Раритеты еврейской культуры и советские ёлочные игрушки. Необычные экспонаты можно увидеть в Минске

30.12.2020 - 13:35

Какие необычные экспонаты можно увидеть в Минске, узнали в программе «Минск и минчане» на СТВ.

Детство на идиш, взаимопроникновение культур и семейные традиции. Коллекционер Игорь Сурмачевский представил выставку, посвященную иудаике, – «Тутэйшы Iерусалiм». Как мечта еврейского народа о собственной земле приобрела белорусские черты.

Игорь Сурмачевский, коллекционер, дизайнер:
Слуцкие пояса использовались и в еврейской традиции как ценная ткань, на которой выкладывалась Тора или же она пряталась в специальные ниши. С двух сторон шли слуцкие пояса, а наверху обычно была надпись: «Если забуду Иерусалим, пусть отсохнет моя рука». Они всегда помнили о своей Родине. Они мечтали об Иерусалиме, но когда они смотрели в окно, то видели «Тутэйшы Iерусалiм», который изображали на серебряных кубках.

Примечательно, что экспозиция открылась во время Хануки – праздника свечей. К слову, интерес к еврейской культуре и традициям возник у коллекционера неспроста: дает о себе знать интернациональное детство.

Игорь Сурмачевский:
Мой дед погиб на войне в 1941 году, бабушка из Борисова ждала его до 1955-го: он пропал без вести, ей пришла похоронка. Вторым браком она вышла за еврея. Мое детство прошло именно в еврейской атмосфере, потому что мой второй дедушка был Шлема Самуилович Каган.

У названого дедушки Игоря Сурмачевского были сестра Рахиль и брат Яша. Наш герой хорошо знает от отца рассказы тети Рахиль о партизанском прошлом. А вот дядя Яша уехал в Чикаго. Оттуда он хотел отправить родным весьма габаритный презент.

Игорь Сурмачевский:
Яша хотел подарить своему брату огромный кадиллак. Вы только представьте, если бы такой кадиллак проехал по Борисову в 60-х годах – это была бы бомба. Но, к сожалению, у Яши случился сердечный приступ, кадиллак доехал до Гамбурга, а советская сторона выставила такую пошлину за этот кадиллак, что, к сожалению, он не приехал в Борисов.

Кроме семейных легенд и шкафа, который Шлема привез из Вены, – а он прошел всю войну и дошел до столицы Австрии – наш собеседник сохранил воспоминания о необычном еврейско-православном быте.

Игорь Сурмачевский:
Мое детство было и в Борисове, и в Фаниполе. Я мог сравнивать: в Фаниполе бабушка – католичка, я мог делать все, что хотел. Я пошел в сад, нарвал яблок, съел клубнику. А в Борисове все было все по часам.

Какую бабушку наш собеседник любил больше, догадаться несложно. И тем не менее, детские впечатления вылились в большую коллекцию, которую Игорь Сурмачевский представил в галерее Михаила Савицкого.

Игорь Сурмачевский:
Основной цвет, который я выбрал, это темно-синий пурпур, который использовался в сакральной одежде первосвященников. На его фоне выставлена одна их жемчужин моей коллекции – это Тора из Волковыска.

Особую ценность представляют киддуши. Чем же уникальны такие кубки?

Игорь Сурмачевский:
Киддуши, которые выполнены на наших землях, имеют свое отличие от европейских. У нас развился такой рисунок, как городской пейзаж. На самом деле это изображение синагоги, как себе евреи представляли свой рай.

Только вот почему этот рай больше напоминает столичную ратушу или пейзажи под Минском? Впрочем, каждый может увидеть свой сакральный смысл. А заодно полюбоваться эксклюзивной мебелью эпохи Бидермейера: потомки Авраама любили окружать себя поистине красивыми предметами.

Уже не Бидермейер, но дорогое и знакомое нам советское детство: с мандаринами, оливье и украшенной ватой и серебристым дождиком елкой. Тут вам и пузатый Винни, и трогательные новогодние открытки, и удивительные праздничные коробки для подарков, и даже выпуски «Мурзилки». Кто же те волшебники, которые смогли нас вернуть в праздник тридцатилетней давности? Оказалось, что всему виной старинный сундук.

Евгения Стельмахова, старший научный сотрудник Музея истории города Минска:
Весь предыдущий год Музей истории города Минска работал над новой экспозицией по улице Раковская, 17, и мы будем делать музей советского Минска. Мы обратились к минчанам, чтобы они нам помогли в подготовке экспозиции, сами сделать своими руками, достали из антресолей то, что им не нужно, все эти советские милые вещи и принесли нам в музей. Одним из самых ценных наших приобретений стал один невзрачный сундук, наполненный доверху ватой и старинными советскими елочными игрушками.

Так ларец стал первым и самым главным экспонатом выставки «Что растет на елке», а его содержимое украсило праздничные деревья и витрины.

Елизавета Микуцевич, старший научный сотрудник Музея истории города Минска:
У нас представлены различные персонажи, наверное, самые любимые игрушки у детей – это герои сказок, животные, люди в национальных костюмах, дети. Самые интересные игрушки сделаны из ваты, они самые редкие и старые на нашей выставке.

Заснеженные домики, колокольчики, игрушки из картона и фольги, серебряные бусы, Дед Мороз из ваты – все это и много чего еще можно увидеть до 17 января по адресу: площадь Свободы, 15. Так что спешите подарить себе праздник и узнать больше об истории своего народа и не только.

Loading...


По ним можно было узнать о социальном статусе. Какие костюмы носили наши предки?



В историческом музее можно заглянуть в сундук из прошлого и изучить восемь аутентичных строев. Региональные гардеробчики из глубины веков окунут в традиции и передадут тепло рук предков, когда выращивали лен, стригли овечек и ткали на кроснах паневы.

Дана Антонович-Андреева, куратор выставки «Белорусский костюм: прошлое и современный дизайн»:
Мы представили все шесть регионов: Лельчицкий, Дубровенский, Краснопольский, Гродненский, Дрогичинский строй. Как правило, девушку в первый день свадьбы оплакивали, потому что она умирает в своем девичестве, это как перерождение. В первый день невеста носила костюм более скромный, преобладал белый цвет, на второй день уже появляется красный, как символ жизни, возрождения.

По костюму можно было узнать о социальном статусе: замужем или в активном поиске. И хоть у каждого местечка была своя эстетика и характер, алой нитью связывали общие ценности.

Мария Винникова, старший научный сотрудник Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Беларуси:
Мне давялося сустракаць жанчын, на Палессі асабліва, якія зберагалі гэты вузельчык на той свет, у якім абавязкова было традыцыйнае адзенне. Па традыцыйнаму адзенню кожная жанчына лічыла, што яе там продкі пазнаюць на тым свеце.

Прямолинейный крой, безотходный и рациональный. Самотканая одежда была оберегом души и тела. Защищала от жары-холода и злых духов. Чтобы с того света не ворвалась нечисть, мастерицы знали подход.

Мария Винникова:
Жанчына і нават маленькія дзяўчынкі на людзі ніколі не выйдуць без фартуха. Гэта не для таго, каб не запэцкаць спадніцу, а для таго, каб засцерагчы ўлунне жаночае, каб жанчына, дзяўчына была здаровай, каб яна нарадзіла здаровых дзетак.

Не зря же говорят, родиться в рубахе. Любая льняная сорочка в разрезе превратится в крест. Его называли божья свеча, потому что белое полотно олицетворяло свет и благодать. Полешуки говорили, что сорочка должна была закрывать шею, локти и колени. Орнамент размещали не просто так. Каждая деталь несла свой смысл.

Мария Винникова:
Там, дзе заканчваецца сарочка гэты абярэг льняной тканіны, звычайна там размяшчаўся арнамент. Спачатку ў выглядзе простых чырвоных палосачак, кругом рукавоў, кругом падола, кругом шыі звычайна, і яна абазначала вось той беражок, тую мяжу, за каторую нячысцікі ўжо не маглі прыступіцца да цела і душы чалавека.

Анастасия Макеева, корреспондент:
На выставке можно даже полистать альбом из прошлого. Этнограф Исаак Сербов оставил нам портреты колоритных белорусов начала XX века.

Дух времени раскрывает и ролик, посвященный Домачевскому строю. Визитка на трех языках. Культурный проект от команды «Этнотрадиция» и Академии наук. Традиции были сильнее тенденций, но иногда светская мода стучалась в двери.

Мария Винникова:
Гэты брыжасты каўнер гэта ўплыў свецкай моды, магчыма з Іспаніі. Гарсэт гэта даволі позняя з'ява ў традыцыйным нашым адзенне, ён з'явіўся недзе ў XVI стагоддзі. Даволі складаны крой і звычайна замаўлялі ўмельцам. Тканіны багатыя, як аксаміт, розныя ўпрыгожванні, але гэта ўжо пачатак XX стагоддзя.

Все дело в намитке. Головные уборы могли рассказать о многом и гармонично завершали образ. На выставке они красуются на этно-рисунках Михаила Романюка. Молодые девушки до брака частенько носили льняные повязки – скиндочки, киндачки, их называли по-разному. С замужеством ситуация менялась и распускать Марусям косы было не комильфо.

Мария Винникова:
У першы дзень вяселля ёй мянялі прычоску, распляталі дзявочую касу. Звычайна на большая частцы Беларусі гэта былі валасы, накручаныя на абручык, зроблены з кудзелі лёну, абабіты палатном  гэта таксама моцны абярэг. Потым зверху апраналі чапец, паверх яго завіваўся верхні кампанент галаўнога ўбора, які ў нас на большай частцы Беларусі называўся «наметка». Гэта доўгае палатнянае покрыва, якое своеасаблівым чынам завівалася кругом галавы.

Историю продолжает современность. Галерея нарядов на новый лад завораживает гостей выставки. Они блистали на «Мельнице моды», «Этно-стиле» и других фестивалях. Музой для белорусских дизайнеров стали наши корни. И надо сказать, тема «этно» сегодня переживает второе рождение.

Христина Высоцкая, старший преподаватель кафедры декоративно-прикладного искусства и костюма БГАИ:
В рамках выставки академия искусств принимала участие, здесь выставлено три наших костюма. Один из них делала наш преподаватель Ольга Самощенко.

Это пальто выполнено из работ наших студентов-текстильщиков, это все вручную сотканные полотна традиционными техниками мелкоузорчатого ткачества.

А также здесь две работы наших выпускниц: Алины Хлябо и Насти Рябовой это уже такие экспериментальные, современные, очень нетрадиционные решения.

Если же вам захочется узнать о национальном гардеробчике больше, отправляйтесь в Неглюбку и Семежево. Там наследие берегут, как зеницу ока. Расскажут о символике и даже предложат самому соткать сувенир на память.