«Штрафы за нарушение рекламной игры от 100 до 500 базовых». Можно ли верить скидкам и хватит ли продуктов, если закроют все границы?

18.11.2020 - 14:37

Новости Беларуси. Пока во всем мире из-за пандемии закрываются магазины, кафе и рестораны, белорусский малый бизнес и сфера услуг изо всех сил стараются удержаться на плаву. Минчане, соблюдая необходимые меры безопасности, продолжают посещать объекты общепита и торговые точки. Как не только выжить в период мирового кризиса, но и не уйти в минус? О развитии столичной сферы торговли и услуг поговорили в студии «Большого города» с Ниной Емельяновой, начальником главного управления торговли и услуг Мингорисполкома.

Екатерина Забенько, ведущая:
Есть такое понятие, как продовольственная безопасность. Благодаря чему она обеспечивается? И что такое вообще стабфонды? Мы все слышим, но не совсем все понимают.

Нина Емельянова, начальник главного управления торговли и услуг Мингорисполкома:
Продовольственная безопасность страны – это такое понятие, если сказать своими словами, если закроются все границы, чтобы население данной страны не почувствовало, что к нам не приходят другие товары, важный момент в этом. Для обеспечения продовольственной безопасности страны у нас разработана доктрина национальной безопасности, по которой определено, что 80 процентов продовольственных товаров в Республике Беларусь должно быть отечественного производства. Чтобы обеспечить минчан – мы понимаем, что на асфальте картошка не растет – заготовками на зиму, мы проводим ежегодно сельскохозяйственные ярмарки.

В этом году как никогда много мы их провели, начали рано, 12 сентября, и заканчиваем 15 ноября, крайнюю ярмарку проводим. Такого длительного периода у нас не было много лет. Для того, чтобы все минчане смогли запастись необходимой продукцией отечественного производства, а наши производители и физические лица, у кого есть излишки выращенной продукции, смогли ее всю реализовать. Потому что не у каждого физического лица есть условия для хранения своей продукции. Стабфонды – это так называемый запас (страховой запас продукции) для того, чтобы в один прекрасный миг мы не остались без картошки, капусты, яблок, свеклы и моркови. Это то, что у нас производится в достаточном количестве, но если вдруг что-то случится, эти продукты из стабфондов попадают сразу на полки магазинов.

Екатерина Забенько:
Какая полезная вещь. Последний вопрос, который особенно интересует наших телезрителей. Коротко и честно, можно ли верить скидкам в магазинах? Или это все ход маркетологов?

Нина Емельянова:  
Вы знаете, научили магазины проводить настоящие рекламные акции, делать настоящие скидки. И крупные игроки уже с этим не играются. Штрафы за нарушение условий рекламной игры очень большие. На юридическое лицо от 100 базовых до 500 базовых величин, поэтому верить можно, я верю.

Екатерина Забенько:
То есть ценники, которые с большей ценой, меньшей ценой не заклеиваются надписью «акция».

Нина Емельянова:  
Уже давно такого не встречали.

«Машины с товаром стояли». Есть ли дефицит импортных продуктов из-за закрытых границ? Подробности здесь.

Loading...


Как не быть обманутым? Почему не всегда стоит доверять акциям и скидкам в магазинах



Новости Беларуси. Так называемые маркетинговые ловушки стали такой же данностью, как и сезон распродаж. И уже, казалось бы, сколько раз твердили миру, ан нет. В погоне за экономией мы порой не замечаем даже самого очевидного обмана, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Дмитрий купил в одном из популярных магазинов техники телевизор. К слову, последней модели, отдал ни много ни мало 5000 рублей. И сулили ему продавцы за это счастье в бонусах, да солидное – в проценте соизмеримое с кругленькой потраченной суммой. В денежном эквиваленте рублей эдак 250. Новоиспеченный обладатель огромного экрана долго созревал к новой покупке в этом магазине. А как пришел с расчетом на бонусы, так и вышел раздосадованным. Неожиданно сгорели.

Дмитрий Травин, жертва магазинного обмана:
Мы сказали, что у нас есть бонусы. Даем карточку, а нам в ответ: «У нас бонусов нет». Мы спросили: а где они? Нам ответили: «Они сгорели».

Разумеется, кто прав, а кто виноват, разобрать сложно. На это и рассчитывают люди по ту сторону прилавка. Вероятно, кто-то не обратил внимание на мелкие буквы в договоре или на стенде за углом не прочитал условия. А может, и вовсе не так все понял. А вдруг не услышал? Чего уж!

«Хотела прийти в магазин и рассчитаться бонусами». История белоруски, которая не поняла условий акции

В целом торговля в Беларуси весьма зарегулированная в законодательном плане сфера, потому греха большого не утаить, по-крупному продавцы не блефуют. А вот мелкие «шалости» маркетологов пилюля ежедневная. И даже самый скрупулезный потребитель может проглотить крючок и не заметить. Нейромаркетологи – на острие времени, именно они реально проникают в мозг покупателя и точно завладевают его эмоциями.

Павел Зыгмантович, психолог:
Часто делают так. Выставляют что-то ужасно дорогое, что-то такое, бросающееся в глаза. Можно сделать отдельный стенд: вот здесь у нас стоит что-то неимоверно дорогое. И цену очень крупно, чтобы люди видели, что это дорого. И тогда они начнут сравнивать, что есть дорогое, и что есть остальное.

Поход в магазин, если ты вооружен исследованиями, может превратиться в фобию «магазинного обмана». Стратегия продумана тонко. У всех на слуху такие приемы, как специально подобранная в определенные часы музыка, играющая с кошельком минор; ароматерапия, рассчитанная на проголодавшихся после работы; выкладка с игрушками и сладкой мелочовкой для детишек, застрявших с родителями у кассы.

Но это далеко не все. На наше «потребительское» подсознание играет даже специально уложенная плитка в проходах магазинов, ее узор становится буквально маниакальным поводырем по всем стеллажам. Чтобы навязать дорогой товар, ставку делают на иллюзии.

Павел Зыгмантович:
Берут тележку и обязательно в ней делают отдельный отсек. Людям не очень нравится, когда продукты и туалетная бумага лежат вместе. Есть отсек, куда это можно положить, оно не смешивается. Тогда люди могут набрать себе больше в эту же корзину.

Тамара Бельская, заместитель председателя Белорусского общества защиты потребителей:
Уменьшение веса товара за ту же цену достаточно распространено, проведение акций с общей информаций.

Цена – королева манипуляций. Большинство уже научено: если за запятой 99, то это ловушка, стереотип заложен в умах. А вот стоит цифру слегка интерпретировать – допустим, 0,97 – и вуаля, трюк работает по-прежнему. Нам кажется, что это дешево. Скидки относительны, как, собственно, и цена.

Эту девушку мы уговорили рассказать нам всю правду, которая скрывается за дверью с надписью «служебный вход», на условиях, что голос и имя будут изменены. То, что она скажет, оголит нехорошую репутацию магазина. Она несколько лет проработала администратором в крупной обувной сети и знает этот «продажный мир», что называется, изнутри.

Экс-администратор магазина обувной сети:
Закупается обувь в Китае, намного продают дороже. Скидки до 50 %  не факт, что скидка будет такой, максимум 10 %. Это считается скидкой до 50 %. Только началась схема по бонусам  был плюс покупателям, но когда сами директора поняли, что идут в минус, пересмотрели.

Только сегодня, два по цене одного, третья в подарок, с дисконтом другая цена… От комбинаций скидок кружится голова, на это и рассчитано. Ведь по сути скидки – это рамки, в которые загоняют клиентов. Должен успеть в акцию, а вдруг упущу выгоду, а вдруг перекупят, и я буду в худших условиях – все это тонкая психология продаж. Многие понимают, но по-прежнему бегут, ломая двери.

Лихорадочные распродажи в наши страны пришли из Америки. Откровенная давка в Беларуси, конечно, редкость (хотя вспомните недавнюю акцию на лимитированное количество телефонов у одного из мобильных операторов). Километровую очередь занимали с ночи.

Анастасия Детхтяр, корреспондент:
Сейчас пик высокого сезона продаж стартанул с китайского дня холостяка – Всемирного дня шоппинга. Придала импульс «Черная пятница» – реальное сокращение ЧП – потребительского мозга. Инстинкт «купить все» затмевает рационализм. Между тем, британская организация защиты прав потребителей провела исследование изменения цен на товары за полгода до и полгода после Всемирной ноябрьской распродажи. Оказалось, 87 % изделий можно приобрести гораздо дешевле в другое время года.

Павел Зыгмантович:
Приходят именно потому, что упоминавшееся отвращение к потерям срабатывает. Они не хотят потерять. А дальше люди собираются в группу, начинают усиливаться друг у друга. Каждый становится чуть активнее. Это называется социальная фасилитация. Люди сами друг друга накручивают.

Ее лицо мы тоже оставим за ширмой догадок (и это тоже профессиональное). Она – тайный покупатель. Услуга стала трендом в современной индустрии продаж. Спецы под маской обычных клиентов проникают в магазины и наблюдают. Позже исследования становятся основой для изменений и сервиса, и технологии маркета.

Тайный покупатель:
«Черная пятница» – очень интересный ход. Информация, реклама так раздута. Как показывает практика, жители ждут праздника. За несколько дней цена поднялась. Перечеркнули – опустилась.

Анастасия Дехтяр:
Недосказанность с одной стороны, недоспрошенность с другой – финансовые качели интересов. Маркетолог-умы сконцентрированы сейчас на повышении эффективности сбытовой активности компании, на увеличении трафика покупателей, на удержании существующих клиентов и поддержании уровня их лояльности. Потому и инструменты для этого выбирают технологичней, чем шуфель или клещи. Нынче процедуры стимулирования покупок перешли на более сложный и более таргетированный уровень воздействия на покупательские решения. Актуальны едва ли не квестовые промокоды, лабиринтовые поиски выгоды. Все в рамках традиционного «спрос рождает». Но, откровенно говоря, такая вуаль – настоящий плацдарм для пиар-ловушек.

Сергей Скороход, маркетолог:
Самая типичная уловка – когда большой крупный оператор говорит, что у нас в тот или иной период скидки до 70 %. Скидки даются на непопулярный товар. Наиболее типичный инструмент. Бизнес не может быть проигрышным.

Но такие заигрывания не по правилам с клиентом грозят отвращением к бренду, а это риск. Потерять старого финансового донора гораздо дороже, чем привести нового. Бонусы – это своеобразный гарант камбэка, игла зависимости, на которую подсаживают клиента. Кстати, из позитива. Помните Дмитрия из начала сюжета? После того, как он пролетел с мегабонусами, видимо, повлияли накопившиеся жалобы.

Дмитрий Травин:
По истечению срока полугодичного нам прислали сообщение, что у нас есть бонусы, они и сгорят и их надо использовать.

Сергей Скороход:
Для тех компаний, которые заботятся о своем имидже, они работают честно. Для тех, кто не совсем профессионально работает, есть нарушения.

Мы заглянули в один из универмагов столицы. Здесь сулят продать товар до 45 % дешевле. И это, очевидно, без потерь для торговцев и производителей. Цифра удивляет. Сколько же реально стоит продукт? Вопрос скорее риторический и однозначно с отговоркой «коммерческая тайна».

Павел Ельканович, начальник отдела организации торговли универмага:
Как никогда в этом месяце мы увеличили количество скидок! Сам размер скидки. Сейчас скидки предоставляются практически по всем товарным группам, кое-где даже до 50 %. Скидки действительные.Часть скидки компенсирует предприятие-изготовитель, часть нагрузки берет универмаг. Мы не можем поднять цену, потом ее опустить, нам не будут доверять наши клиенты. По каждой группе кто-то может компенсировать процент. В основном все поставщики идут навстречу.

Анастасия Дехтяр:
Очереди на кассах констатируют: если скидки зажигают, значит, это кому-нибудь нужно. Аншлаг в будний обед поражает. Мы неофициально заглянули еще в один универмаг. Возомнив себя тайным покупателем, зондируем обстановку. Сегодня здесь минус 30 %. Собравшись якобы прикупить телевизор, общаемся с консультантом. А он ненароком: приходите завтра, будет 35 %. Кстати, внизу центра стоит электронный гайд по скидкам, вот только в многообразии информации путаешься. Но на инфоцентре непонятки готовы прояснить.

Идем в ценовую разведку. Плохо только то, что ходить нужно с калькулятором. Из-за того, что скидки ежедневно пляшут, прейскурант стоит максимальный. Вот норковая шубка. Стоит 8000, а завтра ее можно будет взять на 35 % дешевле, эдак за 5 200. Да, натуральный мех нынче моветон. В тренде осознанное потребление. Это, кстати, тоже весьма экологично, ведь в эпоху гипервещизма наше «плюшкинство» реальная угроза не только личному бюджету, но и окружающей среде.

Профилактикой от лишних трат и противозельем от лохотрона станут вдумчивый подход к покупкам, сравнительный анализ, внимательное отношение к информации, четкий список приобретений и лимит бюджета. Если же вы натура импульсивная и с легкостью попадаете в шоппинг-зависимость, вооружитесь психологическими знаниями. И помните, что лишь незначительные траты вызывают эйфорию и способны лечить грусть. Но есть финансовый порог, который запускает в нашем сознание чувство боли. Искусство найти свою золотую середину сродни персональному экономическому чуду.