ну, понятно. И более того, если бы они хоть вели себя цивилизованно. А когда они проявляют чувство хищничества, то, естественно, отрицательно к ним относятся.

Николай Сергеев: «Из Российской Федерации, изнутри, лучше видно, чем нам отсюда, что представляют собой так называемые олигархи.»

Но иногда складывается мнение, что у олигархов какой-то пожизненный иммунитет.

Николай Сергеев:
Да, так было в Российской Федерации в 90-ые годы однозначно. И вот эта группа, которая сейчас попала в историю со стороны «Уралкалия», это и есть порождение той системы. Очевидно, они по старинке думали, что они являются неприкасаемыми. Органы Беларуси решили просто разобраться с этими людьми. Не в плане наказать просто так, а в плане разобраться, найти истину. Я думаю, что это как раз справедливо.

Николай Сергеев: «Очевидно, они по старинке думали, что они являются неприкасаемыми.»

На Ваш взгляд, какие последствия этого калийного дела могут быть для Союзного государства Беларуси и России, для строительства Евразийского экономического союза?

Николай Сергеев:
Я думаю, что отрицательных последствий никаких не будет, потому что интересы даже крупных деловых кругов и интересы государств и народов, конечно, это не одно и то же. И я думаю, что такие вот возникающие иногда противоречия, какие-то там коллизии, позволят выработать наиболее действенный механизм их предотвращения или устранения. Поэтому я думаю, что эти противоречия для развивающихся организмов естественны, потому что если бы не было никаких противоречий, наверное, не было бы и роста.

Николай Сергеев: «Я думаю, что отрицательных последствий никаких не будет, потому что интересы даже крупных деловых кругов и интересы государств и народов, конечно, это не одно и то же. Если бы не было никаких противоречий, наверное, не было бы и роста.»

Новости по теме
‡агрузка...