Прах Магдалены Радзивилл перезахоронили на территории минского костела на Золотой Горке. Репортаж СТВ

17.02.2018 - 13:44

Новости Беларуси. Магдалена Радзивилл вернулась домой спустя столетие. Быть похороненной в Минске – воля самой известной меценатки начала прошлого века, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.  

  

Однако 73 года после кончины Магдалена Радзивилл покоилась в Швейцарии. Стараниями наследников легендарного рода, белорусской диаспоры за рубежом, представителей духовенства и наших дипломатов удалось провести эксгумацию и перевезти прах княгини на родину. С этого дня Магдалена Радзивилл покоится в центре белорусской столицы в костеле Святого Роха.  

  

Матей Радзивилл, представитель рода Радзивилл:  
Она понимала, что надо укрепить связь между древней спадчыной Великого княжества Литовского и культурой белорусов. А для культуры нужен язык. Мне кажется, для нее это было так важно – помогать развивать литературу на белорусском языке. Потому что без литературы нет языка.  

  

Магдалена Радзивилл известна своей щедростью. Она финансово поддерживала образование и литературу в прошлом столетии. Благодаря ее помощи на свет появились в том числе первый прижизненный сборник Максима Богдановича «Венок», издания Максима Горецкого и Якуба Коласа.    

Loading...


Бизнесмен из Узды купил костёл, где когда-то крестили отца Янки Купалы



Новости Беларуси. Здание бывшего костела XVIII века в Узде приобрел нового хозяина. Им стал предприниматель Роман Королев, сообщили в программе «Минщина» на СТВ.



В этом храме крестили Доминика Луцевича – отца белорусского поэта и драматурга Янки Купалы. С начала ХХ века здесь располагался Дом культуры.

Бывший костел неоднократно выставляли на аукцион, постепенно понижая цену. Наконец его приобрел на электронных торгах житель Узды за 27 тысяч рублей.



Роман Королев, предприниматель:
Хочется сохранить внешний вид, восстановить, что возможно, для того, чтобы здание, которому 220 лет – оно не развалилось, не ушло из памяти наших людей. Как использовать – вопрос открытый, у меня есть много предложений, как можно его задействовать. У меня есть своё предприятие по производству свечей, хотим часть предприятия вынести сюда, для того, чтобы это здание начало жить. Работать.

Объект не имеет статуса историко-культурной ценности, поэтому особых ограничений в строительных работах нет.