«Собрать сердечко из кусочков». Как чувствует себя малыш, которому в 3 месяца провели уникальную операцию в Беларуси

03.01.2019 - 18:17

Чем отметилась белорусская медицина в этом году? К примеру, первая повторная пересадка сердца пациенту. Но есть и совсем фантастика – то, что впервые удалось детским кардиохирургам, рассказали в фильме «Наш 2018-ый».

«Сердце было остановлено на три с небольшим часа»: уникальную операцию провели 3-месячному мальчику в Минске

Маленький Гоша встретил первый в жизни Новый год. Ещё до рождения ему поставили страшный диагноз – один из самых тяжёлых пороков сердца.

Выход один – радикальная и невероятно сложная операция. В мире таких проводят не более десяти в год. У нас это сделали впервые. 

Диана Темнова, мать Гоши:
За три недели он просто стал обычным ребёнком, и как будто ничего не было. И я поняла, что оказывается, всё-таки, они могут! И, к сожалению, очень мало, но они делают чудеса!

Маленького Георгия ждёт абсолютно обычная жизнь. Но поволноваться пришлось всем.

Прежде чем оперировать крошечное сердце, хирурги сделали его точную 3D-копию. Она-то и стала ориентиром во время 14-часовой операции.

Константин Дроздовский, директор ГУ «РНПЦ детской хирургии»:
У этого малыша стояло сердце чуть больше трёх часов. Это очень редкий случай. Но эти три часа нужны были для того, чтобы сделать весь объём реконструкции – условно говоря, собрать сердечко из кусочков.

В этом году мы сделали очень много нового. Мы впервые в РБ нескольким деткам протезировали клапан лёгочной артерии с помощью так называемых эндоваскулярных протезов без открытой операции, без открытого доступа. Эти детки чувствуют себя хорошо. И один из них даже сказал, что хочет стать кардиохирургом.

Люди в материале: Константин Дроздовский
Loading...


Иногда приходится убеждать пациента. Почему электронные рецепты лучше обычных?



Новости Беларуси. В студии «Большого города» Дмитрий Шевцов, главный врач 1-й городской больницы Минска.

Илона Волынец, ведущая:
Но, если электронной очередью в медучреждении уже никого не удивишь, мы уже все к этому привыкли, то к электронным рецептам еще не все приспособились.

Дмитрий Шевцов, главный врач 1-й городской больницы Минска:
Вы знаете, это сродни… Помните, когда внедрялись карточки: электронные, банковские, зарплатные и не только. Некоторые люди говорили: «Ох, нет, я этому не доверяю, никогда. У меня будут деньги в кармане, в бумажнике». Прошло время (не такое уж и большое, не больше года), и мы увидели, что большое количество людей стали пользоваться пластиковыми карточками. Сейчас мы пришли к тому: «У меня пластиковая карточка есть, но где она? Я вспомню. Потому что все платежи я осуществляю через телефон».

Ничего страшного в этом нет. Наоборот, это очень просто и очень выгодно. Потому что когда доктор в стационаре, либо в поликлинике выписывает электронный рецепт, то он сразу же автоматически попадает в базу аптек, которые к этой системе подключены. И пациент приходит, показывает карточку: считали, выдали препараты и все. И уже отпадает вопрос: «Я не могу разобрать почерк врача». Да, мы этим грешим, потому что очень быстро и много пишем. 

Илона Волынец:
Записки сумасшедшего не разобрать.

Дмитрий Шевцов:
Да, очень смешно.

Илона Волынец:
Но в аптеках же умудряются.

«Сокращает ненужную дистанцию между пациентом и врачом». Какие технологии используют белорусские медики?

Дмитрий Шевцов:
Это самые, наверно, лучшие, совершенные криптографы, которые вообще существуют. Они расшифровывают даже врачебный почерк. И самое главное, еще когда они только-только внедрялись, я всегда говорил: «Самое главное – это обратный ответ». Мы получаем информацию, очень важную для врачей. Когда получил пациент выписанный препарат, получил ли он его вообще. И когда он придет за следующим препаратом. То есть мы можем по этим вещам косвенно увидеть, есть ли преемственность лечения у врача. Говорил врач на приеме сам с собой или все-таки с пациентом. Смог ли его убедить. 

Илона Волынец:
Вы сейчас рассуждаете, как главврач больницы.

Дмитрий Шевцов:
Конечно, вы знаете, я с точки зрения рациональности, потому что иногда приходится очень долго убеждать пациента. Он говорит: «Да, хорошо. Я, конечно же, буду принимать этот препарат». Идет домой и получает этот рецепт через две недели. «Вы знаете, доктор, я принимал. Мне стало все хорошо от этого препарата. А потом у меня опять начало скакать давление, к примеру». Мы людям говорим: «А вы понимаете, что в следующий раз нам надо будет уже поднять дозу, либо дать вам дополнительный препарат?» И мы приходим к тому, что те, которые не вовремя обращались в свое время к врачу, конечно, говорят, что у нас завтрак состоит из лекарств, которые мы должны выпивать.