Ревность: почему она появляется и как с ней бороться?

27.05.2019 - 09:56

Любой психолог скажет: гармоничный союз держится на трёх китах – любовь, уважение и доверие. В отношениях с противоположным полом Кристина обжигалась не единожды. Все её любовные истории развивались по одному сценарию: влюблялась, привыкала, а вот довериться партнёру никак не получалось.

Кристина Крупская:
При отношениях с молодыми людьми у меня постоянно есть какое-то недоверие, я не могу перестать контролировать личную жизнь человека. Я постоянно проверяю, куда он ходит, с кем ходит, какие у него друзья. Вследствие чего у нас постоянные скандалы и мы расстаёмся.

Как гласит пословица: доверяй, но проверяй. Многие мнительные особы, точно так же, как наша героиня, включают режим «тотального контроля» и начинают страдать паранойей: тайно просматривать личную почту своей половинки, подслушивать звонки, подозревая её в неверности.

Марина Прохорова, психолог:
В быту принято ассоциировать доверие-недоверие с темой измен, какого-то интереса на стороне. Я хотела бы акцентировать внимание на том, что пара всегда сталкивается с какими-то сложностями. Очень важно, чтобы в трудный момент в жизни их партнёр не сказал: ой нет, это не для меня.

Такое может возникнуть и на ранних стадиях отношений. Поэтому не стоит сразу демонстрировать чрезмерную открытость. Ведь при первых склоках, желая уколоть побольнее, партнёр может специально надавить на душевную мозоль. Вследствие обремененный горьким опытом своему новому избраннику не решится открывать самые потаённые уголки души.

Марина Прохорова:
Человека как-то это испугает, когда вы обнажились преждевременно. Важно, всё-таки, постепенно, планомерно сближаться и узнавать друг друга.

Степень эмоциональной близости формируется ещё в детстве. Недополучив тепла и внимания от родителей, человека во взрослой жизни может преследовать навязчивая идея, что его обязательно ранят, потому как он не достоин хорошего отношения к себе. Таким личностям проще запереть своё сердце на тысячу замков.

Марина Прохорова:
Здесь такие темы могут вскрываться, как: кто я, насколько я ценен, чего я хочу, а могу ли я получить то, что я хочу и, соответственно, в зависимости от этого отношения человек выбирает партнёра.

Разобраться в себе и научиться доверять своему партнёру поможет парная психотерапия. Душевные лекари подскажут, как подобрать ключик к закрытому сердцу.

Loading...


Как сыграть психологию победителя, и почему важно принять ситуацию с коронавирусом? Мнение спортивного психолога



Новости Беларуси. Он прошел шесть Олимпиад, но ни разу не вышел на соревнования, сообщили в программе «Неделя спорта» на СТВ.

Он всегда был рядом с командой, но никогда не тренировал. Он обладает колоссальным багажом знаний, но может только подсказать. Он находит общий язык и с теннисистами, и с борцами, и с биатлонистами.

В студии «Недели спорта» – спортивный психолог Николай Волков.

Наша задача – сделать случайную психологию победителя закономерностью

Кристина Момот, СТВ:
Расскажите мне как человеку, далекому от соревнований, в чем заключается ваша работа? Я понимаю, что тренер тренирует, медик следит за здоровьем, а вы что делаете? Поднимаете боевой дух?

Николай Волков, спортивный психолог:
Такое маленькое стихотворение: «пусть мой путь недалек и недолог, и не всем я понятен и люб, но душой я от бога психолог, людовед и большой душелюб». Психология – это наука о душе. Психология спорта – это, можно сказать, душа спорта. Вот такая работа.

Виталий Гурков, СТВ:
Многие иностранные тренеры, приезжая работать к нам, особенно в клубы, в игровые виды спорта, отмечают и оправдывают поражения, говоря, что «у белорусов нет психологии победителя». Правда ли это? Как спортсмен хочу спросить: у нас нет духа чемпионства?

Николай Волков:
У каждой команды своя психология победителя, свой оптимальный уровень боевого настроя, свой неповторимый почерк. И я помогаю найти вот этот оптимальный уровень боевого духа. Зафиксировать, отметить в нужный момент и потом все-таки сыграть свою лучшую игру. Сыграть ту психологию победителя, которая, как ни странно, иногда получается случайно. Но наша задача – сделать эту случайность закономерностью.

Кристина Момот:
Минское хоккейное «Динамо» проигрывает все время. Чем вы могли бы им помочь?

Николай Волков:
Дело в том, что не нужно зацикливаться на удачах или неудачах. Если все время сейчас спад какой-то идет, значит, такой же и подъем будет. Это закон такой. Поэтому просто работать, работать, работать, и обязательно придет успех.

Мы даже отстаем от той психологии спорта, которая была в Советском Союзе

Кристина Момот:
Не буду говорить за всех, но у большинства из нас такой менталитет, что зазорным считается обратиться к психологу. А спортсмены какие люди? Они обращаются к вам сами?

Николай Волков:
К сожалению, мы еще не доросли до того уровня, когда в каждой команде должен быть психолог. Особенно в национальной команде. Когда психолог решает те вопросы, которые необходимы для спортсмена, для тренера. Мы даже отстаем от той психологии спорта, которая была в Советском Союзе.

Дрожащий тренер подходит к спортсмену и говорит: «Ну ты успокойся!»

Виталий Гурков:
Вот вы работали со многими топовыми спортсменами. Это Азаренко, Мирный, Самсонов, Арипгаджиев. Пальцев на руках даже не хватит пересчитать. Все-таки как это происходит обычно: это спортсмен обращается к вам лично, или же тренер команды к вам приводит спортсмена?

Николай Волков:
И то, и другое. В основе, конечно, лежит работа со спортсменом. Делаешь абсолютно все необходимое для того, чтобы помочь раскрыться спортсмену. Раскрыть его талант. И иногда даже закрываешь от тренера какие-то негативные стороны, которые могут негативно повлиять на спортсмена.

Почему? Потому что тренер больше страдает от социального пресса. Вот тот пресс, который дает телевидение, тот пресс, который дают средства массовой информации. И тренер находится под лучами, под давлением. И это все он передает спортсмену, к сожалению. Когда дрожащий тренер подходит к спортсмену и говорит: «Ну ты успокойся!»

Кристина Момот:
Должен психолог подходить?

Николай Волков:
Да. И вот наша задача – уберечь спортсмена от таких воздействий.

Я сторонник внутренней фармакологии, позитивного стресса, который раскрывает внутренние возможности спортсмена

Кристина Момот:
Давайте порассуждаем. Олимпийские игры или чемпионат мира – неважно, какой старт, главное, что глобальный. Спортсмены к нему готовятся. Часто получается, что борьба идет на равных, на доли секунды, на миллиметры буквально. Получается, что равные спортсмены борются между собой. Но кто-то побеждает, а кто-то проигрывает. Здесь какой фактор важнее: фармакология, психология или что-то еще?

Николай Волков:
Безусловно, психология. Мы это видим и на телевидении на том же, когда операторы хорошо снимают секундирование, в том же фехтовании. В различных видах спорта мы видим эту стрессовую ситуацию.

Что касается фармакологии… Вы знаете, я сторонник той внутренней фармакологии, того стресса, позитивного стресса, который раскрывает резервные возможности спортсмена. Когда адреналин, гормон страха, благодаря внутренней работе превращается в норадреналин, гормон ярости, борьбы. Вот эта вот фармакология внутренняя. Поэтому психология. Мысль напрямую не идет в движение. Но она через нервы, гормоны, целую систему сигналов передается в движение. А психология – она как бы дирижер.

Принять ситуацию с коронавирусом с научной точки зрения. Принять реально, конкретно

Виталий Гурков:
В свете последних событий, происходящих в мире, не могу не поинтересоваться: не кажется ли вам, что мы наблюдаем настоящую истерию по поводу коронавируса? И какое ваше отношение к тому, что происходит?

Николай Волков:
Что касается коронавируса и того состояния, в котором сейчас находятся спортсмены… Я с ними близко работаю сейчас и вижу их отношение. Я стараюсь внушить спортсменам и подсказать, и, отвечая вам, хочу сказать зрителям, что первое условие – это принять ту ситуацию какой она есть. Приняв эту ситуацию, мы включаемся в борьбу. Если мы не принимаем эту ситуацию, мы или боимся, или бравируем. Поэтому принять с научной точки зрения. Принять реально, конкретно – для того существует и наука, и культура. И я помогаю нашим спортсменам переждать эту волну. Дай бог пережить нам.