Праздничное шоу телеканала СТВ «12 чудес в Новогоднюю ночь»: 12 музыкальных номеров, 12 новогодних историй

29.12.2016 - 13:25

Эти предпраздничные дни для телеканала СТВ оказались по-настоящему насыщенными. Работа на съёмочной площадке «кипит» с раннего утра и до середины ночи вот уже не первый день. За звукокартинку отвечает бригада суперпрофессионалов нашего телеканала.

Праздничное шоу «12 чудес в Новогоднюю ночь» подарит телезрителям 12 музыкальных номеров, 12 новогодних историй, яркие декорации и море музыки, веселья. Звёзд будет так много, как шипящих пузырьков в бокале шампанского. На сцене – кумиры разных поколений.

Неожиданные тандемы, оригинальный репертуар, белорусские хиты, и песни из кинофильмов, и новогодний шлягеры.

Кто-то из артистов удивит телезрителей феерическим шоу, кто-то и вовсе по-новому зазвучит.

Этакий «голубой огонёк» отмечаем вместе с СТВ в атмосфере сказки, волшебства и праздника.

2017 год на телеканале СТВ встретят аграрии, врачи, пилоты, выдающиеся представители других профессий, для которых этот уходящий год стал щедрым на знаковые события.

Полную версию этого большого, настоящего, душевного и по-новогоднему волшебного праздника можно будет увидеть 31 декабря в 22:45 на телеканале СТВ.

Loading...


«Тайные пружины политики-2020». Мнение Григория Азарёнка о происходящих в стране событиях



Своеобразный ремейк политического сериала «Тайные пружины политики» Юрия Азаренка, который еженедельно выходил в период выборов 2001 года и имел широкий общественный резонанс, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Спустя почти 20 лет телеканал СТВ возобновляет проект. Подробности в видеоматериале.

Григорий Азаренок, СТВ:
Ложь не есть правда, а истина всегда одна. Меня зовут Григорий Азаренок, это «Тайные пружины политики-2020». Здравствуйте.

В интервью российским журналистам Президент сказал: «Мы перестали читать, заниматься настоящей культурой, музыкой, книжками». Когда человек перестает мыслить, думать, анализировать, в его мозгах поселяется опухоль. Она растет, развивается, появляются метастазы. В конце концов мозг становится жидким и туда можно заливать любую дрянь. Начинается деградация.

Григорий Азаренок:
Послушаем Президента и обратимся к классической литературе. Вспомните великий роман Льва Толстого «Война и мир». У всех, кто его читал, навсегда в душе и сердце остается теплый и светлый образ Наташи Ростовой. Она всегда улыбается. Любимое занятие – танцы. Она весела, игрива и просто излучает радость. Но наступает трагический момент – гибель любимого Андрея Болконского. Дальше – чудовищный траур, горе, отчужденность. Это реакция нравственной девушки.

Григорий Азаренок:
Что должен чувствовать человек, когда твой отец оказался убийцей? Когда его судят, а за этим наблюдает вся страна? В такой ситуации Наташа Ростова стояла бы на коленях перед родственниками убитого или была бы рядом с отцом. Героиня современного постмодернизма Анна Мария Ефремова едет в Беларусь и на центральной площади Минска весело пляшет, целуется с подругами и машет радужным флагом. Для любого нормального человека это чудовищно. Это признак страшного нравственного разложения. Но за ней бегают оппозиционные СМИ, снимают во всех ракурсах, берут интервью и восхваляют.

Григорий Азаренок:
Но деградировали не только наши оппозиционеры, это общемировая тенденция. Посмотрите, какие фильмы сейчас получают «Оскар», какие авторы носят звание нобелевского лауреата по литературе. Светлану Алексиевич наши оппозиционеры превозносят как авторитета и даже идола. Хотя 95 % из тех, кто ходит на акции протеста, не смогут перечислить названия ее книг. Но это вкусовое. А вот сущностное.

Григорий Азаренок:
В 1977 году в журнале «Неман» выходит статья молодой журналистки Алексиевич «Меч и пламя пролетарской революции». Она посвящена основателю ВЧК, которое потом, напомню, называлось ОГПУ – НКВД – КГБ Феликсу Эдмундовичу Дзержинскому.

«И все вещи: письменный прибор из рабочего кабинета Феликса Эдмундовича, его телефон, книги, фотографии, письма – вдруг обрели для меня глубокий человеческий смысл. Появилось такое чувство, что тот, о чьей изумительной жизни они свидетельствуют, рядом, и слышно живое, теплое дыхание его…»

«Ловлю себя на мысли, что мне все время хочется цитировать самого Дзержинского. Его дневники. Его письма. И делаю я это не из желания каким-либо образом облегчить свою журналистскую задачу, а из-за влюбленности в его личность, в слово, им сказанное, в мысли, им прочувствованные».

«Когда у меня вырастет сын, мы обязательно приедем на эту землю вместе, чтобы поклониться неумирающему духу того, чье имя – Феликс Дзержинский – «меч и пламя» пролетарской революции».

Григорий Азаренок:
Сын вырос, но в Дзержиново они с мамой не приехали. Времена и политическая конъюнктура поменялись и товарищ Алексиевич уже не товарищ, а госпожа. И теперь она извращает дневники солдат-афганцев, чтобы извалять в грязи советскую армию, теперь она пишет книгу «Время секонд хэнд», пропитанную презрением и унижением всего советского – людей, песен, привычек, всего. А потом у нее спрашивают про убийство в Киеве писателя Олеся Бузины, и она говорит, что понимает мотивы тех, кто это сделал. А потом у нее спрашивают про ее родину, и она называет ее страной полицаев: «Я всю жизнь прожила в стране полицаев. А что такое Беларусь, по-вашему? Тысячи белорусов служили в полиции. Не надо думать, что у нас все уходили в партизаны и только отдельные предатели…»

Григорий Азаренок:
Знаете, почему нельзя ставить ее в один ряд с Шолоховым и Буниным? Оба лауреаты Нобелевской премии. Они были на диаметрально противоположных позициях – непримиримый белый и коммунист – но никогда не предавали то, чему присягали. А Алексиевич делала это неоднократно.

Григорий Азаренок:
Почему из их Telegram-каналов валом прет презрение ко всему тому, что мы называем нормой? Любимые слова «ватники», «элехтарат», «бюджетники», «колхозники», «слабовики». Это ненависть паразитов к телу, на котором они произрастают. SMM-менеджеры, коучи персонального роста, бизнес-евангелисты и редакторки в белых кроссовках ненавидят комбайн и форму. Потому что смертельно зависят от них своим брюхом, а сами по себе бесполезны. Государство создается и развивается в поле, у станка, в лаборатории, в кабинете ученого, в армейской и милицейской казарме, а деградирует в гей-клубе, модной кафешке на пивных фестивалях и в кальянной.

Оружие постмодернизма – смех. Их коробит от слов земля, воля, честь, подвиг, Родина и они их высмеивают. Они попытались высмеять Президента с автоматом. Вот что по этому поводу сказал российский политолог Сергей Михеев.

Ваша демократия странным образом, парадоксальным вытаскивает из прошлого самые древние инстинкты. И тогда на них отвечают простой вещью – силой. Вы здесь увидели мужское начало, которое западная демократия давит. Оппозиция – это очень много женского начала, очень много детского и очень много извращенного. Поэтому Америка от всех требует гомосексуализм признать. Поэтому – хотите как хотите – это взгляд другой на жизнь. А сталкиваясь с мужским началом, она сыпется. Вот и все.

Поэтому в том числе та контркультура, которую эти корпорации продвигают – она туда же. Потому что они понимают, что как только это мужское начало появляется, им нечего больше сказать. Все. Вот он я, мужик, вот мой сын, тоже мужик, и вот мой автомат. И все! И поплыли все Алексиевичи, Тихановские тихим ходом в Польшу, все эти Колесниковы и так далее, и так далее, и так далее.

Григорий Азаренок:
Пытаясь высмеивая Президента с автоматом, который встает на защиту своей страны, вы плюете в отчие могилы. Вы плюете в генерала Раевского и его сыновей, в деда Талаша и Марата Казея, в первого героя Беларуси военного летчика Владимира Карвата.