Солисты балета ансамбля «Хорошки» Андрей Асаёнок и Любовь Новик награждены орденом Ф.Скорины

12.01.2015 - 11:25

Любовь и Андрей получили медаль имени Франциска Скорины. Расскажите поподробнее об этом.

Любовь Новик, солистка балета ансамбля «Хорошки»:
Для творческой личности любая награда - это значимое событие в его творчестве и творческой жизни. А что касается этой государственной награды - медали Фрациска Скорины,  - это не только благодарность за труд, проделанный на протяжении многих лет и это высокая оценка твоей творческой деятельности, но и очень огромный стимул для дальнейшего развития.

В прошлом году у ансамбля был юбилей. Интересно: сколько людей станцевало в «Хорошках» за 40 лет?

Павел Журавлёв, директор ансамбля «Хорошки»:
Три поколения сменились, это точно. Рабочий стаж артиста - по 20 лет. А 20 по 20 - уже как минимум два поколения. На сегодняшний момент в коллективе ансамбля «Хорошки» - 100 человек. Если учитывать детей, то есть школа, студия и основной состав. Яркий представитель - это Любовь. Она буквально выросла в «Хорошках» начинала со студии, и вот уже выросла до таких вот высот - солистка балета высшей категории.

«Хорошки» - не только танцы, но и музыкальное сопровождение.

Иван Еремеевич, музыкальный руководитель ансамбля «Хорошки»:
Музыкант должен быть профессионалом. Должно быть взаимопонимание между артистами оркестра и артистами балета. Если этого нет, конечно приходится тяжеловато. Если бы все были сами по себе, не было бы этой целостности. Ансамбль «Хорошки» - одно целое ядро, в котором взаимодействуют и те и другие.

Loading...


«Меч как живой, только им никого нельзя зарезать». Чем живут белорусские ремесленники?



Новости Беларуси. За последние пять лет количество ремесленников в нашей стране увеличилось в четыре раза. Сейчас их более 8 тысяч, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Откуда такой интерес к народным традициям, и какие ремесла развивают белорусы? Выясняла Кристина Федорович.

– У меня, допустим, меч легионера десятого легиона. Как живой, только что им нельзя никого зарезать. Раньше можно было, сейчас нельзя, они все не заточены.
– А этот?
– А это меч ведьмака.

Два месяца кропотливой работы, и старинное оружие готово. В мастерской Александра прописались войска, которые не знают поражений. Настоящая мечта полководца.

Все началось в школе с лепки из пластилина, а после художественная обработка металла стала делом всей жизни. Ну а что из этого вышло – лучше один раз увидеть.

Александр Апанович, историк, реконструктор, член Союза мастеров Беларуси:
Вот мои любимые тамплиеры. Вот он, рыцарь-тамплиер на коне. Это самая интересная тема, XII-XIII век, эпоха крестовых походов. Это не самая сложная из фигурок. Схема такая же: это лепка и потом отливка. В чем прелесть – здесь еще покраска.

Такая фигурка может обрести нового хозяина в среднем за 40 рублей. Важна не материальная сторона. За каждой из них – своя эпоха, национальность и биография.

Анастасия Мороз, ремесленница:
Создание такой мышки – часов пять-шесть. Но это учитывая, что она уже не первая, мышки пользуются популярностью и рука набита.

В руках Анастасии охотничьи трофеи становятся искусно выделанными зверюшками (найдите пять отличий от настоящих). Главный секрет: только натуральная овечья шерсть и любовь к своей работе.

Анастасия Мороз:
Приходишь, оформили, без проблем работаешь. Для меня было вообще шикарно, никаких ограничений.

В основном повторяют своих животных. Даже были варианты, пару заказов, что животных уже нет, мне скидывали фотографии, и я делала по аналогу. Были счастливы люди, что осталось воспоминание.

Хендмейд у нас еще как-то ассоциируется с «подешевле». За границей хендмейд – это что-то на уровне фантастики. Для Беларуси ценник ниже гораздо.

Руслан Красичков, ремесленник:
Прошлого века антикварные стулья наши 70-х годов, очень интересные и в таком формате восстановленные.

Глина, металл, лоза и дерево – все эти материалы подвластны Руслану. Пять лет назад он оставил работу в офисе и полностью посвятил себя ремесленничеству, открыв лавку. В ней можно найти почти все: от детских игрушек до банных принадлежностей.

Руслан Красичков:
По сей день, на протяжении пяти лет, я не пользуюсь совершенно никакими средствами по уходу за телом и за собой другими, только своими. Все в моей семье, мои родственники, пользуются моим мылом, моими мочалками натуральными.

Я работаю 24 часа в сутки, потому что, даже ложась спать, ты понимаешь, что мозг не отключается. Постоянно какие-то вынашиваешь изделия, засыпаешь и просыпаешься со своими работами, которых еще нет. Ремесло, оно человека никогда не отпускает. Если ты один раз в него вошел, ты в нем на всю жизнь остаешься.

Илья Аристов, ремесленник:
Круціцца, круціцца, выравніваецца, прасуецца. І рэшта рэшт атрымліваецца такое донца.

А вот для Ильи слова работа и ремесло не одно и то же. Мужчина трудится на заводе, свободное время посвящает плетению, это его панацея. Хотя в лихие 90-е первую шляпку своими руками мастер делал почти два года.

Илья Аристов:
На такі капялюшык трэба 17 гадзін. Убачыў у сябра капялюш на галаве, і так захацелася мець самому. Прыставаў да яго: «Навучы!». Ён паказаў самае галоўнае – рух, як пляцецца зубатка (яна «зубатая» такая) з чатырох саломін. Атрымалася.

Один такой головной убор можно купить за 65 рублей. В среднем берут две шляпы в месяц, поэтому говорить о большом доходе от ремесла приходится крайне редко.

Но все-таки о меткости: можно ли превратить хобби в бизнес, а главное – как и где реализовывать хендмейд-изделия?

Кристина Федорович, корреспондент:
Ремесленники оттачивают не только свое мастерство, но и навык использования интернет-пространства. Взять тот же Instagram. Страничек с предлагаемым товаром масса, будь то изделия из бисера или мыло. В описании профиля часто можно встретить надпись «доставим в любую точку мира». Географически получается, можно сказать, масштабный бизнес. Правда, где та самая грань между ремесленником и самозанятым?

За пять лет в Беларуси стало в четыре раза больше ремесленников

Уникальность в каждом очертании и, конечно, в том, что все сделано своими руками. Благодаря таким преданным своему делу людям все отчетливее выражается творческое «я», а как следствие – колорит белорусской культуры.