«С детства мечтал быть лётчиком, но потянуло в другое небо». Как Фёдор Повный, служа в армии, решил стать священником

24.03.2020 - 14:21

Священник откровенно рассказал о себе в программе «В людях».

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Отец Фёдор, а как Вы пришли к служению? Ведь Вы же изначально не собирались становиться священником?

Фёдор Повный: «Во всём, что батюшка делает, должна быть некая горячая заинтересованность, обжигающая других»

Фёдор Повный, протоиерей, настоятель прихода храма Всех Святых города Минска:
Вместе с братьями мы выросли в семье священника, в христианском укладе жизни. Но что интересно, родители не навязывали нам ни веру, ни жизненный путь. Они просто жили, как настоящие христиане. Формировали наше мировоззрение, как настоящая христианская семья, при этом ответственно выполняя все свои обязанности. И подрастая, я, конечно, как все, задавался многими вопросами.

Но через призму времени могу сказать, что Господь всегда был рядом. И подсказывал на эти вопросы ответы через встречи, книги и обстоятельства жизни. И художественное образование, которое было первым, стало результатом моих занятий в гомельской студии у превосходного педагога Валентина Покаташкина. К слову, о влиянии личности. Во многом, любовь первого педагога к искусству передалась и мне. А затем служба в армии. И именно там, где время выдёргивает молодого человека из стремительного потока жизни, появилась возможность прислушаться к себе и понять своё предназначение – служить Богу.

Вадим Щеглов:
Ваш отец – тоже священник. Но Вы изначально не собирались идти по его стопам. И даже хотели поступить в военное авиационное училище, но мама была против. Не жалеете сейчас, что выбрали именно эту профессию? Ведь Ваша судьба могла бы сложиться иначе.

Фёдор Повный:
В родителях мы видели удивительный пример людей, особенно в образе отца, который никогда то, что он говорили с амвона, никогда не было того, чтобы это не осуществлялось в жизни.

Почему во многих семьях священников дети становились даже атеистами? Папа говорил  в церкви одно, в жизни было другое, в отношении с людьми – третье. Мы в примере наших родителей видели полную гармонию взаимоотношений и соответствие слов делам и поступкам. Пожалуй, это был лучший пример для нас, как детей.

С другой стороны, Вы верно сказали: многое могло сложиться иначе. Потому что я люблю небо. Я с детства мечтал быть лётчиком, но потянуло в другое небо. То небо, которое выше неба видимого. И итог сидит перед Вами.

Люди в материале: Федор Повный, Вадим Щеглов
Loading...


«Нам надо было мыслить как средневековый человек». Ювелир рассказал, как занимался воссозданием Туровского креста



Новости Беларуси. Накануне большого христианского праздника, Воздвижения Креста Господня, который православные верующие отмечают 27 сентября, в Минском кафедральном соборе представили воссозданный Туровский крест. Об этом сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

История этого кропотливого процесса началась еще в 1962-м, когда археолог Лысенко во время раскопок обнаружил четыре свинцовых изображения, которые, вероятнее всего, были утеряны вместе с Туровским собором в XIII веке. Было, оказывается, в нашей истории и такое.

Евгений Пустовой изучил детали.

Современный Лазарь Богша. С фамилией создателя Креста Евфросинии Полоцкой знаком каждый школьник. А вот Туровский  до недавнего времени оставался тайной.

Олег Ермолович, ювелир, создатель Туровского креста:
Проходя мимо столярных мастерских Пантелеимонова монастыря, взяли еще дощечек. Эти дощечки оказались миллиметр в миллиметр для Туровского креста. По размерам, по ширине. Не выбирал ничего, то есть реально ширина планочки оказалась точно такой, как потребуется для воссоздания Туровского креста.

Мария Нецветаева, председатель синодального отдела по церковному искусству, архитектуре и реставрации Белорусского Экзархата:
Нам надо было мыслить как средневековый человек. Средневековый человек мыслил иерархией, с одной стороны, и она сохраняется в кресте. На лицевой стороне святитель, князь, мирянин. Иерархия-то есть. Второй момент: нам надо было сделать так, чтобы вся эстетика креста соответствовала средневековой традиции. Я считаю, что нам удалось этого достичь.

Оказывается, находка известного архитектора Лысенко это не фрагменты самого креста, а лишь формы для заливки.

Олег Ермолович:
Сама идея, которая возникла у ученого-археолога Петра Федоровича Лысенко, по иконкам, но действительно эти иконки, их место было только на кресте. Вопрос в том, что сам по себе металл не соответствовал. По ходу этого я пришел к убеждению, каким образом эти иконки вообще появились, как они получаются. Там целая технология, целый пласт. Но опять-таки это исходя из моего опыта.



В процессе работы Олег Ермолович словно читал книгу тайн. Открытие за открытием. Главная сенсация  открыл для себя древнюю технологию.

Олег Ермолович:
Я могу маленький секрет открыть. По ходу всех работ у меня достаточно часто бывает, что, когда я просыпаюсь часа в 4-5 ночи, какой-то поток информации идет. Вроде бы это мысли свои, вроде – не свои, я ничего не могу сказать. Но это примерно вот так.

Был утерян еще в XIII веке. Восстановленный Туровский крест показали в Минске (читать здесь).