Политолог о Катрюке: «Это – наше государственное упущение, что мы не достали этого негодяя»

26.03.2018 - 17:43

Новости Беларуси. О страшных уроках военных лет и попытках перекроить историю говорили во время ток-шоу «Что происходит».

Александр Шпаковский, политолог, директор информационно-просветительского учреждения «Актуальная концепция»:
Часть карателей Хатыни была осуждена, привлечена к ответственности. Но, справедливости ради, надо отметить, что большинство бойцов 118-полицейского батальона, который в некоторых документах именуется украинским (хотя там были не только украинцы по национальности, но, в основном, украинцы) – они позже были передислоцированы нацистами на территории Франции, сдались в плен французским партизанам и перебрались на Запад. И, кстати, последний из них – Катрюк – скончался не так давно.

Это был пулемётчик, который расстреливал жителей Хатыни.

И, на мой взгляд, это – наше государственное, в каком-то смысле, упущение, что мы не достали этого негодяя. Потому что нельзя, конечно, желать никому смерти, но тот же самый начальник штаба этого 118-го батальона Васюра был впоследствии расстрелян. Честно скажу, пусть меня Бог простит, но я считаю, что он был расстрелян по делу.

Хатынь и сохранение памяти о войне: «Что происходит»

Люди в материале: Александр Шпаковский
Loading...


Директор мемориала «Хатынь»: «Ребёночек сгорел вместе с мамой. 19 лет было девочке. И когда это говоришь молодым женщинам-матерям…»



Новости Беларуси. Как сохранить память о Великой Отечественной войне, обсуждали во время ток-шоу «Что происходит».

Артур Зельский, директор государственного мемориального комплекса «Хатынь»:
Хатынь требует разного возрастного посещения. Одного человека.

Он должен посетить и в школьном возрасте, и когда подрастёт.

Потому что я вижу, когда приезжают молодые мамы с маленькими детьми, и когда им рассказываешь про вот эту трагедию: как маленький ребёночек, 7 недель ему было от рождения, сгорел вместе со своей мамой. 19 лет было девочке. Он сгорел. И когда вот это говоришь этим молодым женщинам-матерям, у них боль уже вот здесь остаётся. Оттуда она уже никуда не уйдёт, потому что они уже представляют себе: что весь этот кошмар, этот ужас может быть и у них. Мы много говорим о Победе. И правильно мы говорим о нашей победе. Но, всё равно, где-то, может быть, надо сказать и о жертвах. Какой ценой досталась нам эта победа, какой страшной ценой. И, особенно, о жертвах среди мирного населения, ни в чём не повинных людей. Потому что «Хатынь» – это памятник именно мирным людям. И, самое главное, это – памятник детям, маленьким детям.

Хатынь и сохранение памяти о войне: «Что происходит»