Романтика кочевого образа жизни

25.08.2017 - 12:23

Тот, кто привык к комфорту, вряд ли поймет всю романтику кочевого образа жизни. С места на место представители некоторых народов и племен перемещаются вместе со своим жилищем. Несколько видов таких мобильных домов мы нашли даже в наших широтах, под Борисовом. К примеру, эту юрту. Она бывает двух типов – монгольская и тюркская. Последнюю используют жители Казахстана, Киргизии, Туркменистана, Узбекистана…

В этой юрте живет шаман – человек, который умеет общаться с духами.

А это – монгольская юрта. Такой тип жилища и по сей день используют кочевые народы в Монголии, Бурятии, Калмыкии…

Если гость наступает на порог – это оскорбляет хозяина. Больше его в дом не пригласят. Также в юрте действуют и другие правила, которые нельзя нарушать. 

Сама монгольская юрта – пример того, как соорудить дом без единого гвоздя. Конструкция скреплена только с помощью ремней или веревок. Такое жилище не боится сильного ветра и служит хорошим убежищем для хозяев в любую пору года.

Такое мобильное жилище обязательно нуждается в утеплителе, в качестве него обычно используется шерсть яка. Кстати, чтобы не замерзнуть, некоторые кочевые племена пускают в дом четвероногих друзей – хаски. Эти добрые и ласковые собаки согревают хозяев теплом своих тел. 

Еще один вид мобильного жилища – типи. Внутри типи располагается очаг, который обычно поддерживает старейшая женщина в семье. Сверху можно увидеть дымовое отверстие, которое регулируется с помощью шестов.

У кочевников есть множество красивых обрядов. Один из них связан с древом желаний под названием «оба».

Под звуки бубна шамана загадываем желание и верим, что оно обязательно исполнится. 

Фото.
Фото.
Фото.
Фото.
Фото.
Фото.
Фото.
Фото.
Loading...


«Я был в мае, а в январе они съели туриста из Австралии». Как белорус жил в племени каннибалов и добрался на велосипеде до Дальнего Востока



В программе «Центральный регион» расскажем о необычных приключениях путешественника из Жодино.

Екатерина Чичерова, корреспондент:
В его багаже опыта и ярких историй хватит всем. Геннадий Пузанкевич не просто человек с золотыми руками и крайне редким хобби, но еще и путешественник, для которого «все включено» – не отдых. Такое будет не каждому по зубам. Чем больше авантюризма, тем лучше.

Он был на вулкане Килиманджаро, жил в племени каннибалов и даже добрался на велосипеде до Дальнего Востока. Тот самый барон Мюнхгаузен, только все истории – чистая правда. Такому дедушке и сказки не нужны – для внуков всё из личного архива.

Крокодилёныш, индийская кукушка и цапля. Показываем уникальную зоологическую коллекцию

Геннадий Пузанкевич, таксидермист:
Я с детства мечтал побывать в какой-нибудь экзотической, тропической стране, потому что там большое разнообразие животного и растительного мира, а мне это всегда с детства хотелось увидеть. Только представилась такая возможность, и я все собранные деньги спустил на поездку. 2000 год – тогда век и год менялся, и у меня юбилей 1 января. И мы решили, вернее я решил, а жене уже деваться некуда было, она поехала со мной, но после той поездки ее зацепило и потом вместе ездили. Это Шри-Ланка.

Я по договору занимался стройкой, но и немножко украдкой от жены, она сразу не знала, какая сумма выльется, я купил билеты. Потом перед фактом поставил, но уже поздно было. Для нашего города это была почти однокомнатная квартира. Но после поездки решили по возможности путешествовать дальше.

Снять удивлённого лемура и две недели сидеть на дереве ради пары кадров. Показываем уникальные фотографии белорусского путешественника

На карте его путешествий – около полутора десятка стран. В большинстве – экзотика для европейца: в списке есть Индия, Камбоджа, Танзания, Доминикана и Таиланд. Но привлекают, прежде всего, не типичные туристические тропы, а аутентичные места, где впечатлений для любителя природы гораздо больше.

Геннадий Пузанкевич:
В Новой Гвинее в одном из племен с вождем проводник решил пошутить, предложил мне и смеется. Я говорю: «Я согласен». У него глаза округлились: «Тогда пойдем, покажу, где будешь жить». Я говорю: «Я не против». Посмеялись только наутро: «Смотри, живой еще, не съели».

Через турфирму два раза пытались туда попасть. Они рекламу дают в Интернете, когда начинаешь напрямую уже выходить на них: «Нет, это для рекламы просто даем, а потом людей отговариваем в другие страны. Мы не берем на себя ответственность отправлять в такие страны, потому что там каннибализм еще по сей день присутствует». В том году я был в мае, а в январе они съели туриста из Австралии. Это очень-очень редко сейчас происходит. Для того, чтобы они убили человека, это надо, грубо говоря, нарваться, т. е. надо очень хорошо соблюдать их этикет, уклад жизни, поведение. Достаточно резкая жестикуляция руки у них уже раздражение вызывает.

Для меня запоминающееся было: я отлучился от группы, остались все на Бали на обратном пути, а я узнал, что оттуда можно попасть на Комодские острова, где самые большие в мире вараны, комодский дракон там живет. Я не мог упустить такую возможность, купил там же авиабилет и один слетал туда.

Для меня это был обычный способ, для всех остальных – это был шокирующий способ. Я поднялся на вершину Килиманджаро в сланцах на босую ногу, там мороз до минус 10-15. Я как-то привык к такому, дома постоянно хожу всю зиму на босую ногу и по снегу. Поэтому для меня это не было экстримом, это было для меня удобно. Экстримом это было для проводников, которые увидели все это.

Если верить Интернету, то журналисты написали, что это национальный рекорд. Естественно, я брал туда и покупал специальную обувь для лазания по горам, иначе туда не пустят на восхождение. Все это у меня с собой было, но в сланцах я себя более уверенно чувствовал, они как приросшие к ногам. Как дети шутят: «А у него ноги уже приросли к сланцам». Для меня это очень удобно.  

Я после этого был еще в Саянах, путешествовал неделю, лазил по скалам.

А благодаря этой поездке, Геннадий стал настоящей знаменитостью. Ещё одна мечта детства, которую удалось осуществить – путешествие к Дальнему Востоку длиной в более чем 10 тысяч километров, которое мужчина преодолел на велосипеде. И, конечно, куда без них – также в сланцах.

Геннадий Пузанкевич:
Это было накануне 60-летнего юбилея, это было в 2018 году. Журналисты часто спрашивают плюсы и минусы. Два плюса, в основном – это то, что я добрался и добился своей цели и второе – то, что живой остался. А остальное – минусы. Я утрирую, конечно, но минусов хватало, но смотря, как к этому отнестись.

Тяжелые моменты были там, где воду проблема было взять, не говоря о горячей, даже холодной. Костер разводить было нельзя, потому что пожароопасный период был, но морально это был отдых.

Одно время где-то еще до Урала пока еще ехал, было жалко времени. Я привык творить что-то все время, а здесь впустую три месяца в одну сторону пилить. Первое время пока мышцы привыкли, там я по 100 км ехал, а уже потом больше. В горах, естественно, быстро не поедешь и тяжело там и по 40, и по 60 через Урал, тем более, велосипед у меня самый простой, неспортивный. А уже когда выходил на равнину, там доходило до 180. И рекорд был – это после Омска по равнине 230 км за день, но в седле тогда почти 15 часов было с рассвета до заката.    

Виктор Пузанкевич:
Сейчас он живет больше даже своей жизнью. Он говорит: «Выросли вы. Жена, дом это, конечно, хорошо, но я хочу для себя больше всего изучить и испытать себя, не хочу сидеть просто на месте». Поэтому и мама, и все родные уже привыкли к нему, что он путешествует. Да, было тяжеловато его отпустить. На самом деле я лично очень скептически относился к его поездке. Говорю: «Отец, ты хоть бы тренировался». «Так, я в 18 лет в Плещеницы ездил на велосипеде». Я говорю: «Когда 18, а когда сейчас. Ну, ты потренировался бы. В Минск к друзьям съездил бы». «Я по дороге и потренируюсь». Для меня это был шок. Я считал, что он доедет до Уральских гор и вряд ли он перевалит эти хребты, там же подъемы. Когда он перевалил, я понял, что он не остановится и дойдет до конца. Моя супруга сказала: «Геннадий Константинович, а Вы в паспорт давно смотрели?» Говорит: «Ну, вроде, еще не старый».

Геннадий Пузанкевич был трэвел-блогером ещё до того, как это стало модным. Интернетом он практически не пользуется, поэтому свои эмоции уже давно решил выражать на бумаге. Дословным описанием передвижений исписан не один дневник.

Геннадий Пузанкевич:
Накопления были у меня. Кто-то вкладывает их в мебель, кто-то во что-то, а я вкладывал в свои интересы. Это уже не считается дорогим. Можно по Интернету найти какие-то бросовые билеты и за копейки купить. В Малайзии, например, часовой перелет,, такой, как из Минска в Москву, можно совершить за 7 долларов – это же копейки. Вот таким образом я совершаю сейчас путешествия, я не обращаюсь в турфирмы, если только чтобы помогли мне где-то отель найти по Интернету, забронировать у какого-нибудь частника место подешевле или мотель. Если нет, то я палатку беру и еду с ней. Была бы цель – найдутся и доходы.