«Сейчас пишу реже, нужно вдохновение». История минчанина, который счастлив в глубинке

03.05.2021 - 12:34

Поляна перелесок, многовековой дуб и дух леса. Этот человек 40 лет прожил в большом городе и вот уже 10 лет сверяет свои часы по солнцу, ведет небольшое хозяйство и прогнозирует погоду по самодельному барометру, рассказали в программе «Минск и минчане» на СТВ. Знакомьтесь – фотограф, писатель, публицист, а ныне – житель белорусской глубинки Александр Батура.

Александр Батура, фотограф, публицист:
За спиной 100 метров асфальт и 300 метров от асфальта до забора нашего. Ближайший дом в деревне – километр с небольшим. Совершенно один. Гости приезжают.

Анна Сушкова, корреспондент:
А что у вас есть из коммуникаций?

Александр Батура:
Интернет есть, проложили кабель – интернет, телевизор, телефон. Телефоном я крайне редко пользуюсь. Интернет с хорошей скоростью, я могу написать рассказ, не надо ехать в Минск, чтобы отправить. Я в курсе новостей, иногда заглядываю в Facebook. Бывает, даже два раза в день заглядываю.

Анна Сушкова:
Что насчет творчества? Как часто пишете? Куда выкладываете?

Александр Батура:
Сейчас реже пишу уже, для этого надо какое-то вдохновение, какой-то толчок. Есть сайт «Дикая природа», есть журнал «Родная прырода». С этим журналом я уже около 10 лет сотрудничаю.

Первым делом отправляемся в гости к дубу. Если хотите очиститься от негативной энергии и попросить сил у природы, то сначала прикоснитесь к стволу осины или березы, а потом подойдите к лесному исполину. Этому красавцу без малого 400 лет. Свой ежедневный маршрут наш герой строит так, чтобы обязательно поздороваться со старым другом.

Александр Батура:
Дуб находится в 300 метрах от нашего дома. Это место моей силы.

У белорусского Пришвина даже есть рассказ, посвященный знаковому дереву. В нем он живо и красочно описывает один из последних ужинов Наполеона на нашей земле перед тем, как тот передал командование. Но вот вопрос: что из этого правда, а что фантазия автора?

Александр Батура:
Последняя его ночевка была недалеко, в деревне Стайки. 11 декабря он ночевал в Стайках, а потом пошел сюда, на Вилейку, потом на Сморгонь, а потом уже в Сморгони или Вильне оставил войска, отдал власть. У меня родилась такая фантазия, что он проходил, место ночевки было ничтожно малое, деревенская избушка. Шли они по старой смоленской дороге, якобы охотники подстрелили дичь какую-то, приготовили еду. Вот он сидит. Наполеон увидел камень, на нем крест – дурная примета. Дуб был, конечно, гораздо меньше. Он растет, стареет.

Раньше дуб рос на окраине поля и здесь нередко слышался детский смех: на его ветвях висели качели. Старожилы рассказывают, что пока родители сажали и пололи, ребятня весело проводила время. Со временем это место покинул человек, и дуб «отступил» в глубь леса. Сегодня ему составляют «компанию» тонкие осинки и подрастающие березки. Одним словом – молодняк.

Анна Сушкова:
Если брать жизнь дуба, то он какого возраста?

Александр Батура:
По человеческим меркам – лет 50. С ним надо общаться не на «ты». Вот с этим дубочком я на «ты». Если на человеческие мерки перевести, то я, может, немного старше его.

Об особенностях природы Александр рассказывает с любовью. Как воюют березки, хлещутся ветками, как появляются из-под снега робкие ростки первоцветов и выглядывают пушистые всходы сон-травы. «Жаль, волчье лыко отцвело», – сетует наш лесной экскурсовод. Но тут чудеса буквально на каждом шагу. Поросшие мхом валуны и нежные перелески.

Александр Батура:
Сережки, котики на иве – первая весенняя красота, которая на уровне человеческого роста. На земле различные первоцветы, это радует глаз. Это необычайной красоты создания. Сейчас рекомендую взять сережку и пожевать.

Все недуги лечит природа, считает наш герой. Если сережки – кладезь микроэлементов, то почки сосны помогут от кашля. Кстати, судя по этим деревцам, лесная медицина знакома и главным обитателям чащи.

Александр Батура:
Эту сосну погрыз лось. Он любит лакомиться почками, веточками молодыми.

Во время прогулки успеваем поговорить и о капризах погоды.

Анна Сушкова:
Это правда, что в этом году весна очень холодная, поздняя? Как по вашим наблюдениям?

Александр Батура:
Я наблюдения за природой веду каждое утро. Я записываю температуру, давление на барометре. Говорят, что в Европе 100 лет не было такой холодной весны. У нас здесь, наверное, лет 10.

И все же сезон берет свое. Это невозможно не заметить по первой весенней зелени.

Александр Батура:
Если бы было тепло и солнце светило, то вся лужайка была бы белая от ветреницы. Печеночница – фиолетовый цветочек, они уже отошли. Бывает, что переливы голубого, белого. Станешь и сам себе завидуешь.

Любуемся нежной красотой и идем дальше. Но вдруг наш путь преграждает огромное поваленное дерево.

Александр Батура:
Два года назад срок жизни закончился. Осина падает молча и внезапно. Древесина в стволе трухлявая, чуть за 40 лет перешагнула, ветер какой-то качнул и свалил.

Жизнь осины прервалась. Зато дерево дало сил другим обитателям леса – диким козам или косулям. На стволе остались следы от их осенней трапезы.

Александр Батура:
Огромное количество косуль. Самое большое стадо, которое я видел,  семь штук. Однажды, когда писал рассказик про опушку, камень этот и все остальное, пишу: косули бегают здесь. А вот не хватает у меня кадра. Выхожу с фотоаппаратом – вот косули стоят, под перо подлезли.

Анна Сушкова:
А птицы? А другая живность?

Александр Батура:
Зимой обязательно у нас кормушка висит, семечками кормим. Прилетают синица, лазаревка, гаичка, дятел. В этом году поползня не было. Огромное количество воробьев. Года три назад появились вдруг. Не домовые, а полевые.

Есть в лесу и свои хранители. С одним из таких Александр Батура знаком лично.

Александр Батура:
Это один из моих друзей, к которому я каждый день подхожу. Такой сувель вырос на нем. Лицо симпатичное, добродушное. Я его называю красивым.

Узнаем мы и тонкости появления таких наростов.

Александр Батура:
Это не болезнь, травма какая-то получается, они начинают расти. Кап – это под корой вдруг много-много почек, потом они начинают прорастать, а это нарастает. Уже он немного трухлявенький, но все равно буду беречь.

Есть еще один обитатель лесной опушки, с которым давно знаком писатель. Это валун, который будет постарше дуба и уж тем более сувеля. Если с могучим исполином можно общаться на «ты», то с этим свидетелем старины исключительно по старшинству и особо уважительно.

Александр Батура:
Этот валун – это одна из наших достопримечательностей. Это валун, которого я очень люблю, с которым общаюсь только на «вы». Всегда с непокрытой головой подхожу к нему. Зарастает мхом, здесь в какое-то время кто-то содрал мох в форме креста. Одна из версий, что это живой камень между княжествами был. У него масса огромная, поэтому первые цветочки всегда возле него появляются, первые лисички всегда здесь.

Красотой глубинки Александр с удовольствием делится не только с читателями, но и с гостями. Посмотреть на богатство белорусской природы приезжают со всего мира.

Александр Батура:
Барнаул, Крым, Израиль, Нефтеюганск, самое дальнее – Сан-Форанциско. История такова: я сижу, борода у меня была немного другая, босиком, готовлюсь к ужину. Вдруг открывается дверь, заходит девушка молодая и спрашивает: «А где здесь усадьба Богдановичей?» Я говорю, что в Ракутевщине, забыл совсем, что в Ободовцах есть усадьба. Посидели, поужинали. Спасибо им, что скрасили ужин мой, поразговаривали. Совершенно случайно, заблудившись, люди попали.

Вот такая стена благодарностей встречает каждого, кто заглядывает в этот гостеприимный дом. За чашечкой горячего напитка с душицей, мятой и копорским чаем вприкуску с медом узнаем и историю необычного хозяина.

Александр Батура:
Дача была. Но дача – это такое дело, как жить с соседями в коммуналке. Вот это идеальное место. Спасибо Богу, что это место досталось. В Минске не был в квартире уже много лет. Что бы делал? Тот же самый телевизор, те же бы рассказики писал, но при этом я был бы лишен счастья любоваться каждый день природой. Плюс, в земле поковыряться, вырастить лук, огурчик, помидорчик, кроликов, пчелок, курочек-бройлеров. Заботы, движение: печку протопить, снег почистить, баню протопить, с друзьями попариться, зимой прорубь прорубить, занырнуть туда. Это счастье, радость и удовольствие.

Так что не бойтесь менять жизнь в любом возрасте. Почаще бывайте на природе и заезжайте в гости. Адрес прост: на юго-запад от Минска, за старинным костелом в Илье. А там – куда сердце подскажет.

Loading...


Амбулатория без очередей и техника напрокат. Наталья Надольская о плюсах жизни за городом



Новости Беларуси. Женский взгляд на острые и насущные темы. Экспертные мнения и интригующие истории в ток-шоу «Точки над i». Исключительно женский проект с мужским характером затронет самые важные вопросы жизни страны.

Наталья Надольская, ведущая ток-шоу:
Когда мы приняли решение, что переедем за город, мы рассматривали таунхаусы. Почему-то нам тогда показалось, что это довольно интересное решение.

Алена Родовская, ведущая ток-шоу:
Что смутило?

Наталья Надольская:
Потом мы все-таки решили отказаться от соседей вообще.

Екатерина Забенько, ведущая ток-шоу:
Муж не знал, что такое деревенская жизнь. Ты была подготовленная. Не было страшно, тем более, что вы строили дом?

Наталья Надольская:
Нет, мы купили готовый дом. Мы действовали интуитивно. У нас обоих не было опыта именно такой загородной жизни, потому что первое, с чем сталкиваются все, кто предпочел жизнь за городом, – это возить детей в сад и школу. Должно быть две машины минимум. Если вы разъезжаетесь в разные стороны на работу, кто-то завозит в школу детей, кто-то в сад.

Екатерина Забенько:
Наталья – мама троих детей.

Наталья Надольская:
Да, причем двое еще ходят в сад, один уже школьник, он посещает гимназию. Это тяжело, потому что с годами появляется больше кружков, секций.

Екатерина Забенько:
А почему не водишь в сельскую школу?

Наталья Надольская:
Здесь очень просто. У нас не было выбора – здесь хотим, здесь не хотим. Просто так совпало, что девочки уже ходили в сад, а старший сын уже пошел в гимназию. В нашем случае преимущество еще то, что мы оставили городскую квартиру. То есть мы не порвали с городом на 100 %. На это нужно обращать внимание тем, кто хочет переехать за город. Когда у вас есть, как я ее называю, перевалочная база, куда может прийти ребенок, сделать уроки, покушать, его там встретит бабушка, легче. Мы шутили на эту тему, что у нас все бабушки остались жить в городе, а молодое поколение переезжает за город. Конечно, если есть такая возможность оставить городское жилье, я бы рекомендовала оставить.

Алена Родовская:
Что больше всего нравится за городом?

Наталья Надольская:
Первое, что просто шокирует, – это тишина. Мы не могли привыкнуть к тому, что не ездят троллейбусы под окном, так тихо, что ты даже не можешь поверить. Конечно, площади. В городской черте ты не можешь себе позволить баню, два этажа, то есть это раздолье. У всех есть своя комната, своя территория. Это самый главный плюс.

Екатерина Забенько:
А песни под окнами? Не скучаешь, когда орут с пятницы на субботу?

Наталья Надольская:
У нас другая тема – салюты, хотя я знаю, что в городе тоже по всем праздникам везде салюты. У нас много частных усадеб, там часто отмечают свадьбы, какие-то мероприятия, салютуют каждые выходные. Еще был один интересный момент, преимущество. У меня поющая семья. Дедушка – заслуженный артист Республики Беларусь, у меня поет муж, поют друзья, когда к нам приезжают. У нас бар-караоке. И когда у нас стоял выбор, купить колонку-усилитель, взяли по мощности одну. Привезли, спели и поняли, что хотим сильнее. Мы поехали обратно в магазин и взяли в два раза мощнее. Вся округа слышит, как поют.

Алена Родовская:
А были форс-мажорные ситуации, когда, например, пропадает свет?

Наталья Надольская:
Безусловно. Я не могу сказать, что часто.

Алена Родовская:
Как быстро устраняются?

Наталья Надольская:
Очень быстро. Никогда не было такого, чтобы мы ужинали при свечах. Но какое преимущество? У нас есть сельская амбулатория. Поликлиники – огромные очереди, все время скандалы. В нашей сельской амбулатории никогда не бывает очередей, и там врач, у которого практика 30 или 40 лет. Он семейный врач. Мы приводим туда и детей, и сами. Прививки – позвонили. Хотите привиться? Да, пожалуйста, приходите, прививайтесь от коронавируса. Очереди нет, пожалуйста.

Алена Родовская:
А как зимой обстоят дела? Насколько комфортно жить?

Наталья Надольская:
Многие при переезде за город боятся того, что нужно купить газонокосилку, автомойку, снегоуборочную машину. Мы сначала тоже шли по этому пути, старались все покупать. Но потом выясняется, что это все на территории сельского совета можно взять в прокат. Есть специально обученные люди, которые организовывают бизнес, что все это можно взять в прокате и чистить свою территорию. Общие дороги от снега очищаются, у нас не было проблемы.

Алена Родовская:
А у соседей можно все это взять? Вы подружились?

Наталья Надольская:
Мы дружим с соседями. У нас за коммуникацию с соседями отвечает муж, он очень коммуникабельный. Они периодически обмениваются садовой техникой, и это действительно очень удобно. Еще такой момент. У нас угловой дом, и соседи только с двух сторон, поэтому нам удобно. Я соглашусь с Яниной, которая говорила, что у современных загородных жителей нет такого, что раньше было в деревнях – Петровна, приходи на шашлыки. Люди поддерживают коммуникацию. У нас недавно были немножко открыты ворота, нам позвонили и сказали: у вас не закрыты ворота. Есть такая взаимовыручка.

Екатерина Забенько:
А раньше бы – жди гостей. Ворота приоткрыты – намек, и сразу из нескольких домов.

Наталья Надольская:
У всех установлены камеры видеонаблюдения, территории охраняются.

Алена Родовская:
То есть нет случаев краж, не взламывают дома, все достаточно спокойно?

Наталья Надольская:
Там круглогодично проживают люди, не как раньше – домики оставляли на неделю, приезжали на выходные, и были случаи воровства. Нет.

Читайте также:

Доставка продуктов и транспортное сообщение. Какие минусы жизни за городом?

Замки, шале или мансарды. Какие дома популярно строить за городом?

Сегодня там полноценные жилые дома. Что такое садовое товарищество и в чём его преимущество?