«Рассчитывать надо только на себя»: Президент подверг критичному анализу ситуацию в машиностроении

26.11.2016 - 20:52

Со шведскими Volvo или Scania непросто конкурировать белорусским грузовикам, легковушкам и автобусам. Однако интересный факт: концерн Volvo  недавно выкупила китайская компания Geely, чьи автомобили выпускают в Беларуси. В этой цепочке вполне можно отыскать выгоды для белорусского автопрома. Во-первых, сей факт придает весомость марке «БелДжи». А новые модели белорусско-китайских легковушек разрабатываются при участии Volvo. Но знатоки утверждают: каждый товар найдет своего покупателя, если умело продавать и правильно наладить производство. Об этом шел разговор на совещании у Президента. Ситуация в машиностроении подверглась критичному анализу. Евгений Пустовой рассказывает.

Никита – настоящий патриот белорусского автопрома. Пятилетний горожанин не хуже взрослого агрария разбирается в отечественных комбайнах.

Ребенок увлеченно конструирует нашу технику. Вот бы с такой же старательностью к делу подошли белорусские машиностроители. Недостатки отечественных комбайнов, тракторов, грузовиков – и всей отрасли, как конструктор Lego, на мельчайшие детали разобрали на самом высоком уровне.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Существенных положительных результатов не наблюдаем, и за это кто-то должен ответить. Меня интересует, есть ли у правительства действительно эффективные меры для подъема отрасли. Знают ли руководители предприятий пути решения проблем: что мешает, что надо сделать и как мы это будем делать.

Чтобы эти злободневные вопросы не стали риторическими, Александр Лукашенко подобное совещание проводил еще в 2015 году, а затем за год исколесил все брендовое кольцо автомобильной отрасли страны.

Александр Лукашенко:
Я вам в этом году не мешал никому работать. Надо – поддерживаем. Фактически в вашем распоряжении Национальный банк, все, что надо. Все вопросы, всю грязь на себя забрал. То, чем не занимается ни один президент в мире.

Ну что, приехали – звучит в укорительном тоне. За два года объемы выпускаемой техники сдулись, как пробитое колесо, ровно наполовину. А чтобы выкарабкаться из этой ухабины, необходимо быстрее раскачиваться. А пока до уровня образцового 2013 года добраться получилось лишь на 3%.

Александр Лукашенко:
Я могу еще вам рассказать, как работают ваши предприятия на внешних рынках. Куда я ни приеду, мне говорят: нужны ваши автобусы. Так они не могут произвести столько автобусов, сколько надо. Меня это вообще поражает. Работайте 28 часов в сутки, но сделайте автобусы, которые нужны. Вы получите деньги.

В яме – все мировое машиностроение. Но вряд ли каким еще автомобильным маркам на новые рынки помогают двигаться главы государств. От Атлантики до Индийского океана и даже до часа ночи на встрече с Путиным наш Президент, в том числе, обсуждал возможность увеличения экспорта белорусских тракторов, грузовиков и автобусов. Но воз, вернее, техника, и ныне там.

Александр Лукашенко:
Значит, у вас проблема складов исчезла.

Виталий Вовк, министр промышленности Республики Беларусь:
Нет, до конца нет. Наша главная задача – иметь номенклатуру, товар, который может продаваться. И параллельные задачи стояли – это распродажа складов.

В общем, пока еще нескладно получается нашим производителя разгружать склады. Технику растолкали по торговым домам и фирмам-однодневкам. А теперь надо искать должников и десятки миллионов долларов. Дебиторская задолженность от Венесуэлы до Китая.

Александр Лукашенко:
Проблемная дебиторская задолженность по МТЗ сколько? 60 миллионов?

Виталий Вовк:
Только по Венесуэле по МТЗ – более 60 миллионов.

Александр Лукашенко:
А по России?

Виталий Вовк:
По России – около 90.

Александр Лукашенко:
Вы решили подарить.

Виталий Вовк:
Нет.

Россия – самое привычное направление. Она ближе всего: по расстоянию, спросу и ментально. Но сейчас там и своим грузовикам негде развернутся. Да и коллеги по евразийскому цеху продвигают, прежде всего, продукцию из своих цехов.

Виталий Вовк:
Казахи вступили в ВТО. Приняли беспрецедентные условия по открытию собственного рынка. Армяне и киргизы двигаются в этом же направлении. Россия в пику всем нормам и канонам стала массово принимать внутренние нормативные акты по защите собственного рынка.

Александр Лукашенко:
Если они будут видеть, что мы произвели точно то, что на КамАЗе, никогда, будут крутить, вертеть, что угодно делать, но не купят. Никакие тут отношения не помогут. Но и в России можно работать. Только надо шевелиться. А вы все: Россия, Россия – как будто нет другого рынка.

Экономика соседней страны переориентировалась на военные рельсы. А белорусские производители никак не могут переформатировать свои контракты. Сколько не говорят управленцы «диверсификация», слаще экспортные показатели не становятся.

Александр Лукашенко:
Все люди в Беларуси знают, что такое диверсификация, что такое запасы продукции на складах и что такое прибыль. За это и отвечать надо. То, что мне бойко Вовк доложил, а сейчас дополнит Семашко – это прожекты, а не проекты. Я их наслушался. И я знаю, как они в правительстве реализовываются.

На экспортных перекрестках белорусскую технику должны поддерживать все. От рядового клерка из отдела продаж до дипломата. В одной упряжке вместе с посольствами должны работать и торговые представительства.

Александр Лукашенко:
Посмотри, сколько там сидит родственников и прочих, которые получают зарплату больше, чем наши послы. Надо принимать к ним меры.

Владимир Макей, министр иностранных дел Республики Беларусь:
Мы подготовим отчет и доложим.

Но как завоевывать новые рынки, если даже между собой белорусские автопроизводители не могут разъехаться. Конкуренты. Китайские кредиты не освоены, зато бездумно готовы тратить деньги под проценты на то, чтобы дублировать производства и модели. Еще одна ключевая проблема, из-за которой мастерам чаще приходится брать в руки гаечные ключи – качество продукции. У белорусов нарекания на белорусов.

Степан Кононович, тракторист-машинист:
И недоработки большие в коробке. Года 4 и она сыпется.

Если раньше имидж белорусов не мог испортить даже пьяный тракторист из соседней страны, то сейчас на колесную гордость державы пошли накаты. Отличную репутацию зарабатывали десятилетиями, а испортить ее можно несколькими информационными вбросами.

Леонид Анфимов, председатель Комитета государственного контроля Республики Беларусь:
На недавней встрече с российскими журналистами Президенту был задан вопрос, о том, как пьяные трактористы ездили по 10 лет на наших тракторах. Недавно такой вопрос мы услышали от губернатора Брянской области. Трактор, который выпускается сегодня тракторным заводом, и тот трактор, который выпускался 10 лет, совершенно разительно разнятся по качеству.

Александр Лукашенко:
Все разбосячились. И нам надо установить, коль Вовк и Семашко не могут с них спросить за качество, нам надо установить этот контроль, потому что это лицо, бренд страны.

Быстрее отечественным брендам надо въезжать и в колею трендов международного автомобилестроения. В докладе министра промышленности перспективы на 2020 и 2030 годы и обещания: свои коробки передач, гидравлика, аккумуляторы, электромобили и заводы. Других спикеров президент осек. Их хвалебные доклады так и остались в портфелях.

За круглым столом – 80 человек. От конструктора до премьер-министра. Директор Борисовского завода – о волоките.

Анатолий Капский, генеральный директор ОАО «БАТЭ»:
Большую помощь в увеличении экспорта оказал подписанный вами указ 180. Он уже, насколько я знаю, внесен. Хотелось бы, если это возможно, быстрее это сделать.

Александр Лукашенко:
В чем проблема?

Андрей Кобяков, премьер-министр Республики Беларусь:
Как только вопрос был поставлен, сразу его решили.

Александр Лукашенко:
Работайте. Считайте, что у вас указ этот есть.

Руководитель БелАЗа – с просьбой дальнюю дугу сделать ближе. Наши гиганты смогут развернуться на новых рынках благодаря отсрочке платежей. Это мировой опыт.

Петр Пархомчик, генеральный директор ОАО «БелАЗ» – управляющая компания холдинга «БелАЗ-Холдинг»:
Наши конкуренты используют длительные сроки отсрочки платежа: от 5 до 7 лет. Мы сегодня, максимум, что позволяет наш закон – это 720 дней.

Александр Лукашенко:
Договорились.

А производитель брендового для страны слова и модели «Полесье» увяз в долговой трясине. И опять – просьба к Президенту. Разобраться с кредитами.

Александр Камко, генеральный директор ОАО «Гомсельмаш»:
Мы не были в состоянии платить. Нам отсрочили, сделали реструктуризацию.

Александр Лукашенко:
Вам сказали: не за 5 лет вернете, а вернете за 15 лет. И не под 12-20%, а под 7%. Это нормально.

Александр Камко:
Это нас спасло. Но нагрузка очень велика.

Александр Лукашенко:
Хорошо, договорились. В течение недели мне доложите и по расчетам, и что будут делать дальше.

Горячие головы призывают реформировать отрасль, а проще, сбросить с плеч государства судьбы 150 тысяч рабочих рук. К тому же за широкой спиной каждого из заводчан еще семь работающих.

В начале 1990-х правительство опустило руки, не зная, что делать с большими предприятиями и такими же проблемами. Люди вышли на улицу, но выход тогда смог найти молодой лидер Лукашенко.

И сейчас наш Президент настаивает: грош цена всем изменениям, если они не отразятся на кошельках рабочих. Ведь все экономические труды – ради социальных благ.

Александр Лукашенко:
Реформы – хорошо, но люди хотят кушать каждый день. В 2015 году реальная зарплата сократилась на 11%, за 9 месяцев где-то на полпроцента добавили, по промышленности – 1.7%. А как вы получите 500 долларов в будущем году?

Выводы совещания: приемлемые кредиты – под реальные заказы, за рубежом – своя широкая сервисная и дилерская сеть. А все изъяны – устранить к середине следующего года. Говорим Беларусь – сборочный цех – подразумеваем аж 16 автохолдингов. А это 13% ВВП и каждый 9-й рубль экспортной выручки. Немудрено, в машиностроительную отрасль Беларусь вкладывает очень большие деньги. Бюджетные вливания – настоящий спасательный круг. Но и сами машиностроители не должны плыть по течению.

Александр Лукашенко:
В экономике военное положение.  А мы расслабились, и будто ничего не происходит. Я вам пытаюсь целый год в голову вбить, что война, мужики. Рассчитывать надо только на себя. Ни на какую Америку, ни на какую Россию. Проблем наворочено в мире столько, что дай бог каждому разобраться. И тот. Кто первый начнет вылазить из этих проблем, тот и останется жив. Тот, кто будет в хвосте плестись. Тому помогут утонуть. Вот и все.

И все-таки, несмотря на скептические прогнозы, мы можем, если хотим. Осваиваем производство новых кабин и коммунальной техники. А президентская мечта о народном автомобиле – воплощается под Борисовом. Правда, пока Geely чаще всего встречается в ведомственных гаражах. Но, как показывает практика, белорусская легковушка способна догнать даже Mercedes и BMW.

Loading...


Президент Беларуси о льняной отрасли: должна в течение трёх лет минимум в два раза эффективнее стать



Новости Беларуси. Александр Лукашенко требует большей отдачи от льняной отрасли. Об этом глава государства заявил 30 ноября, посещая Оршанский льнокомбинат, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

В течение нескольких лет отрасль может стать эффективнее в два раза. Не так много стран в мире выращивают эту культуру, в основном европейские государства. Первую строчку рейтинга занимает Франция, Беларусь – на второй-третьей позиции. Однако ситуация такова, что несмотря на инвестиции в развитие отрасли, мы все еще вынуждены закупать сырье за границей.

Президент высказал долю критики в адрес губернаторов и руководства АПК за нехватку отечественного льна. Вопрос и в качестве. Производителям приходится пользоваться импортом, что, конечно, сказывается на итоговой цене продукции.

Владимир Нестеренко, генеральный директор Оршанского льнокомбината:
Сегодня мы закупаем сырье. В Европе три страны-производителя – это Бельгия, Голландия и Франция. Но 80 % сырья производит Франция, поэтому основное сырье идет оттуда.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
С одной стороны, это хорошо, что на рынке все меньше и меньше государств, которые производят.

Владимир Нестеренко:
При этом ажиотаж идет, растет цена на сырье на рынке.

Александр Лукашенко:
Да. Поэтому надо возделывать свой лен, чтобы не закупать. Эта отрасль должна в течение трех лет по моим расчетам минимум в два раза эффективнее (стать – прим. ред.). И мы это можем сделать, если бы у нас правительство работало как следует.

В этом сезоне на качестве и объемах сырья сказалась погода. Но схожее положение дел на предприятиях было и в прежние годы, так что есть объективные причины низкой эффективности.

Лен – культура рентабельная, зарабатывать на ней можно. В Беларуси для этого уже многое сделано. Президенту доложили о модернизации комбината, вложенных средствах. Объем экспорта в последнее время вырос, расширилась география поставок. Комбинату удалось увеличить выручку, и, конечно, повысить зарплаты сотрудникам. Предприятие обеспечивает своевременные расчеты по кредитам.

Однако, как отметил Президент, прибыль должна расти не только у перерабатывающих предприятий, но и у сельхозпроизводителей, которые возделывают лен. Для этого Оршанский льнокомбинат на протяжении нескольких лет повышает закупочные цены на сырье.