Сложно ли быть мамой? Женщина, у которой 6 детей, рассказала о своей семье

21.10.2020 - 14:12

Новости Беларуси. Мама – это самое теплое слово в нашей жизни. 14 октября отметили День матери, говорили добрые слова, дарили цветы, благодарили за любовь и поддержку. Все больше минчанок стремятся создавать большие семьи. Кто скажет, что это плохо? Поговорим о тех, кто годами сидит в декрете и знает, что это самая сложная работа. О тех, кто посвящает себя семье и детям. О тех, кто чаще думает о других, чем о себе. Кто умножает любовь, дарит заботу и готовит самые вкусные в мире супчики, котлетки и булочки. Мама шестерых детей, бабушка, обладательница ордена Матери и медали Евфросинии Полоцкой – Татьяна Федорова рассказала в программе «Большой город» на СТВ о своей семье.

Екатерина Забенько, ведущая:
Еще раз с огромным удовольствием поздравляю вас с Днем матери. Наверняка, немало поздравлений вы получили в этот день. Как обычно проходит для вас этот праздник?

Татьяна Федорова, многодетная мама:
Естественно с утра поздравляют дети. Кто не живет со мной, а живет отдельно, взрослые звонят и поздравляют. Потом вечером приезжают уже. Регулярно приглашают нас в ратушу. В этом году министр труда и социальной защиты поздравлял нас в ратуше. Все так тепло, мы хорошо поговорили, приняли поздравления, довольные приехали домой – с подарками даже. Потом вечером собрались все: и бабушки, и дети. Все приехали к нам.

Екатерина Забенько:
Татьяна Константиновна уже мама с большим опытом. И даже бабушка. Шестеро детей и при этом есть уже одна внучка. Как вас поздравляли? Что дарили?

Татьяна Федорова:
Как правило, дети дарят цветы, большие букеты. Это регулярно. В этот праздник у меня заняты все вазы цветами.

Екатерина Забенько:
Расскажите про своих детей, какого они возраста? Чем заняты? Как налажен ваш быт?

Татьяна Федорова:
Со мной сейчас живет трое детей, которые несовершеннолетние. Старшие живут отдельно. Две дочери живут вместе в одной квартире. Зять, внучка и две дочки мои. А младшие живут со мной. Старший сын женился и живет в городе Житковичи. Мне только трое осталось, скучновато иногда бывает.

«С первым ребёнком было сложно, а дальше легче». Мама шестерых детей раскрыла секрет, как всё успеть

Екатерина Забенько:
Трое детей это мало, после того, как одновременно шестерых воспитывали?

Татьяна Федорова:
Да. Во-первых, когда дети маленькие, веселее все-таки. Нет времени расслабиться.

Екатерина Забенько:
У вас двое ребят, которые 12-летние. Они близнецы или двойняшки?

Татьяна Федорова:
Они двойняшки.

Екатерина Забенько:
Как так получилось? Бог наградил вас, и так было четверо детей, а тут еще двое.

Татьяна Федорова:
Для меня, если честно, это тоже было полной неожиданностью. Мы построили квартиру как раз тогда. Буквально мы въехали в новую квартиру в мае, а в июле я уже узнала, что беременна. Когда сделали УЗИ, сказали, что двойня. Папа наш был немножко в шоке. Так получилось.

Екатерина Забенько:
Были какие-то сомнения? Были опасения? Все-таки четверо детей уже было на тот момент.

Татьяна Федорова:
Нет. У нас как-то вопрос о том, оставлять ребенка или нет, никогда не стоял. У нас единственное, что у папы стоял вопрос: хоть бы мальчик. Я ему сказала, что за терпение награда, два сразу. Дочка младшая была маленькая еще, ей было год и восемь, когда мальчишки родились. Получается, что вот трое фактически. Но я хочу сказать, что тяжело было. У меня мама жила год.

Loading...


Арина практически не говорила, а сегодня успевает в школе. Как белорусская семья воспитывает двух приёмных детей



Многие и вправду думают, что в семье Абдурахмановых тройняшки. Сходство на лицо. Но не было бы счастья, да несчастье помогло. В маленьком возрасте у сынишки Арсения обнаружили сахарный диабет. Трещина не расколола семью юристов, а только сделала сильнее. Решили стать приемными родителями и взяли под свое крыло Арину и Стефана.

Александр Абдурахманов:
У мальчика синдром дефицита внимания, гиперактивность, немножечко утомляется, но процесс движется и синдром постепенно израстается.

Мария Абдурахманова:
Даже если взять Арину, у нее изначально стоял диагноз ДЦП, в течение года мы наблюдали и никакого ДЦП. Просто она мало ходила, она была малоподвижна, поэтому она тяжело ходила и падала. У нас был невролог, который нас наблюдал в поликлинике. Он ее первый раз увидел, потом через год говорит: «Пробегись. А еще раз. Ой, потрясающе».

Арина практически не говорила, а сегодня успевает в школе, играет на пианино, декларирует стихи и радует рисунками. Такой успех – заслуга любящей семьи, специалистов и комфортной разницы в возрасте. Детям не нужно искать себе компанию. У банды много общих интересов. Они тянутся друг за другом и прогрессируют с каждым днем.

Александр Абдурахманов:
Родителям необходимо понимать, что тот генотип, который унаследовал приемный ребенок, это, прежде всего, фундамент, на котором можно построить абсолютно разные здания. Можно построить дворец, а можно сарай. Очень много зависит от воспитания. Общение с любым подростком это тяжелый труд и поведение любого подростка: и родного, и приемного меняется под воздействием гормонов и социума.

Выйти из зоны комфорта и подобрать нужные ключи помогают в Национальном центре усыновления. Сегодня родительские школы есть во всех регионах. Психологи центра консультируют на дому.

На портале dadomu.by выставляют анкеты и ролики о детях. Все это приносит свои плоды. Только за прошлый год новый дом нашли 452 ребенка. Сирот становится меньше, а счастливых семей больше. Причем, это не только одинокие люди или пары без детей, но и те, кто не растратил свой родительский потенциал. На очереди сейчас 180 кандидатов. 

Ольга Глинская, директор Национального центра усыновления:
У нас в центре усыновления ведется республиканский банк данных. В этом банке на сегодняшний день состоит более 7,5 тысяч детей. Детей до года всего 0,3 %, в основном это дети подросткового возраста. Не может не радовать и то, что сегодня мы на усыновление передаем детей, начиная с 9 лет и заканчивая 17 лет. Сегодня 16 % тех, кто состоит на учете в центре усыновления это жители сельской местности, а все остальные те, кто проживает в городской местности. Государство оказывает особую поддержку семьям, которые усыновляют детей, это и отпуска по уходу за ребенком, это и пособие до 16 лет.

Из иностранных граждан усыновить белорусских малышей могут только итальянцы. Это результат многолетнего сотрудничества по оздоровлению. Не приговор за последние годы и инвалидность. Только за этот год 17 особенных детей обрели новую фамилию и семейный очаг. Наши герои не прячутся за масками настоящих родителей. Понимают, рано или поздно, это аукнется. По выходным отправляются в веселые путешествия по Синеокой и находят новые координаты.

Мария Абдурахманова:
«Диприз» в Барановичах, мы там побывали с большим удовольствием. Как-то ездили в фэнтези-усадьбу «Литовка».

Александр Абдурахманов:
Я, пользуясь случаем, хотел бы выразить благодарность тем людям, которые нам помогали и помогают. Это и специалисты опеки, и мои коллеги, и наши соседи.

За десятками в семье Абдурахмановых не гонятся, главное воспитать достойных людей – таких, которые готовы жить не только для себя.