Щелкунчик и новый фон Триер. Критик советует, что смотреть в кино на этой неделе

06.12.2018 - 17:29

Четверг – время кинопремьер. На этой неделе зрителей ожидает подростковая антиутопия от Питера Джексона, новое прочтение любимой рождественской сказки – Щелкунчика, фильм Ларса фон Триера, с которого во время премьеры в Каннах толпами уходили зрители, а также лирическая комедия по мотивам произведения Довлатова с Сергеем Безруковым в главной роли.

Поможет с выбором кинообозреватель Антон Коляго.

Хроники хищных городов

Фото: imdb.com

В мире после апокалипсиса люди живут в мегаполисах, которые перемещаются и поглощают города поменьше ради ресурсов. Будущее суждено изменить Тому из Лондона, который случайно встречает бунтарку Эстер.

Антон Коляго:
Подростковые антиутопии – живой мертвец кинематографа. С каждым годом их принимают все хуже, и каждый год их выходит сразу несколько штук. Новый пост-дизельпанковый боевик от команды Питера Джексона (сам он написал сценарий и выступил продюсером) – самая безумная, и этим заразительная попытка встряхнуть жанр при помощи самоиронии и модных нынче отсылок к культовой фантастике 80-х и 90-х. А еще это действительно очень красиво.

Главный в Средиземье: лучшие фильмы Питера Джексона

Щелкунчик и четыре королевства

В прокате с 8 декабря. 

Фото: Disney

Юная Клара получается на Рождество необычный подарок, благодаря которому попадает в сказочные страны. Однако на пути девочку ждет еще одно королевство, в котором Кларе предстоит встретиться с Мышиным королем и его армией.

Антон Коляго:
Новое воспроизведение классической сказки Гофмана от Disney, сделанное в стилистике «Алисы в стране чудес» Тима Бертона. Визуально все сделано лучше некуда – викторианские платья и лакированный стимпанк выглядят даже слишком роскошно. А вот известный сюжет изменился не в лучшую сторону: события и герои смешиваются в непонятном калейдоскопе, фильм не может сконцентрироваться ни на одной из поднимаемых тем дольше 10 минут, а из образа Щелкунчика напрочь улетучился весь необходимый трагизм.

Дом, который построил Джек

Фото: Zentropa

История серийного убийцы по имени Джек. Действие фильма происходит в Америке 70-х годов и показывает 12 лет из жизни мужчины. Сюжет охватывает пять шокирующих инцидентов из его биографии.

Антон Коляго:
Тот самый садистский опус Ларса фон Триера, с которого в Каннах толпами сбегали светские львы. Это автопортрет датчанина, разумеется, не буквальный – убивал он разве что частичку нашей души каждым своим фильмом. В «Доме» он занимается самокопанием и рассуждает об искусстве и творчестве с позиции злого гения, намеренно пошло и претенциозно, как будто одних жестоких сцен не хватает, чтобы разозлить зрителя. Сцены эти, кстати, не только страшные, но и смешные, и смех в зале – своего рода разоблачение: Триер успешно доказывает, что многие из нас сами в душе те еще маньяки.

Заповедник

Фото: wdsspr.ru

Музыкант Константин сбегает от своих проблем в «Михайловское». Он безработный, периодически налегает на алкоголь и почти отчаялся. Его жена и дочь хотят уехать жить в Канаду, а Константин постоянно пытается понять, что и когда пошло не так.

Антон Коляго:
Экранизация одноименного романа Сергея Довлатова с Сергеем Безруковым, снятая женой Сергея Безрукова. От оригинала не осталось практически ничего – действие перенесено в наши дни, в музее Пушкина царит хипстерский сюрреализм, а жанрово это все – мюзикл с сильным уклоном в мелодраму. Безруков, кстати, поет вживую, и довольно неплохо.

Безруков и Матисон стали родителями во второй раз

Люди в материале: Антон Коляго, Ларс фон Триер
Loading...


«Зритель видит живых щенков у меня в руках, и потом эти щенки летят под танк». Как снимали фильм «Пёс рыжий»



«Пёс рыжий». Премьеры этого фильма еще не было, ее ждут в нескольких странах, а на интернет-форумах пользователи теряются в догадках: какой же будет экранизация.

О съемках кинокартины по книге Виктора Крюкова «Рыжий солдат» в программе «Специальный репортаж».По коротким промо-роликам персонаж белорусского актера Руслана Чернецкого многие записали в антигерои.

Руслан Чернецкий, актёр:
Это, можно сказать, жестокое обращение с собаками должно было происходить. Но дело в том, что это всё настолько было оправдано, что у меня даже мысли не возникло отказываться. Мне кажется, я бы на месте моего героя поступил бы также. Тут надо расставлять приоритеты. Время такое, война. Все понятно – жалко собак. Я сценарий читал – плакал.

Как бы цинично это не звучало в современном, мирном времени, перед выбором «жалость» или «смерть» точно так, как и в объективе кинокамеры, тогда давно на полях реальных сражений стояли реальные люди. Руслан и сам в армии служил кинологом, знает, что такое собачья верность, а потому и роль, стоит полагать, прочувствовал до самой глубины.

Руслан Чернецкий:
Собака всё равно – личность, как бы мы ее не воспринимали, и она привязывается к тебе. У меня был пёс. К сожалению, трагическая история. Но он мне не простил то, что я ушел в отпуск. То есть до отпуска ровно у нас были прекраснейшие отношения. Как только я вернулся из отпуска, его как подменили. Просто за 20 дней – собака абсолютно другая. Мне кажется, что он подумал, что я его предал.

А было ли предательством со стороны советских солдат отправлять собак под обстрел, обучать минированию и подрыву танков? Об этом мы будем думать еще не одно столетие. Об этом думали они, шагая рядом на верную смерть, оставляя следы солдатских сапог и верных собачьих лап.

Руслан Чернецкий:
Я читал сценарий изначально, я уже знал, что будет. Я уже представлял себе, насколько это страшно. Как бы это ни было, мы снимаем кино – существуют дублёры, куклы этих щенков. Но Его Величество – монтаж делает свои дела. Зритель видит живых щенков у меня в руках, и потом эти щенки летят под танк. Я их бросаю туда. Очень хотелось, чтобы люди увидели, какой ужас – эта война. С еще одной гранью. Чтобы человек не становился перед таким выбором – либо собака, либо моя семья. Очень хочется, чтобы народ понимал: все что угодно, только – не война.