«С первым ребёнком было сложно, а дальше легче». Мама шестерых детей раскрыла секрет, как всё успеть

20.10.2020 - 16:40

Новости Беларуси. Мама – самая сложная работа. Каждому ребенку нужно уделять время, при этом успевать на работу и поддерживать чистоту в доме. Мама шестерых детей, бабушка, обладательница ордена Матери и медали Евфросинии Полоцкой Татьяна Федорова рассказала в программе «Большой город» на СТВ, как все успеть.

Екатерина Забенько, ведущая:
Это на самом деле огромная загадка и большой секрет, как многодетные мамы распределяют свое время для своих детей, но чтобы еще успеть ухаживать за мужем, которому тоже нужно внимание. Детей нужно как-то распределить между садами, школами, кружками, бассейнами. Как вообще вы это делаете? Мне кажется, какие-то суперспособности: супермама, суперженщина. Вот эти организаторские способности и планирование – это что-то из области фантастики.

Татьяна Федорова, многодетная мама:
Вы знаете, это вначале тяжело. Это должен быть опыт, потому что распланирован весь день. С вечера уже знаешь, чем ты будешь заниматься, что будешь в какое время делать. Я знаю, что детей я отправила в школу, у меня начинается: где-то стирку поставить, если накопилось, приготовить, чтоб было покушать, когда со школы придут. Сейчас, конечно, у меня много свободного времени остается на себя. Когда маленькие, то тоже вот так планируется все. Основное по дому планируется на то время, когда дети спят днем. Хорошо, что они хотя бы днем еще спят. Поэтому стараешься за эти два – три часа. Детям естественно нужно внимание, другой раз бывает, что доходит до смешного. Не успеваешь что-то сделать, вот маленькие когда дети. Кастрюли им достала, ложки. Они сидят барабанят, пока они заняты, быстренько делаешь.

Екатерина Забенько:
Это называется «материнские хитрости». Как занять ребенка, чтобы успеть что-то для него приготовить.

Екатерина Забенько:
Многие многодетные мамы говорят о том, что с одним бывает сложнее, чем с тремя, четырьмя. В вашем случае шесть детей. Это действительно так?

Татьяна Федорова:
Я хочу сказать, что это правда. Я это на себе испытала, потому что мне с первым ребенком было очень сложно. А когда второй ребенок уже родился, сын старший был достаточно взрослый. Сыну девять лет было, когда родилась дочка первая. Он уже помогал. Я хочу сказать, что девять лет ему было, но он мог и на ручках подержать, и в колясочке покатать. Я все время говорила, что оптовое производство у нас. То есть получается, что один ребенок, потом сразу (через год) двое, потом шесть лет перерыв, потом дочка, а между дочкой и мальчишками год и восемь разница.

«Бояться не надо». Этот совет от многодетной мамы точно пригодится каждой семье! 

Екатерина Забенько:
Я так ощущаю, что поспать вам в жизни практически не удалось.

Татьяна Федорова:
Если честно сказать, то я только, наверное, недавно начала высыпаться.

Екатерина Забенько:
Оно того стоит, скажите? Шесть детей. Сложно. Каждый ребенок по-своему растет, развивается, требует внимание мамы. Наверное, ревность какая-то присутствует. Каждому хочется больше внимания. Оно того стоит?

Татьяна Федорова:
Конечно. Я хочу сказать, что да. Это компенсируется вот этой детской любовью. Как они чувствуют от нас, матерей, что мы их любим. Они же это все отдают обратно. Вот это теплое чувство, когда они бегут к тебе, обнимают тебя. Заменить это, по-моему, ничем невозможно. Не заменишь ни работой, ни другим. Даже сном не заменишь. Кажется, от того, что ты выспишься, такое удовольствие не получишь. Как от чувства, что ты нужна. Чувство того, что ты необходим вот этим людям. Это люди, пусть даже и маленькие. Они просто без тебя свою жизнь не представляют. Мы же сами знаем, мы без мамы и родителей свою жизнь не представляем. Это чувствуется, когда тебе отдают это тепло, это же так здорово.

Loading...


Арина практически не говорила, а сегодня успевает в школе. Как белорусская семья воспитывает двух приёмных детей



Многие и вправду думают, что в семье Абдурахмановых тройняшки. Сходство на лицо. Но не было бы счастья, да несчастье помогло. В маленьком возрасте у сынишки Арсения обнаружили сахарный диабет. Трещина не расколола семью юристов, а только сделала сильнее. Решили стать приемными родителями и взяли под свое крыло Арину и Стефана.

Александр Абдурахманов:
У мальчика синдром дефицита внимания, гиперактивность, немножечко утомляется, но процесс движется и синдром постепенно израстается.

Мария Абдурахманова:
Даже если взять Арину, у нее изначально стоял диагноз ДЦП, в течение года мы наблюдали и никакого ДЦП. Просто она мало ходила, она была малоподвижна, поэтому она тяжело ходила и падала. У нас был невролог, который нас наблюдал в поликлинике. Он ее первый раз увидел, потом через год говорит: «Пробегись. А еще раз. Ой, потрясающе».

Арина практически не говорила, а сегодня успевает в школе, играет на пианино, декларирует стихи и радует рисунками. Такой успех – заслуга любящей семьи, специалистов и комфортной разницы в возрасте. Детям не нужно искать себе компанию. У банды много общих интересов. Они тянутся друг за другом и прогрессируют с каждым днем.

Александр Абдурахманов:
Родителям необходимо понимать, что тот генотип, который унаследовал приемный ребенок, это, прежде всего, фундамент, на котором можно построить абсолютно разные здания. Можно построить дворец, а можно сарай. Очень много зависит от воспитания. Общение с любым подростком это тяжелый труд и поведение любого подростка: и родного, и приемного меняется под воздействием гормонов и социума.

Выйти из зоны комфорта и подобрать нужные ключи помогают в Национальном центре усыновления. Сегодня родительские школы есть во всех регионах. Психологи центра консультируют на дому.

На портале dadomu.by выставляют анкеты и ролики о детях. Все это приносит свои плоды. Только за прошлый год новый дом нашли 452 ребенка. Сирот становится меньше, а счастливых семей больше. Причем, это не только одинокие люди или пары без детей, но и те, кто не растратил свой родительский потенциал. На очереди сейчас 180 кандидатов. 

Ольга Глинская, директор Национального центра усыновления:
У нас в центре усыновления ведется республиканский банк данных. В этом банке на сегодняшний день состоит более 7,5 тысяч детей. Детей до года всего 0,3 %, в основном это дети подросткового возраста. Не может не радовать и то, что сегодня мы на усыновление передаем детей, начиная с 9 лет и заканчивая 17 лет. Сегодня 16 % тех, кто состоит на учете в центре усыновления это жители сельской местности, а все остальные те, кто проживает в городской местности. Государство оказывает особую поддержку семьям, которые усыновляют детей, это и отпуска по уходу за ребенком, это и пособие до 16 лет.

Из иностранных граждан усыновить белорусских малышей могут только итальянцы. Это результат многолетнего сотрудничества по оздоровлению. Не приговор за последние годы и инвалидность. Только за этот год 17 особенных детей обрели новую фамилию и семейный очаг. Наши герои не прячутся за масками настоящих родителей. Понимают, рано или поздно, это аукнется. По выходным отправляются в веселые путешествия по Синеокой и находят новые координаты.

Мария Абдурахманова:
«Диприз» в Барановичах, мы там побывали с большим удовольствием. Как-то ездили в фэнтези-усадьбу «Литовка».

Александр Абдурахманов:
Я, пользуясь случаем, хотел бы выразить благодарность тем людям, которые нам помогали и помогают. Это и специалисты опеки, и мои коллеги, и наши соседи.

За десятками в семье Абдурахмановых не гонятся, главное воспитать достойных людей – таких, которые готовы жить не только для себя.