«Самое тяжёлое – когда ребёнка показали издалека и всё». Мамы – о том, как рожали, когда болели коронавирусом

25.10.2020 - 20:46

Новости Беларуси. С начала пандемии беременных с COVID-19 в Минске принимает только роддом шестой больницы, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. С февраля 2020-го от матерей с коронавирусом здесь родились 93 ребенка. Все они здоровы.

Как только малыш приходит в этот мир, его забирают на десятидневную самоизоляцию. С мамой младенец встречается лишь когда врачи удостоверятся, что оба здоровы: и женщина, и ребенок. В тяжелых случаях беременные лежат на ИВЛ. В роддоме есть аппараты высокого класса с интеллектуальным режимом вентиляции.

Такие истории – обычно не то, чем хотят делиться. Но две наши героини нашли в себе смелость это сделать. Еще недавно их судьба была в руках медиков, а сегодня они воспитывают замечательных девочек – Агату и Амелию. Причем для обеих дочки – не первые в семье.

Вероника Станская:
12 сентября мы съездили в деревню, был у бабушки день рождения. Там были мои родители, тетя с дядей, мы с семьей и бабушка. Провели на природе день, и после этого, спустя дня три-четыре, заболели мама, папа, дядя.

За два дня до потери обоняния начало крутить в носу, чихать. И на третий день пропало обоняние. Было тяжело, особенно вначале, первые две недели, когда ты ешь, а еда никакая, пьешь – все никакое. Проводили эксперименты, брали разные виды напитков с закрытыми глазами – вообще ноль, все одинаковое.

Светлана Зимницкая:
Моя беременность протекала безупречно. Единственное, на последних неделях беременности, 40-41-я, появились некоторые недомогания. Но я их связывала с беременностью и большим набором веса. Я набрала 25 килограммов. Это были повышенная потливость, быстрая утомляемость, боли в мышцах, суставах, даже ноги иногда отказывали. И ежедневные головные боли.

Пришло время рожать. Роды не наступали, и меня собирались отправить в пятый роддом рожать. Но была формальность – нужно было сделать тест на COVID. Я вообще не придавала этому значения. Ничего не предвещало никакой беды. Но, к сожалению, мне позвонили и сообщили, что тест оказался положительным. Конечно, это шок, переживания: как пройдут роды, что будет с ребенком, что будет с остальными детьми.



Вероника Станская:
Когда я приехала в больницу, мне предложили сделать КТ на всякий случай. Я решила сделать, и оказалось, что есть двусторонняя пневмония. Были мысли: может, я дохожу, может, не нужно ничего сдавать. Уже явно через три недели болезни у меня не будет. А потом все-таки думаешь: а вдруг ночью схватки начнутся и заражу ребенка. А так врачи сделают, чтобы не заразила.

Вот это самое тяжелое: когда ты родила, ребенка достали, издалека показали и все на этом. И очень тяжело, что ты не можешь подойти. Но врачи молодцы, они присылают фотографии. И ты прямо ждешь, живешь этим – когда что-то пришлют, покажут. Когда я осталась одна в палате, соседку увезли на кесарево (они в реанимации сутки проводят), вечером сидишь, так грустно, и тут тебе присылают еще фотографии. И никого рядом нет, начинаешь рыдать, смотреть на фото. Все переживали: как там ребеночек, ждали всегда. Я, как только получала видео, сразу им пересылала. Мама очень переживала, не спала.

Светлана Зимницкая:
Я рожала в маске. С самого начала и еще два часа после родов я находилась в маске. Очень быстро перерезают пуповину и уносят сразу малыша. Меня сразу внесли в Viber-чат, и туда присылались ежедневно, два раза в день, фото малышки. И приходила врач два раза, рассказывала о состоянии ребенка.

Вероника Станская:
Все, кто к нам приходили, еду приносили – все медсестры, врач, заведующий – они не то что в масках, они полностью, их не видно, у них очки большие и все. Только глаза их видишь сквозь очки. Даже сейчас не знаешь, кто у меня принимал, кто приносил. По голосам различали.

Первый раз, когда я рожала, лежала в платной палате, второй – в обычной. Отношение было одинаковое. Все очень хорошие и очень помогают. Есть люди, кто посильнее морально, есть кто послабее и очень переживают, когда детей отбирают, просто кто-то это в себе держит. Очень все поддерживают и утешают. Если попросишь, вот у меня ночью очень болела голова, я не могла заснуть, в час ночи ходила, медсестра сразу подошла, поинтересовалась: чего ходите? Я говорю: «Голова очень болит». «Ой, так я вам сейчас укольчик сделаю».

Светлана Зимницкая:
Врачи изумительные. Отношение потрясающее. У меня была врач Кособудская Татьяна Ивановна, огромная ей благодарность, и акушерка Олеся. Они очень отзывчивые люди, была психологическая поддержка, медикаментозная. Роды практически без боли прошли. Меня не оставляли ни на минуту, со мной все время говорили, поддерживали. И сразу как-то установилось взаимопонимание с врачами. Такого не было, что меня к чему-то принуждали, оказывали давление, требовали, кричали. Нет, очень мягкое, спокойное отношение. Никто никуда не торопился, тем не менее, все быстро прошло.

Вероника Станская:
Палаты изначально пятиместные, но их на время COVID сделали двухместными. Они так стараются в больнице. Со мной лежала девочка, которая после кесарева с COVID. А в соседней палате лежали беременные. Они так разделяют, чтобы повторно не заразиться или еще что. Но так как сейчас пошел опять наплыв, то вначале мы лежали вдвоем, а потом во все палаты доставили по третьей кровати, потому что мест уже нет.

Светлана Зимницкая:
Конечно, шок. Потому что в палате лежишь одна. Персонал экипирован, не видно глаз, невозможно разобрать, о чем идет речь, что говорят тебе. Для меня это было – одиночество выдержать, потому что я одна давно уже не остаюсь. Уже десятилетия все время со мной кто-то рядом. Мне было очень тяжело это одиночество пережить.

Вероника Станская:
Очень спокойный ребенок на фоне остальных. Я думаю, это из-за того, что она жила неделю по режиму, что их там особо не баловали, на ручках не носили. Мы когда звонили узнавать самочувствие, нам говорили: очень спокойная, хорошая девочка, в основном ест и спит.

У меня старшая дочка занимается художественной гимнастикой, в четыре года отдали. И вот я думала, что Агату, наверное, тоже, если она будет подходить по фигуре, хотелось бы года в три отдать в художественную гимнастику. Если честно, уже прошла неделя прошла, как мы вместе, и оно стерлось из памяти – неделя без. Быстро все плохое забывается, остается только хорошее.

Светлана Зимницкая:
Чего желаю ребенку своему? Конечно, здоровья, это очень важно. Это самое важное, что есть. Желаю творческих успехов каких-то. Я хочу, чтобы она развивалась в этом направлении. Потому что другие дети развиваются в спорте, кто-то в науках преуспел, а ей желаю творческих успехов.

В Минске за время пандемии у матерей с COVID-19 родились 93 ребенка. Все они здоровы.
Loading...


США, Италия, Польша и не только. В многих странах мира не хватает персонала для борьбы с коронавирусом



Медики многих стран работают на износ из-за роста числа заболевших COVID-19, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

В США службы экстренной помощи не справляются с нагрузками. В больницах наблюдается острая нехватка персонала и денег на зарплаты.

Похожая ситуация сложилась и в Испании. Новую больницу для пациентов с коронавирусом построили в Мадриде, однако работать в ней некому. Возмущенные врачи устроили акцию протеста в день открытия учреждения. По их мнению, 100 миллионов евро, которые власти потратили на строительство, следовало направить на зарплаты и найм персонала. 

О дефиците квалифицированных специалистов говорят также в Италии, Польше и других странах.

Тем временем во Франции число заражений пошло на спад и правительство уже объявило о смягчении ограничительных мер. С 16 декабря в стране откроются музеи, театры и рестораны. Работу возобновит и Эйфелева башня. Однако медики просят граждан не терять бдительность. Отделения интенсивной терапии все еще заполнены на 90 %.