Slate (Франция). Все, что вы знаете о мозге, вероятно, ошибочно

25.10.2018 - 19:34

Нейромифы, то есть ошибочные представления о возможностях нашего мозга, зачастую основываются на неверно истолкованных или слишком старых результатах научных исследований. Ккоманда нейробиологов Национального центра научных исследований и Орлеанского университета предлагает развеять несколько нейромифов с помощью игры в материале на сайте «Слейт».

По случаю проходящего с 6 по 14 октября Праздника науки команда нейробиологов Национального центра научных исследований и Орлеанского университета предлагает развеять несколько нейромифов с помощью игры.

Ее условия выглядят так: в нейробиологической лаборатории паника! Профессор Сибуло установил, что нейромифы быстро распространяются среди населения и нарушают работу мозга всех, кто их подхватил. Поэтому нужно, не теряя времени, исправить ситуацию, пока они не нанесли непоправимый ущерб.

Профессору Сибуло нужна ваша помощь. Вы берете на себя роль нейробиолога, и ваша задача заключается в том, что найти различные нейромифы и разрушить их.

Миф № 1: объем мозга влияет на интеллект

«У тебя пусто в голове!» «У тебя птичьи мозги!» Такие выражения нередко используются, чтобы указать человеку на его глупость и рассеянность. Они уходят корнями в давние представления о связи между объемом мозга и интеллектом.

Мозг слона весит 5 кг, а мозг кашалота – 7 кг, то есть почти в 5 раз больше нашего (в среднем 1,3 кг). И даже если мы будем отталкиваться от отношения веса мозга к весу тела, то все равно проиграем: на этот раз – воробью, на мозг которого приходится 7 % массы против 2,5 % у нас.

Теперь давайте сравним вес мозга современного человека и его предков. За 7,5 миллиона лет размер мозга вырос втрое. Как бы то ни было, у нашего вида «гомо сапиенс» его объем постоянно снижается: на 15-20 % по сравнению с кроманьонцами.

Есть ли различия между мужчинами и женщинами? Что касается размеров мозга, несколько исследований указывают, что у мужчин он в среднем на 13 % больше чем у женщин. Да, но при этом стоит помнить, что мозг знаменитого физика Альберта Эйнштейна (Albert Einstein) был на 10 % меньше нормы.

Так, как вы думаете, ваш интеллект зависит от размера мозга?

Миф № 2: упадок после 20 лет

По утвердившейся догме, после 20 лет начинается потеря нейронов и, как следствие, начало упадка наших умственных способностей.

Только вот это утверждение оставляет без внимания тот факт, что мы уже потеряли немало нейронов гораздо раньше, с рождения. В период развития зародыша формируется избыточное количество нейронов, более половины из которых отмирают сами естественным путем. Ликвидация лишних нейронов по большей части заканчивается с рождением. Потеря нейронов во время развития является важным этапом созревания мозга.

В течение нескольких десятилетий нейробиологи считали, что мы рождаемся с фиксированным числом нейронов, и что любая их потеря невосполнима. Тем не менее в 1998 году было сделано революционное открытие: человеческий мозг производит нейроны.

Впоследствии исследования подтвердили, что в одном участке мозга производство нейронов не останавливается никогда: гиппокамп формирует порядка 700 нейронов в день в мозге взрослого человека.

Нейроны чувствительны к среде

Производство новых нейронов из стволовых клеток называется нейрогенезом. Как на зародышевом, так и на взрослом этапах развития, он очень восприимчив к среде, в частности к воздействию пестицидов.

Группа ученых из Лаборатории экспериментальной и молекулярной иммунологии и нейрогенетики изучает последствия влияния пестицидов на развитие мозга, в частности на нейрогенез. Недавно специалистам удалось установить, что постоянное воздействие слабых доз у грызунов ведет к нарушениям на уровне участков мозга, которые отвечают за формирование новых нейронов.

Как бы то ни было, среда может оказывать и положительное воздействие на нейрогенез. В частности, ему способствуют интеллектуальная и физическая деятельность, а также социальные отношения. Как бы то ни было, способность мозга формировать новые нейроны действительно уменьшается с возрастом.

В любом случае, самое главное для мозга – это не количество нейронов, а связи между ними. Потеря нейронов не так страшна, если между остальными сохраняются эффективные связи.

Более быстрые связи

Но от чего же зависит эффективность связей? Нейроны соединяются на уровне синапсов. Чем больше сигналов проходит между двумя нейронами, тем прочнее синапс. Учиться значит создавать более быстрые связи между нейронами.

Часто используемые нейронные маршруты превращаются в скоростные магистрали, которые облегчают решение задач и осуществление движений, а также отвечают за обучение и формирование новых воспоминаний.

Этот процесс связан с пластичностью мозга, которая, как было четко установлено, сохраняется на протяжение всей нашей жизни.

Среди механизмов регулирования этой пластичности стоит особо отметить роль таких присутствующих в мозге химических веществ как нейромедиаторы. Они свободны на уровне синапса и обеспечивают связь двух нейронов. Среди них стоит отметить глютамин, дофамин, ацетилхолин и серотонин.

Серотонин известен тем, что контролирует психологическое равновесие и участвует в регулировании настроения человека. Стоит отметить, что некоторые антидепрессанты воздействуют на его количество в мозге.

Как бы то ни было, влияет серотонин и на процесс запоминания. Он воздействует на находящиеся на поверхности нейронов рецепторы, чтобы контролировать их форму, число синапсов и синаптическую пластичность.

Сотрудники орлеанского Центра молекулярной биофизики вплотную занялись работой этого нейромедиатора и его воздействием на рецепторы. В частности им удалось установить, что расстройство на уровне деятельности одного из рецепторов может вести к нарушениям в обучении в рамках одного генетического заболевания.

Пластичность нейронов и нейрогенез представляют собой сложные механизмы, которые сохраняются на протяжение всей нашей жизни, а также являются залогом обучения и приспособления к новым ситуациям. Так что, вы все еще верите в миф о том, что в мозге человека начинается упадок уже в 20 лет?

Команда нейробиологов:
Селин Дюбур (Céline Dubourg)
Флора Ревершон-Ассади (Flora Reverchon-Assadi)
Маривон Ардурель (Maryvonne Ardourel)
Оливье Ришар (Olivier Richard)
Северин Мориссе Лопес (Severine Morisset Lopez)
Стефан Морто (Stéphane Mortaud)
Ванесса Ларригальди (Vanessa Larrigaldie)

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.

Люди в материале: нет


Aftenposten. Экстремальная температура станет нормой



Исключительно сухое и жаркое лето не меняет смысла предостережений климатологов, связанных с будущим: самым большим испытанием для Норвегии станут экстремальные осадки.

«Афтенпостен» (Aftenposten): А насколько экстремальным было жаркое и сухое лето этого года?

Хельге Дранге (Helge Drange): Летние месяцы с мая по июль были рекордно жаркими – на два градуса теплее, чем в 1947 году, в предыдущее экстремальное лето. В Осло температуру измеряют с 1837 года, так что жара установила серьезный рекорд! Эти же месяцы были и очень сухими, такими же, как летом 1947, 1976 и 1994 годов.

Хельге Дранге (Helge Drange) работает в Центре изучения климата в Бьеркнесе (Bjerknes) и является профессором океанографии в Университете Бергена.

– Какие признаки климатических изменений Вы видите?

– Мы знаем, что в северном полушарии растет количество осадков, мы знаем также, что уровень океана повышается. Морские льды в Арктике уменьшаются и по площади, и по толщине. Мы знаем, что ледники и гренландские льды тают, мы знаем, что тундра размораживается. Весна наступает раньше, а осень – позднее. И температура вообще повышается. Так что есть очень много разных изменений, но все они из одной и той же истории.

– Но ведь летом этого года осадков практически не было?

– Естественные вариации будут всегда. Например, прошлое лето было не жарким, но очень мокрым. Но мы здесь говорим о двух разных вещах: вариациях год от года, которые мы называем «погодой», и более долговременных изменениях, которые мы называем «климатом». Когда мы говорим о климатических изменениях, мы ищем тенденции в течение длительного времени. В Норвегии за последние сто лет количество осадков выросло на 20%. А температура за тот же период выросла примерно на один градус.

– Один градус за сто лет звучит не так-то много. Почему это становится проблемой?

– А зимой это даже почти приятно, правда? Но давайте посмотрим на взаимосвязь. В прошлый раз, когда Земля была действительно теплой, температура на два-три градуса превышала ту среднюю температуру, которую мы имеем сейчас. Это случилось более трех миллионов лет тому назад. И тогда понимаешь, что мы вот-вот встретимся с климатом, который современный человек никогда не видел.

Летом чаще будет жарче

– Следует ли нам ожидать в будущем, что летом чаще будет сухо и жарко?

– Да, летом чаще будет жарко и сухо, и мы должны ожидать также, что жара будет длиться дольше. Это не означает, что следующее лето также будет жарким, но жара летом будет чаще. И это не означает, что одновременно непременно будет засуха. Основной проблемой для Норвегии будут осадки, и летом тоже.

– Возможно, в какой-то момент нам придется перестать называть подобную погоду «экстремальной»?

– Да. Если мы продолжим с выбросами парниковых газов так, как сейчас, в конце этого века станет нормой то, что сегодня воспринимается как экстремальная погода.

– На земном шаре температура не везде повышается одинаково. Какова сейчас ситуация в Арктике?

– Она невероятная и пугающая. За последние сто лет средняя температура на Шпицбергене выросла на 2,5 градуса. За тот же период зимняя температура поднялась на 3 градуса. Шпицберген переживает тотальное изменение климата и погоды. Главная причина состоит в том, что льды отступают, а это означает колоссальные последствия. Здесь действительно пора бить тревогу.

– Кари Хьенос Хьос (Kari Kjønaas Kjos) из Партии прогресса несколько недель тому назад заявила в беседе с Aftenposten, что она не уверена в том, что жара является следствием парниковых выбросов, и она считает, что нам повезло, что у нас такое замечательное лето. А что Вы об этом думаете?

– Это ранит меня в самое сердце. И одновременно показывает, насколько велика потребность объяснять серьезность происходящего. Мы думаем, что современный человек независим, что мы можем подняться над природой и полностью все контролируем. Но происходит нечто противоположное. Мы отдаляемся от природы и сил природы и становимся от этого более уязвимыми.

– Каким образом?

– Людей становится больше, в основном, мы живем в городах. Когда происходят такие экстремальные события, они могут привести к летальному исходу, перебоям в снабжении водой, проблемами с урожаем и снижению производства продовольствия. Достаточно подумать о Ближнем Востоке и о том, что сокращение источников воды может привести к беспорядкам. Сегодняшняя ситуация с беженцами серьезна, но если у нас появятся климатические беженцы, тогда станет просто опасно.

Не думаю, что нам удастся довести выбросы до нуля

– В Парижских соглашениях от 2015 года ООН решила, что все страны должны ограничить свои выбросы парниковых газов, с тем, чтобы температура на Земле повышалась не больше, чем на два градуса, а лучше на полтора. Несколько реалистично то, что нам это удастся?

– Судя по сегодняшней ситуации, ответ – нет. Цель в полтора градуса мы уже почти достигли. Для того, чтобы добиться цели в два градуса, нам нужно иметь нулевые выбросы в течение 20-30 лет, и нет ничего, что указывало бы, что мы сможем этого добиться. На самом деле ни одно государство не имеет шанса достичь этой цели. У нас в стране мы открываем все новые месторождения и расширяем активность в поиске нефти и газа, так что наша политика также не соответствует идее нулевых выбросов в ближайшем будущем.

– Звучит довольно мрачно?

– Да, это так! Мы говорим об экзистенциальной проблеме для людей и всего живого на земле. Мы говорим о будущем очень многих поколений.

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.