Проснулись от канонады. Вчерашние курсанты неделю обороняли остров, который немцы планировали захватить за полчаса

09.05.2020 - 22:41

Новости Беларуси. Остров Западный, ныне Пограничный. Клочок в 46 гектаров – незаживающая рана белорусской земли, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Не сдалась и не пала, просто истекла кровью. В музее Брестской крепости в июне откроется новая экспозиция

Здесь в 1941-м удар фашистов по крепости первыми встретили пограничники, около 300 бойцов и командиров.

Казарма школы шоферов и сегодня в руинах. Кровопролитные и жестокие первые даже не часы, а минуты войны застали бойцов в постелях. Накануне они сдали экзамены и получили заветные «корочки». Многим не было и 20 лет.

Александр Коркотадзе, заведующий филиалом «5-й форт»:
22 июня в четыре утра проснулись от грохота канонады. Это здание находится в 50 метрах от границы. Поэтому первые залпы обрушились как раз по зданию пограничников. Есть воспоминания, что с моста железнодорожного немецкий бронепоезд начал прямой наводкой обстреливать. Здание курсов шоферов, сами видите, как ужасно разрушено. Но бойцы не покинули его.

Курсанты продержатся до вечера. Немцы поспешили с донесением: «Остров наш». Но выжившие одиночки еще семь дней давали бой. До 30 июня – последней стала группа лейтенанта Жданова.

После войны в крепость из «островных» защитников вернулись только 19 человек. Выжженные огнеметами и израненные пулеметными выстрелами стены, кирпичная крошка под ногами. Здесь время будто застыло – «вчера» войны продолжается изо дня в день.

Loading...


В 14 он ушёл в партизаны: «Я собрал за лето 12 винтовок, 4 нагана и переправил в лес. И где я хранил оружие? В ёлочках!»



Для Дзержинского района Антон Игнатьевич Азаркевич личность легендарная. Он живёт в деревушке Негорелое. Родился он в этих местах в 1928 году. Здесь же и встретил начало войны. Будучи 14-летним подростком, ушёл в партизаны. В программе «Центральный регион» о войне – слова свидетеля.

Антон Азаркевич, ветеран Великой Отечественной войны:
Это было утро. Тихо-тихо. Я пошел на речку с удочкой – с детства люблю рыбачить. Побыл часов до 7-8 часов с четырех, наверное. Возвращался домой, и как раз в это время немецкие мотоциклисты въехали. В магазине прикладом выбили окна, дверь – что надо было, брали, что хотели, что было. Из старших никого не было – никто не выходил. Потом немцы на гармошке играют, песни поют, вино стоя пьют – кто на машине, кто на улице. В общем, чувствовали себя вольготно. Они не чувствовали, что они на войне. Люди ходят и куры ходят. Ходят с винтовками между людей и в курей стреляют.

Мама яиц, масла, шпик им дала. Дальше колхозы были – коровы, свиньи. Зарежут тушу – поели, а остальное выбрасывали. У нас два кабана большие были. В эту же ночь, когда пришли, одного кабана убили в сарае и забрали. И тут на мосту смолили и разделывали. Это я все хорошо помню.

Я собрал за лето 12 винтовок, 4 нагана и переправил через Бориса в лес. А Борис уже переправил к партизанам. И это было до 43-го года. Потом где-то в августе-сентябре они брали молодежь, и меня тоже хотели забрать. Я не поехал, удрал. Ушел в тете. Дядьку немцы повесили за связь с партизанами. Он был председателем колхоза. И где я хранил оружие? В ёлочках! Они были густо пострижены – что хочешь, прячь. Смазывал смазкой для сбруи это оружие.

В 1945 году я служил в Полоцке. Боровуха 1 – большой воинский городок, озеро большое рядом было. Через дорогу – опять озеро. Прекраснейшие, живописные места! Как был День Победы? Объявил дневальный. Это было рано утром. Все – ура, ура! Это было счастьем для каждого человека. Это после таких мучений, страданий – холод, голод, нищета. Армию народ ждал как Бога! Даже больше. Знали, что придет и освободит. Вот так я встретил Победу.