Скульптор Анатолий Артимович: «Если в Москве стоит князь Владимир, то в Витебске надо поставить княгиню Ольгу»

29.09.2020 - 10:06

Новости Беларуси. Самовыражение бывает разным: монументальным, теплым, мягким. Надежным, как гранит, и приятным на ощупь. Об этом рассказали в программе «Минск и минчане» на СТВ. Два автора, два совершенно разных взгляда на мир. Но каждый – по-своему особенный. Выбирайте, что ближе!

Анатолий Артимович, художник, скульптор, заслуженный деятель искусств, лауреат Государственной премии Республики Беларусь, профессор:
Эта работа называется «Планета». Мы все в объятиях любви, планета жива только благодаря любви.

Звучит просто, но воплотить многометровую идею в жизнь – колоссальный труд. И уж кому об этом знать, как не известному белорусскому художнику, скульптору и педагогу Анатолию Артимовичу. Это его руками, в том числе, создавались Курган Славы и Брестская крепость-герой, композиция горельефа «Солидарность» для минского Дома моделей и памятник Ефросинии Полоцкой. 

 

Анатолий Артимович:
«Бегущий с птицами» – это моя дипломная работа, мой юношеский порыв, это мое видение и понимание. Руководителем у меня был мой любимый учитель, Андрей Онуфриевич Бембель. Андрею тоже досталось после, начали письма писать граждане, которые не знакомы с искусством вообще: «Что это за профессор, что благословил студента на голых людей?»  

Вот такой казус вышел в советские времена. К слову, у выдающегося белорусского скульптора немало работ, которые производят неизгладимое впечатление за счет надрыва, напряжения, неестественности поз – эдакий оголенный нерв, воплощенный в камне и бронзе.

Анатолий Артимович:
Был объявлен конкурс о создании памятника в городе Алма-Ата. Мы с другом, Виктором Андрющенко (он тогда над дипломом работал, а я уже первый год как был ассистентом у Бембеля) сделали проект. 10 метров на 10, 25 метров в разносе. Это сама скульптурная композиция. Тогда я был слишком самомнительный, брался за это живо, работа даже выдвигалась на государственную премию СССР. 

Монумент Славы в парке имени 28 гвардейцев-панфиловцев тогда не удостоился высшей награды. Зато на родине автора, в Беларуси, высоко оценили одну из более зрелых работ.

Анатолий Артимович:
Считаются два автора – Артимович и Морозов. Это вещь, посвященная Рагнеде, когда она снимает корону. Она осталась по праву княжна, очень исторически важная для нас, белорусов, и для Беларуси. Я за эту работу получил грамоту – лауреат Государственной премии.

Анатолий Артимович чтит историю, в копилке мастера – еще немало оригинальных задумок.

Анатолий Артимович:
Это образ княгини Ольги. Очень мужественный, светлый образ. Практически это первая православная на Руси. Если в Москве стоит на Красной площади князь Владимир, то неплохо было бы в Беларуси поставить княгиню Ольгу в Витебске, на воде.

Статуя в северной столице Беларуси должна быть не меньше 10 метров в высоту: это продиктовано масштабами города. Но пока эскиз ждет своего воплощения, автор работает над другим, не менее, масштабным проектом.

Анатолий Артимович:
Одна из серьезнейших последних работ, в которой уже участвовал и мой сын, и мой коллега Владимир Теребун, архитектор местный, сморгонский, Пожидай – мы сделали такой комплекс. Комплекс хороший, но незавершенный. Он нуждается в гранитной обработке.

«Вся структура выставки – это процесс создания скульптуры». Экспозиция в галерее Савицкого – подарок к юбилею одного из создателей Кургана Славы (читать далее).  

Loading...


Музей истории театральной культуры и дом масонов. Какие здания в центре Минска сохранились еще с XIX века



Новости Беларуси. Держим путь из Верхнего города в Музыкальный переулок. Здесь также притаилась звезда классической эпохи – музей истории театральной и музыкальной культуры, сообщили в программе «Минск и минчане» на СТВ. В XIX веке здесь жил Траян Ключинский. Впервые постройка появилась на карте города в 1817 году. Автором проекта был минский архитектор Михаил Чеховский. Оригинальный дом на холме славился своими квартирантами.

Александра Володина, кандидат исторических наук, экскурсовод:
У ім звычайна здаваліся кватэры ў наём, як даходны дом. І адным з гасцей, гаспадароў гэтага дома доўгі перыяд была сям'я Чэслава Манюшкі, родзічаў Ваньковіча і бацькі знакамітага кампазітара Станіслава Манюшкі. Чэслаў Манюшка, як і Валенцій Ваньковіч, быў выдатным мастаком, захаваўся цэлы альбом яго чарнавых накідаў, у тым ліку, які выяўляе панараму Мінска, з боку ракі Свіслач. Цэнтральнае месца у гэтай панараме займае якраз дом.

Именно это место окрестили домом масонов. Но, скорее всего, он был за углом. Сейчас на Интернациональной, 33а находится дом-музей рода Ваньковичей. А были времена, когда пол был из белого мрамора, стены – черными, в нишах располагались псевдоокна, все для того, чтобы прохожие не смогли узнать о посиделках масонской ложи.

Охваченные идеями Великой французской революции, они проповедовали принципы всеобщего равенства и братства, помогали малоимущим и стремились нести просвещение в массы. Но независимые взгляды интеллигентов пришлись не по вкусу в Российской империи. Между тем, шедевр классики дожил и до наших дней. Один из немногих примеров городской шляхетной усадьбы.

Александра Володина:
Сядзіба па праекту мінскага архитэктара Фёдара Крамера ўзнікае на грошы вядомага масона, князя Ануфрыя Друцкага-Любецкага. За ім у гэтым будынку пражываў, уласна кажучы, галоўны масон Мінска Ян Ходзька. Менавіта па яго прапанове, пад яго кіраўніцтвам у 1816 годзе ў Мінску была заснавана масонская ложа, якая атрымала назву «Паўночны факел».

У адной з калекцый была знойдзена толькі чаша, спецыяльная для збору сродкаў, паднос для рытуальнай ежы. Гэты дом, ужо пасля сканчэння гісторыі масонаў, пераходзіць да дзядзькі Валенція Ваньковіча – Эдуарада Ваньковіча, які быў жанаты на Міхаліне Манюшка.

Интересно, что стены усадьбы были покрыты картинами, а фасад изначально был зеленый. Здесь собиралась элита города и устраивались музыкальные салоны.