«Владыка сказал: «У меня мороз по телу пошёл!» Как в воссозданном кресте Евфросинии Полоцкой появилась капля крови Спасителя

04.06.2020 - 19:04

Вот он – крест Евфросинии Полоцкой. Но сразу позволим ремарку – восстановленная копия. 5 лет понадобилось известному художнику-ювелиру Николаю Кузьмичу, чтобы повторить произведение коллеги по ремеслу из XII века.

Восстановленная реликвия вернулась в обитель в 1997 году. Не менее значимое, чем оригинал, подобие хранится под сигнализацией. Ведь «двойник» по содержанию полностью повторяет подлинник. 

Игумения Евдокия, настоятельница Полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря:
Николай Кузьмич очень много потрудился, чтобы воссоздать технологию тех эмалей. Он даже говорил, что однажды ночью услышал голос всемогущий, всеобъемлющий: «Возьми то и то, и сделай так и так». Он утром пришел на работу, взял подмастерье и сделал так, как ему было сказано во сне. У него получилось.

Владыка говорил, что: «Я и не мечтал, чтобы заложить в этот крест каплю крови Спасителя». Но частичку дьякона Стефана нужно было попросить в Троице-Сергиевой лавре. Поехал туда за архидьякона частицей. В тот день кто-то ему сказал, что: «Не может дать ему частицу архидьякона мощей. Только через день, потому что там покрасили пол. Но подождите, Владыко. Но сегодня в дар обители кто-то принес древнейший мощевик». Это большая доска, как икона, с капсулами. И в каждой капсуле были заложены частицы мощей. И когда этот ризница принес и положил этот большой мощевик перед Владыкой, Владыка в первой капсуле увидел: «Кровь Христова». Владыка сказал: «У меня мороз по телу пошёл!» Вот в этот день он взял эту частицу – каплю крови Спасителя, на следующий день он взял частицу мощей архидьякона Стефана. И в теперешнем кресте заложены все те святыни, которые были заложены в первом кресте Преподобной Евфросинии.

Loading...


Такой роскоши позавидовал бы сам Гэтсби. Вот как выглядел дворец шляхтичей Булгаков 200 лет назад



Новости Беларуси. В Беларуси активно восстанавливают и приводят в порядок не только памятники героям войны. При поддержке Минкульта вторую жизнь получают и памятники архитектуры – наше историческое наследие, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Здание уцелело в двух войнах. Как реставрируют дворцово-парковый комплекс XIX века в Жиличах?

Кратко перечислим самые бюджетозатратные: дворцово-парковый комплекс в Жиличах, дворец Пусловских в Косово, костел Божьего тела в Несвиже и Спасо-Преображенская церковь в Полоцке, а еще дворец Сапегов в Ружанах, Новогрудский и Кревский замки, костел и коллегиум иезуитов в Юровичах. Список можно продолжать.

Мы решили съездить в Жиличи – там в 2021 году развернутся самые масштабные работы по реконструкции. Яна Шипко узнала, как преобразится дворцово-парковый комплекс и когда итоги этой работы смогут увидеть белорусы и многочисленные туристы.

Яна Шипко, корреспондент:
Вся зажиточная шляхта стремилась сделать свои усадьбы как можно больше похожими на монаршие, создать свой собственный Версаль. И Булгаки преуспели в этом как никто. Их родовое имение просто поражает своим размахом. Площадь – четыре тысячи квадратных метров, больше 100 комнат – чего здесь тут не было.

В XIX веке роскоши приемов здесь позавидовал бы сам Гэтсби.

Владислав Кулакевич, директор Жиличского исторического комплекса-музея:
Постройка пышная, призванная принимать гостей. Здесь постоянно проводились мероприятия: балы, приемы, танцы, съезжалась окрестная шляхта. Когда проводились пышные мероприятия, то со всех окрестностей, со всей страны съезжались гости, 70-100 человек могли приехать, например, на свадьбы.

Этими землями на реке Добосна в разное время владели Гаштольды, Сапеги, Ходкевичи.

Предводитель бобруйского дворянства и самый почитаемый шляхтич в уезде Игнатий Булгак, купив их, решил повысить престиж своего рода строительством грандиозной резиденции.

Антон Астапович, руководитель Республиканского общества охраны памятников истории и культуры:
Гэта бездакорны палац эпохі класіцызму. Яго можна смела параўноўваць па маштабу, значнасці з гомельскім палацам Паскевічаў. Фактычна Жыліцкі палац трошкі старэйшы, але ж гэта адна архітэктурная эпоха – класіцызм.

Булгаки не отказывали себе ни в одном капризе. Резиденцию окружали 200 гектаров фруктовых садов, в оранжерее выращивались персики и ананасы. Действовала даже собственная метеостанция.

Владислав Кулакевич:
Булгаки были католиками. В этой местности больше католиков практически не было, костела тоже, поэтому им нужен был свой собственный. Был священник для частных богослужений, обширная коллекция орнатов, книг.

Домовой церкви уже вернули былой вид – только алтарь символический. Каким он был в действительности, неизвестно. Остальное восстанавливали по снимкам.

Реставраторы сейчас кропотливо, в мельчайших деталях воссоздают шикарное убранство дворца.

Благо, на то время хозяева усадьбы не скупились на модные новинки, в том числе на фотографии.

Владислав Кулакевич:
В советские времена она сохранилась не в лучшем виде, была перегорожена. На первом этаже была столовая, на втором – общежитие. Но сейчас – я использовал старые фотографии, зондажи, проведя необходимые анализы, – она практически полностью восстановлена.

В каждом зале своя неповторимая лепнина.

Наблюдать ее лучше всего с потайных балкончиков, где раньше прятались крепостные певчие.

Владислав Кулакевич:
В бальном, банкетном залах есть оркестровые балконы, и там эта крепостная капелла размещалась по причине того, что они были крепостными – им не по статусу было находиться внизу вместе с владельцами и гостями. Поэтому их прятали, чтобы было слышно, но не видно. Сегодня они музыканты, капелла, а завтра они шли в парк клумбы полоть.

Булгаки были поклонниками античности. Если фасады напоминают обывателям петербургские дворцы, в интерьерах европейская изысканность миксуется с античными сюжетами. Историки полагают: глубинного смысла в этих барельефах искать не стоит. Такая эклектика – дань моде того времени.

Владислав Кулакевич:
Это приближено к тому, как мы выбираем обои домой. Точно такой же смысл всей этой лепнины – это только антураж, декор для того, что поистине Булгаки считали ценностью – коллекций, которые здесь у них хранились, и для них самих. В общем-то, ценность их самих, я думаю, для них была непререкаема.