«Слышу, визжит кто-то» и «Значит, ты получил благословение от Бога». Что происходит с людьми у туровских крестов, растущих из земли

24.03.2019 - 17:53

В Беларуси есть места, магнитом притягивающие к себе паломников и порождающие десятки легенд и немыслимых слухов. О растущих крестах в Турове знают даже школьники.

«Начал увеличиваться в объёме» и «Вширь не растёт однозначно». Загадка туровских крестов, растущих из земли

Крест вышел наружу ещё в 1956 году. Найти чудо-камни – проще простого. Большой навес виден от самых ворот Борисоглебского кладбища. Аккуратная дорожка, цветы и ленты на оградке.

Женщина:
Говорят, что исцеляют кресты. Люди приезжают, вешают цепочки, серьги. Молятся, поклоняются, говорят, вылечивает от многих болезней.

Но что это – обычный камень или неведомое чудо православного мира?

Наталья Дубицкая, старший научный сотрудник Института истории НАН Беларуси, кандидат исторических наук:
Это всё – природные явления, ничего сверхъестественного нет.

Марина Прохорова, психолог:
Исключительно сила убеждения людей.

Валентина Карась, сотрудник Туровского краеведческого музея (1965-2006 гг.):
Есть сила свыше стоящая. И поэтому люди, которые обращаются к этим крестам, исцеляются.

Валерий Котлерчук, староста Кафедрального собора в честь святителей Кирилла и Лаврентия Туровских:
Нам говорили, что у нас аномальные явления, связанные с какими-то подземными энергиями.

Однажды крест исчез. Визит загадочного незнакомца тогда наделал много шума. Ясно одно: крестам суждено навеки остаться именно на этой земле.

«Не могли даже его поднять, катили». Могли ли туровские кресты приплыть из Киева и из чего они сделаны?

Валентина Карась:
Как с иголочки костюм и туфли блестящие. Он интересовался, походил по музею: «Где крест?» Так как я одна была, повела я их. А у нас был такой маршрут: вот калитка, вот сухое дерево и рядышком этот крест. Пришли – креста нет. Я три раза возвращалась с калитки, три раза шла назад по тому же самому месту – креста нет. Сказала: «Вы меня извините, может кто и выкопал его уже». То есть этому корреспонденту… Может, он был с какими-то чёрными намерениями, действительно, хотел его выкопать. Но он не показался.

Про то, что земля даёт усадку и выталкивает содержимое наружу – для учёных очевидно. Для тех, кто всем сердцем прирос к чуду – это всего-навсего теория!

Илья Бутов, специалист по культовым валунам:
Крест привлекает больше внимания. Если бы это был обычный камень, наверняка, на него никто бы не обратил внимания.  

Казалось бы, самый простой способ расставить все точки над и – провести раскопки и узнать, что же скрывается под толщей земли. Однако от идеи этой быстро отказались.

«Тишина зловещая в момент вскрытия». Как в Турове нашли древние свинцовые иконки и уникальные саркофаги

Валерий Котлерчук:
Есть в России такой старец – отец Николай Залитский, Остров-Залит. И у него спросили по поводу этого креста: «Есть в Турове такой крест, выходит, что с ним делать?»

Батюшка ответил очень чётко: «Не трогайте его, потому что через него многие придут к вере, многие получат исцеление и тропа туда не зарастёт.

Слова эти, действительно, оказались пророческими. С тех пор, как на кладбище появился каменный крест, здесь побывали тысячи людей. Кто-то ехал просто взглянуть из любопытства, кто-то – за помощью и исцелением.

Игорь Митюрич, председатель Туровского городского исполнительного комитета:
Понимаете, может любой человек приехать и приложиться, но надо, чтобы была вера в душе.

Марина Прохорова:
Очень много техник, которые основаны на именно на силе убеждения. Если человек сам себя настраивает на лучшее, убеждает себя в том, что всё будет хорошо, если он ориентирует себя на будущее и строит картинки себя выздоровевшего, исцелившегося, счастливого, довольного, то в мозге как будто бы простраивается новая дорожка, которая может привести его к этой возможности.

Противостояние двух миров – материального и духовного – ни к чему не приводит.

Над деревьями вырисовывается изображение, напоминающее крест. Загадочное фото в часовне в Турове

А кому-то крест и вовсе дал возможности, скрытые ранее. Словно в очередной раз подтверждал свою уникальность.

Валентина Карась:
Один ученик из Гомеля – 9-ый или 10-ый класс, взрослый парень – вели мы экскурсию, он очень внимательно слушал, потом говорю: «Ну, пожалуйста, детки – по очереди приложите ручки». Кто что чувствовал. Приложил руки, потом отнял, кулачки посжимал-посжимал. Пошли к автобусу. Говорю: «Что ты чувствуешь?» Он говорит: «Я в обе руки почувствовал такое тепло, как будто сижу возле грубки и все внутренности мои согревает».

Я говорю: «Ну, парень, значит, ты получил благословение от Бога. Быть тебе или священником, но будешь ты лечить людей. Или ты будешь врачом, но врач ты будешь от Бога».

Местные в один голос твердят: крест не всех к себе подпускает. Кто-то не может даже дотронуться до него, как будто что-то мешает, кто-то чувствует покалывание или тепло. Иные и вовсе – первобытный страх. Были случаи, когда людям вдруг становилось плохо. Они в одночасье теряли над собой контроль и падали без чувств!

Чудотворная икона в Турове: «Кто-то пить перестал, у кого-то детки появились, кто-то исцелился от тяжелой болезни»

Валерий Котлерчук:
Я вышел на крылечко и слышу, визжит кто-то. Я подумал, что в соседней деревне поросёнка… А, на самом деле, это, оказывается, какая-то бабулечка подходила к кресту, хотела приложиться. Все стояли группой. И когда она начала прикладываться, с ней случается такая неприятность.

Подобное поведение и в церкви, и в психиатрии называют одержимостью.

Но что происходит на деле? И кто доводит миллионы людей до истерик и припадков?

Марина Прохорова:
В шоковом состоянии люди ведут себя по-разному. Это может быть как иммобилизация определённая, замораживание, когда человек просто недвижим, в ступоре некотором находится. Либо это, наоборот, сильное перевозбуждение, гипервозбуждение, когда человек просто теряет ориентацию в себе и контроль над своими состояниями.

Сама церковь к Туровским реликвиям относится положительно. Ведь подобного рода почитание – отнюдь не пережитки язычества.

Мария Нецветаева, председатель  Синодального отдела Белорусской православной церкви по церковному искусству, архитектуре и реставрации:
Люди здесь поклоняются не растущему кресту, а поклоняются кресту, в принципе. Это важно понимать. Не чуду, которое происходит, а самым главным здесь остаётся крест.

«Сапфир, изумруд, рубин». Каким будет Туровский крест?

Loading...


«Стараемся, чтобы им было хорошо». Как подворье монастыря стало местом реабилитации для тысяч мужчин?



Новости Беларуси. Сегодня наша программа приехала на уникальное подворье Свято-Елисаветинского монастыря. Казалось бы, мы всего в 35 километрах от Минска, а здесь совершенно особая, отличная от мирской, атмосфера, сообщили в программе «Центральный регион» на СТВ. Рождество ведь принято встречать со светлыми мыслями, в спокойствии и гармонии. Обрести все это как раз здесь и помогают тем, кто попал в беду. В выпуске расскажем, чем живёт подворье, как здесь помогают начать новую жизнь и с какими помыслами встречают Рождество.

Яна Шипко, корреспондент:
Рождество – семейный праздник. Но тем, кто попадает сюда, зачастую не с кем его разделить, да и попросту некуда идти. Для них подворье, пусть и на время, становится домом. Сейчас под опекой монахинь 178 насельников. Их здесь зовут братьями.

Все начиналось 22 года назад. В деревне Лысая Гора, что в 35 километрах от Минска, монастырю выделили участок под подсобное хозяйство. Так, по сути, богом забытая деревня превратилась в развитое монастырское подворье. За это время оно стало местом реабилитации для тысяч братьев. Тех, кто оказался без крова, потерял себя в алкоголе или зависимости от наркотиков, да или просто нуждался в духовной поддержке – в помощи здесь не отказывают никому.

Валентин Ламыго, насельник мужского подворья Свято-Елисаветинского монастыря:
Здесь раньше был пустырь, брошенное место, никому не нужное. Но так с божьей милостью получилось, что монастырь сумел организовать здесь мужское подворье. Сначала был просто домик, типа сарая. С сарая все начиналось, появилась сначала ферма, появились мастерские.

Духовный центр притяжения и самое первое место, куда приводят новичков на подворье – это храм.

Валентин Ламыго:
Это самое святое место в нашем монастыре, потому что храм есть храм. Мы приходим сюда, чтобы понять, по крайней мере, зачем мы вообще существуем, зачем нас господь сюда привел. Этот храм освящен в честь чудотворной иконы «Неупиваемая чаша», которая находится в Серпухове.

С самого освящения храма братья круглосуточно вот уже много лет читают псалтырь. Нести такую вахту почетно и умиротворяюще.

Валентин Ламыго:
Этот псалтырь как бы духовно помогает состояться подворью, вот человек читает один час, затем его идет менять брат, который послушается на ферме. Я считаю, что вообще это благодать. Ну как, псалтырь это есть псалтырь. Это одна из самых духовных книг после Евангелия, которыми руководствуется православие.

Перед иконой «Неупиваемая чаша» по традиции принято молиться об исцелении от пьянства, курения и других недугов.

Братьям здесь дают кров, обеспечивают едой, одеждой, лекарствами, всем необходимым. Если нужно, помогают с документами. Остаться можно хоть насовсем. Но зимой насельников особенно много. Тех, кто просто пришел переждать морозы, не осуждают. Например, алкоголь здесь строго запрещен, но если кто-то сорвался и захочет вернуться вновь, таких принимают снова и снова.

Монахиня Ермиония, старшая сестра швейной мастерской мужского подворья Свято-Елисаветинского монастыря:
Потому что ради этого создано подворье. Сначала они сюда приходят от безысходности, а потом некоторые себя здесь находят и остаются. Кто-то побудет здесь какое-то время, пока определится, и возвращается в мир. Это уже кому как. У кого как получается, у кого какие планы.

А господь, вообще, всех сюда собирает, чтобы люди обратились к богу, потому что мы всегда думаем, что мы сами. На самом деле, господь нас ставит в такие условия, чтобы мы немножко вспомнили о нем и сказали: «господи, помилуй!» У братьев как раз такая ситуация. Люди жили в очень сложных ситуациях, им непросто в этом мире. Стараешься, чтобы им здесь было тепло. Но уже как получается. Стараемся, чтобы им было хорошо.

Матушка Ермиония – старшая на швейной мастерской. К представлениям, которые готовят братья своими силами, подход серьезный. Костюмы отшивают специально для каждого спектакля. Впрочем, без дела здесь сидеть не принято. У всех свое послушание – как у монахинь, так и у братьев.

Монахиня Ермиония:
Приходят разные, много немощных. Каждому стараемся по силам дать послушание. Сейчас у нас делается мастерская для инвалидов. От безделья все грехи, враг нас подкашивает сразу. А когда человек занят делом, ему некогда дурью маяться. Каждый занят делом, и это очень важно.