Президент Беларуси о ЕАЭС: что нас держит в этом союзе, если кругом препятствия, барьеры и изъятия?

27.02.2020 - 14:29

Новости Беларуси. На встрече с Михаилом Мясниковичем Александр Лукашенко обратил внимание на выработку единых подходов к ценообразованию. Причем реализация заложенных в стратегию мер должна носить поэтапный характер, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Самое главное, что надо предусмотреть – чтобы не получилось так до 2025 года. Это значит, в декабре мы соберемся 2024 года, и, как обычно, мы о чем-то не договорились, что не готовы кто-то по единым принципам рынка нефти, газа, аграрной продукции, алкогольной продукции и так далее, и мы начинаем потом изъятия выдумывать какие-то или оставлять ограничения и так далее. Поэтому надо до 2025 года идти поэтапно, если мы говорим о едином рынке нефти, газа. Для нас это важно, поэтому я беру этот пример. Значит, 2021 – 2024 год, до конца года мы поэтапно должны подойти, фактически, к единым принципам ценообразования и так далее, если брать нефть, газ, аграрную продукцию, промышленность и так далее.

Второе. Тех свобод, которые мы когда-то декларировали, сегодня практически нет. Или они есть, но, можно сказать мягко, не в полном объеме. Допустим, свободное перемещение товаров, услуг, рабочей силы и капитала. Это основа, фундамент строительства нашего союза. Мы до сих пор этого не имеем. И знаете почему? Пофигизм. Пофигизм, основывающийся на каком-то безразличии отдельных государств. Другие видят себя в другом союзе, просто телепаются в ЕАЭС и ждут какого-то удобного момента, чтобы выскочить из него. Или же просто так, пусть и дальше будем телепаться. Поэтому должны быть реализованы хотя бы эти классические единые принципы. Этого пока нет.

Я только что говорил по поводу изъятий, ограничений и барьеров. Их же давно надо было снять. В противном случае какой интерес в какой-то степени Беларуси или тому же Кыргызстану (он в тяжелейшей ситуации), Армении – какой интерес в этом союзе? Что нас держит в этом союзе, если кругом препятствия, барьеры и изъятия?

Мы строим союз для того, чтобы создать равные условия для компаний, предприятий и людей. Но с тех пор, как начали строительство – он пять лет существует – мы все больше и больше отходим от этих равных условий. Нет у нас единой промышленной, аграрной политики. Абсолютно нет. Вместо того, чтобы договориться и работать, этим самым объединяться, показывать пример тем, кто не вступил в наш союз – Узбекистан, Таджикистан, допустим, бывшие республики Советского Союза, да и Украина бы посматривала на какие-то вопросы – мы устроили какую-то канитель и возню, доходящую до мордобоя. Ну кто же будет хотеть в такой союз вступать, если мы сами не можем в этом разобраться. Три крупных государства, которые создали этот союз, и присоединившиеся к этому союзу Кыргызстан и Армения.

Мы должны в свое председательство честно и однозначно вносить предложения. Ну а как, у каждого же право вето. Согласится то или иное государство, не согласится – это уж его право. Но мы должны на фундаментальных принципах наконец-то начать строительство этого союза.

Люди в материале: Лукашенко, Михаил Мясникович
Loading...


Аналитик Сергей Рекеда о едином электроэнергетическом рынке ЕАЭС: понимание есть, что процесс этот необратим



Новости Беларуси. Главная тема недели – финальный саммит ЕАЭС, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Встреча в открытом и закрытом форматах и итоги года председательства Беларуси.

Евгений Поболовец, СТВ:
Лидеров стран собрали в непростое время. 2020-й проверял всех на прочность. Устояли во многом благодаря договоренностям предыдущих лет.

Александр Лукашенко напомнил, что было принято несколько актов по переходу к единой или общей политике в сельском хозяйстве, энергетике и транспорте. И это стало своеобразной подушкой безопасности для организации в эпоху коронакризиса.

Тему продолжит Алена Сырова.

Алена Сырова, корреспондент:
Страны со здоровой экономикой качать намного тяжелее, это факт. Еще труднее, если они держатся вместе и самодостаточны. Стать такими – по сути, цель ЕАЭС. Это история о том, чтобы не просто торговать друг с другом на равных, но и кооперироваться (например, в промышленности, здесь речь не только о госсекторе) и, конечно, защищать общий рынок от тех, кто вне нашего круга.

Кубат Рахимов, советник премьер-министра Кыргызстана:
Все еще реализовано в полной мере с точки зрения именно внутренней торговли. И было отмечено, что за пять лет объем внутренней торговли вырос с 46 до 64 миллиардов долларов. Но на самом деле эта сумма достаточно небольшая, если смотреть объемы торговли стран нашей пятерки с внешним миром. Опять же, доля высокотехнологичной продукции по сравнению с сырьем не превышает 16 % в объеме общей торговли – это очень пока еще, так сказать, слабые цифры, по сравнению с тем же Европейским союзом.

По-прежнему краеугольным камнем в ЕАЭС остается тема создания единого электроэнергетического рынка, который без общего газового не заработает. Вопрос не одного дня, это понятно, срок сдачи проекта – 2025-й, работа вроде идет в этом направлении, но будет ли доведена до конца?

Айк Халатян, политический обозреватель (Армения):
Члены ЕАЭС, та же Беларусь и Армения, которые импортеры энергоресурсов, заинтересованы в какой-то общей цене на газ, такой же, как в России или хотя бы близкой к нему. Но Россию и «Газпром» это не устраивает. Поэтому тут надо найти такое компромиссное решение по всем проблемам, которое бы устраивало всех участников союза.

Сергей Рекеда, аналитик, главный редактор аналитического портала RuBaltic.Ru (Россия):
Судя по тому, что на последнем саммите резкой критики стороны белорусской по этому вопросу не было, видимо, консенсус какой-то достигнут, понимание есть, что процесс этот необратим.

Несмотря на имеющиеся нюансы, сотрудничать с ЕАЭС не против разные государства. Например, у нас есть зона свободной торговли с Вьетнамом, которая дала реальный экономический эффект. Беларусь организовала там совместные производства, Казахстан стал поставлять туда свое зерно, у России вырос товарооборот с этой страной. Сейчас ведутся переговоры по заключению торговых договоров с Индией, Ираном (этот вопрос обсуждался на саммите). Там же стало известно, что к евразийской интеграции пока в качестве наблюдателей присоединяются Куба и Узбекистан.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Вы будете настоящим плацдармом для экономической экспансии нашего союза во благо благосостояния наших народов (народов союза) и благосостояния кубинского народа.

О стратегии развития ЕАЭС и расширении сотрудничества. Какие вопросы обсудили на саммите с участием Александра Лукашенко?

Вот так незаметно и поступательно ЕЭАС выходит за рамки общих границ и континента.

Сергей Рекеда:
Это свидетельствует о том, что, во-первых, сам союз интересен внешним игрокам; во-вторых, мы не замыкаемся на какой-то постсоветской догме, считая, что у нас просто осталось что-то после Советского Союза и нам бы это не упустить. Нет, мы идем дальше и смотрим шире.

Такое пополнение – один из итогов глобально трудного года. Едва ли стоит рассчитывать, что дальше будет проще, но стратегия определена, и к экономическому блоку добавили гуманитарный.

Алена Сырова:
Что же, амбициозно. Очевидно, ЕАЭС еще предстоит вырасти, окрепнуть и в полной мере доказать свою эффективность. По пути, понятно, то и дело будут возникать препятствия – это неизбежно. Скептики все так же будут задавать вопросы, но искать ответы проще вместе, как бы далеко ни были.

Читайте также:

Удалось продвинуться в агросекторе, энергетике и транспорте. Какие предложения высказали лидеры ЕАЭС на итоговом саммите?

Дмитрий Беляков о ЕАЭС: можем не прогибаться ни под кого, понимая, что у нас есть прекрасный рынок

Первые лица встретились в онлайн-формате. Итоги года подвели на заседании ЕАЭС