Ромб и круг отгоняют нечистую силу. Что означают вырезанные фигуры на домах?

02.05.2019 - 12:04

Дом для наших предков был, как древо жизни. На земном ярусе, в пышной кроне, располагались окна, на небесном, веточками вверх, тянулся чердак. Издавна при помощи резьбы люди рассказывали о вечных ценностях и оберегали свой очаг от зла. Символика была закодирована, как в иероглифах. Многие сакральные знаки переходили на фронтоны из ткачества и керамики. Например, ромб и круг олицетворяли солнце и отгоняли нечистую силу.

Светлана Беляева, младший научный сотрудник Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Беларуси:
На рушниках мы встречаем ромб с точкой или с четырьмя точками внутри, означал возделанную землю символ плодородия. Ярким, декоративным элементом были вильчики, причем коньки парные, вырезались в виде головок ужей, птиц, коней, служили своеобразными обережными знаками.

Ужа раньше держали возле печи и поили молоком, он был, как домовой. На Полесье частенько вырезали змей и украшали защитниц коронами. Ужа любили изображать на окошках напротив печи, чтобы уберечь семью от пожаров. В каждом уголке Беларуси – свои герои.

Александр Локотко, директор Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Беларуси:
Больше всего удивили наличники с парными изображениями рыб и вместо глаза – солярный знак. Это деревня Карма, Кукличи Чечерского района. Так кодировалось представление о благополучии. Это было на реке Сож, которая давала много рыбы, это было на Березине.

Активно украшать дома белорусы начали в XIX веке, когда бревенчатые фронтоны сменили дощатые, и появилось больше возможностей для творчества. Северный переулок в Минске – яркий тому пример. Его начали строить для семей железнодорожников. Растительные мотивы венчают многие дома.

Светлана Беляева:
Вот эта петля это своеобразная голова. Это не просто побеги, а рога. Вспомним головной убор, который назывался турероги. Был распространен на Туровщине. Такие головные уборы носили только женщины молодые, плодовитые.

По этому же поводу окна были усыпаны водяными лилиями. Счастье в дом приносили и на клювах. Парочки голубей и жаворонков смотрели друг на друга в знак вечной любви и благополучия.

Александр Локотко:
Наиболее образная и богатая, с точки зрения техники, резьба пришла с Востока. Широко известна поволжская резьба, мы можем видеть дома с ней в Орше, в Климовичах, в Могилеве. Эта традиция она присутствует. Чем западнее, тем заметнее она становится более сдержанной.

А ведь вся эта красота сделана из топора и воротка. Тепло человеческих рук дошло до нас сквозь столетия. Наши предки оставили свои послания о главном, поэтому так важно сохранить «резные письма» для следующих поколений.

И хоть самая щедрая на деревянные кружева Гомельщина, отыскать уникальную резьбу можно и в столице. Отправляйтесь на Грушевку, улицу Волгоградскую, Могилёвскую, в Красивый переулок. В частном секторе вам будет чему удивиться и чем согреться.

Loading...


«У меня жена – это идеал женщины. Если надо, на тракторе ездит, если надо – на погрузчике». Как белорусская семья добилась успеха в деревне



Михаил Михалкович, бригадир ОАО «Люденевичи»:
Это наши будущие коровки, которые должны в будущем произвести молоко и телят.

В деревне Березняки семья Михалковичей на вес золота. Муж – бригадир, жена – животновод. По-хозяйски выхаживают 300 голов и бороздят просторы фермы. Почти 30 лет назад судьба свела студентов в одном поезде. Спустя время молодая учительница Галина Ивановна попала в эти края по распределению и осталась навсегда.

Михаил Михалкович:
Я выиграл, образно говоря, в лотерею. У меня жена это идеал женщины. Другие жалуются, а мне повезло в том, что мы вместе на работе, вместе дома. Друг друга взаимозаменяем. Если надо, она на тракторе ездит, если надо на погрузчике. Если надо на машине сдать бумагу в контору, она в контору завезет. Нам не страшно. Любая работа.

Михаил Владимирович из многодетной семьи. Мама работала на ферме, папа – трактористом в леспромхозе. Родители научили быть мастером на все руки. Сын закончил Калинковичский техникум с красным дипломом и с 90-ых не изменяет колхозу.

Михаил Михалкович:
Я, вообще, люблю Беларусь, Родину, землю, свою деревню и страну! Я вам честно говорю.  

Богатое хозяйство и во дворе. Корова Симка скоро снова станет мамой.

Михаил Михалкович:
Сейчас мы идем в сарай, где у нас живут свиньи. Они такие интересные, вьетнамские называются, черненькие, рябенькие, маленькие.

7 лет с женой собирали материалы, чтобы построить дом. Построили, дерево посадили, сына и дочку вырастили.

Михаил Михалкович:
Между прочим, все, что дома, мы делали сами. Печку мы сделали сами. Это своими руками она сложена. Это очень нужная вещь. Через день она ее протопила, чтобы печь завтра булки. Печь нужно предварительно протопить, чтобы она держала свою температуру.

Галина Михалкович, животновод ОАО «Люденевичи»:
Что сегодня на ужин? Он говорит: «Драники». Я говорю: «Блин, так вышивать хочется». Он говорит: «Ай, тогда пельмени».

На булки по свекровиным рецептам каждые выходные слетаются гости. Дети сделали во дворе «автопарк», где снимают стресс после города. Племянникам тоже есть, где разгуляться.

Галина Михалкович:
Это машина у нас вариант пикника, если надо выехать на природу, то очень удобно.

Не соскучатся у Михалковичей и взрослые. Кругом пасека. Куда ни глянь – чудо инженерной мысли. Дровокол Владимирович подсмотрел в Интернете, а этого «верного помощника» собирал по частям 10 лет. Благодаря ему, дышит огород.

Михаил Михалкович:
Молдаване выпускали такой трактор на базе «Беларуса», и получается, их в Беларуси сохранилось очень мало. Я ценю как раритет. У меня в наследство осталась от тестя часть от него, поэтому это тоже ценно.

Силы дают корни и молодица-песня. Для любимой жены у бригадира частушки льются рекой. Послушать их собирается вся деревня.

Наших героев не раз переманивали в другие колхозы и звали в столицу. Но у них ответ один: «Лучше быть первым на деревне, чем вторым в Риме». Для своей малой родины они свернут горы, построят въездной крест и покрасят ворота.

Михаил Михалкович:
Сын и дочь ценят свою работу, и мы при работе, в любом случае нам не страшно, потому что мы защищены государством, потому что мы на государственной работе, у нас имеется соцпакет, у нас есть работа и мы улыбаемся.