Раритеты еврейской культуры и советские ёлочные игрушки. Необычные экспонаты можно увидеть в Минске

30.12.2020 - 13:35

Какие необычные экспонаты можно увидеть в Минске, узнали в программе «Минск и минчане» на СТВ.

Детство на идиш, взаимопроникновение культур и семейные традиции. Коллекционер Игорь Сурмачевский представил выставку, посвященную иудаике, – «Тутэйшы Iерусалiм». Как мечта еврейского народа о собственной земле приобрела белорусские черты.

Игорь Сурмачевский, коллекционер, дизайнер:
Слуцкие пояса использовались и в еврейской традиции как ценная ткань, на которой выкладывалась Тора или же она пряталась в специальные ниши. С двух сторон шли слуцкие пояса, а наверху обычно была надпись: «Если забуду Иерусалим, пусть отсохнет моя рука». Они всегда помнили о своей Родине. Они мечтали об Иерусалиме, но когда они смотрели в окно, то видели «Тутэйшы Iерусалiм», который изображали на серебряных кубках.

Примечательно, что экспозиция открылась во время Хануки – праздника свечей. К слову, интерес к еврейской культуре и традициям возник у коллекционера неспроста: дает о себе знать интернациональное детство.

Игорь Сурмачевский:
Мой дед погиб на войне в 1941 году, бабушка из Борисова ждала его до 1955-го: он пропал без вести, ей пришла похоронка. Вторым браком она вышла за еврея. Мое детство прошло именно в еврейской атмосфере, потому что мой второй дедушка был Шлема Самуилович Каган.

У названого дедушки Игоря Сурмачевского были сестра Рахиль и брат Яша. Наш герой хорошо знает от отца рассказы тети Рахиль о партизанском прошлом. А вот дядя Яша уехал в Чикаго. Оттуда он хотел отправить родным весьма габаритный презент.

Игорь Сурмачевский:
Яша хотел подарить своему брату огромный кадиллак. Вы только представьте, если бы такой кадиллак проехал по Борисову в 60-х годах – это была бы бомба. Но, к сожалению, у Яши случился сердечный приступ, кадиллак доехал до Гамбурга, а советская сторона выставила такую пошлину за этот кадиллак, что, к сожалению, он не приехал в Борисов.

Кроме семейных легенд и шкафа, который Шлема привез из Вены, – а он прошел всю войну и дошел до столицы Австрии – наш собеседник сохранил воспоминания о необычном еврейско-православном быте.

Игорь Сурмачевский:
Мое детство было и в Борисове, и в Фаниполе. Я мог сравнивать: в Фаниполе бабушка – католичка, я мог делать все, что хотел. Я пошел в сад, нарвал яблок, съел клубнику. А в Борисове все было все по часам.

Какую бабушку наш собеседник любил больше, догадаться несложно. И тем не менее, детские впечатления вылились в большую коллекцию, которую Игорь Сурмачевский представил в галерее Михаила Савицкого.

Игорь Сурмачевский:
Основной цвет, который я выбрал, это темно-синий пурпур, который использовался в сакральной одежде первосвященников. На его фоне выставлена одна их жемчужин моей коллекции – это Тора из Волковыска.

Особую ценность представляют киддуши. Чем же уникальны такие кубки?

Игорь Сурмачевский:
Киддуши, которые выполнены на наших землях, имеют свое отличие от европейских. У нас развился такой рисунок, как городской пейзаж. На самом деле это изображение синагоги, как себе евреи представляли свой рай.

Только вот почему этот рай больше напоминает столичную ратушу или пейзажи под Минском? Впрочем, каждый может увидеть свой сакральный смысл. А заодно полюбоваться эксклюзивной мебелью эпохи Бидермейера: потомки Авраама любили окружать себя поистине красивыми предметами.

Уже не Бидермейер, но дорогое и знакомое нам советское детство: с мандаринами, оливье и украшенной ватой и серебристым дождиком елкой. Тут вам и пузатый Винни, и трогательные новогодние открытки, и удивительные праздничные коробки для подарков, и даже выпуски «Мурзилки». Кто же те волшебники, которые смогли нас вернуть в праздник тридцатилетней давности? Оказалось, что всему виной старинный сундук.

Евгения Стельмахова, старший научный сотрудник Музея истории города Минска:
Весь предыдущий год Музей истории города Минска работал над новой экспозицией по улице Раковская, 17, и мы будем делать музей советского Минска. Мы обратились к минчанам, чтобы они нам помогли в подготовке экспозиции, сами сделать своими руками, достали из антресолей то, что им не нужно, все эти советские милые вещи и принесли нам в музей. Одним из самых ценных наших приобретений стал один невзрачный сундук, наполненный доверху ватой и старинными советскими елочными игрушками.

Так ларец стал первым и самым главным экспонатом выставки «Что растет на елке», а его содержимое украсило праздничные деревья и витрины.

Елизавета Микуцевич, старший научный сотрудник Музея истории города Минска:
У нас представлены различные персонажи, наверное, самые любимые игрушки у детей – это герои сказок, животные, люди в национальных костюмах, дети. Самые интересные игрушки сделаны из ваты, они самые редкие и старые на нашей выставке.

Заснеженные домики, колокольчики, игрушки из картона и фольги, серебряные бусы, Дед Мороз из ваты – все это и много чего еще можно увидеть до 17 января по адресу: площадь Свободы, 15. Так что спешите подарить себе праздник и узнать больше об истории своего народа и не только.

Loading...


«Уникальные формы и улыбающийся чайник». Вот что можно увидеть на выставке белорусского фарфора



«Простые вещи. Чайники». В Национальном историческом музее Республики Беларусь прошла необычная выставка фарфора. Чайник  один из традиционных и популярных видов посуды, которая есть в каждом доме, является символом не только душевного общения, но и специальных чайных церемоний, рассказали в программе «Минск и минчане» на СТВ.

Евгения Есько, младший научный сотрудник Национального исторического музея:
Чайники, которые вы можете здесь увидеть, представлены впервые, это образцы, которые были допущены художественным советом к производству.

Вашему вниманию – паспорт одного из первых чайников. Сервиз называется «Одуванчик», или «Б1» (по первой букве фамилии автора, придумавшего изделие). Как менялись формы и способы украшения фарфора под влиянием времени, моды и стилей – все это можно проследить в экспозиции.

Евгения Есько:
В декоре первых чайников использовалось определенное количество цветов. Прежде всего, это был красный, черный, коричневый, серый. Особый интерес вызывают эти два чайника, у которых вы можете заметить небольшое отверстие сбоку, которое предназначено для нагревателя.

После закрытия Минского фарфорового завода в конце 2000-х большая коллекция из 10 000 фарфоровых изделий «перекочевала» из заводского музея в Национальный исторический.

Евгения Есько:
За время работы Минского фарфорового завода были созданы уникальные формы, в том числе и улыбающийся чайник, автор чайника – Литвиненко. Также художница создала уникальный сервиз «Прибрежный пейзаж», здесь вы можете видеть красивую цветовую гамму, сочетание нежно-голубого и серого цвета, цвета льна

Узнается в экспонатах и белорусская природа.

Евгения Есько:
Обратите внимание на форму чайника и сахарницы. Они выполнены в виде такого колокольчика, также можно заметить, что крышки переходят плавно в основное тело чайника и сахарницы. То есть мы даже не видим разницы в этом переходе. Это значит, что мастер идеально продумала пропорции перед обжигом и перед созданием самого чайника.

В «нулевых» появляются новые дизайнерские решения. Есть здесь и ложки, а также щипцы конца 19 – начала 20 веков. А в 1978 году открылся фарфоровый завод в Добруше, который до сих пор радует покупателей широким ассортиментом.

Евгения Есько:
Минский фарфоровый завод и Добрушский фарфоровый завод, конечно, ориентировались на покупателя и создавали уже сервизы, которые мог позволить себе практический каждый житель БССР. Такие чайники были в каждой семье.

Чайная церемония – это целый ритуал, смысл которого не только в наслаждении напитком, но и в создании особой атмосферы. Правда, если раньше подобные мероприятия были доступны только императорским семьям, то теперь душевные посиделки можете организовать и вы. Не забудьте только о главном атрибуте приятного вечера.