Он снимал Ленина, Есенина и Ахматову. Как сын кассира из Минска стал кремлёвским фотографом

09.10.2019 - 11:28

Анастасия Макеева, корреспондент:
Его не увлекали ни пейзажи, ни репортажи, но неизъяснимыми чарами манили лица людей. О фотографе, который нам оставил больше, чем портреты.

В его галерее элита Серебряного века и советской эпохи. Осколки драм, печали и радости. Код личности Моисею Наппельбауму удавалось расшифровать в каждом. Своих учителей он нашел в Эрмитаже. Использовал один источник света, делал акцент на глазах и руках. Отвергал искусственные позы и слащавые аксессуары.

Екатерина Алексеева, научный сотрудник Национального исторического музея Республики Беларусь:
Портрет Есенина. Он пришел в фотостудию к Наппельбауму в плохом настроении, не захотел снимать шубу и фотограф решил, что вот это и надо запечатлеть.

Максим Голубчиков, фотограф:
Удалось передать характер людей, которых он снимал. На Буденного смотришь и эти усы хочется разглядывать.

Гений родился в Минске в 1896 году. Район Уборки. Бедная многодетная семья. Отец – кассир коробочного сбора. До 14 лет Моисей Наппельбаум научился лишь писать и читать. Затем была практика у известного фотографа Викентия Баретти, но неожиданно молодой и талантливый отправляется в путешествие по Российской империи и Америке.

После чего открывает в Минске на главной Захарьевской улице сначала одно ателье, затем второе и третье! С дорогими фирменными бланками и арендой 1.000 рублей в год.

Александр Величко, историк:
В угловом здании на перекрестке Захарьевской и Петропавловской улиц был дом известного минского кондитера Франца Венгржецкого. На третьем этаже было его ателье. Здесь он проработал с 1908 до самого отъезда в Петербург в 1912 году.

На него уже работал стиль. Он снимал для ведущего журнала «Солнце России». Но как еврей из черты оседлости без образования смог прорваться в столицу империи?! У историка Александра Величко на этот счет своя версия.

Александр Величко:
Скорее всего, он был по молодости вовлечен в революционную деятельность. Эта же организация помогла ему устроиться и в Петербурге. Шикарное ателье на Невском проспекте, чем не лучше явочная квартира, как ателье.

Анастасия Макеева:
Вот тот самый легендарный фотоаппарат, на который в 1918 году Моисей Соломонович уловил пытливый ум вождя пролетариата.

Моисей Соломонович писал, что жутко волновался в тот пасмурный январский день. Но в глазах Ленина он увидел луч света. Портрет стал первым и самым узнаваемым. А Наппельбаум стал своим в Кремле.

В объектив к нему попали руководители нового государства, академики и актеры. К слову, с литературной богемой познакомили дочери-поэтессы.

По понедельникам в фотостудии читали стихи Ахматова, Блок, Гумилев и другие. В глубине портретов можно прочувствовать каждого героя эпохи.

Игорь Духан, теоретик искусства, архитектор, дизайнер:
На фоне такого очень активного развития фотографии, на фоне монтажа, коллажной стратегии фотографии вдруг возникает такой совершенно классический художник, в фотографиях которого очень много от классического и романтического живописного портрета.

Максим Голубчиков:
Второго такого фотографа в Союзе принципе нет, который всех самых главных людей снял, как их будут теперь всегда воспринимать потомки.

 

Loading...


Он выжил в Бухенвальде и Дахау, и написал картины об этом. Что уникального можно увидеть на выставке в музее истории ВОВ



Гость программы «Новое утро» на РТР-Беларусь – заведующий отделом истории партизанского движения музея истории Великой Отечественной войны – Наталья Яцкевич.  

11 апреля весь мир отмечал день освобождения узников фашистских концлагерей. Ваш музей тоже не остался в стороне от этого события. Расскажите, пожалуйста.

Наталья Яцкевич, заведующий отделом истории партизанского движения Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны:
Сотрудники музея подготовили фотодокументальную выставку, временную экспозицию под названием «Бухенвальд».

Какие именно экспонаты там присутствуют? Что могут увидеть посетители?

Наталья Яцкевич:
В наш музей попали очень интересные материалы, которые мы на этой временной экспозиции показываем впервые. Это материалы об узниках Бухенвальда, которым удалось выжить в то тяжелое время в этих страшных лагерных условиях. Материалы, которые собрали школьники украинского города Стрый, Львовской области.

На протяжении 60-70-ых годов дети устанавливали связь с бывшими узниками, вели с ними долгую переписку, встречались и получали от них очень интересные материалы. Это и письма, где описывали узники, как им пришлось пережить это страшное время в лагерях, это и рисунки, это и копии личных документов из лагеря. Вот мы в своей временной экспозиции в этом году решили показать этот материал.

В Беларуси достаточное количество узников из Бухенвальда. Это и художник Михаил Савицкий, он был уникальный человек. Нам известно, что у вас есть даже его шпатель.

Наталья Яцкевич:
Да, не только шпатель, но и кисть. Михаила Андреевича Савицкого, народного художника СССР, БССР, Героя Беларуси мы представляем в этой экспозиции, потому что он имел прямое отношение к лагерю Бухенвальд. Он 1922 года рождения и совсем молодым красноармейцем в оборонительных боях за Севастополь оказался в плену. Он прошел такие страшные лагеря, как Бухенвальд, Дахау, Дюссельдорф. И то, что ему пришлось пережить именно в Бухенвальде, он показал в серии своих работ «Цифры на сердце». У нас в нынешней временной экспозиции Бухенвальд представлены две репродукции из этой серии его работ.