Современная политика в Украине, Евросоюз и белорусские выборы. Что ещё обсудили с лидером Компартии Украины?

16.10.2021 - 20:21

Новости Беларуси. Время авторской журналистики. В гостях у Григория Азаренка лидер Коммунистической партии Украины Петр Николаевич Симоненко.  

Рубрика «Тайные пружины политики 2.0» в эфире программы Новости «24 часа» на СТВ.  

Григорий Азаренок, СТВ:  
У нас сегодня уникальный гость – Петр Николаевич Симоненко, лидер Коммунистической партии Украины. На днях в Минске проходил Исполком СНГ. И, к сожалению, для каждого из нас больно, что не присутствует один флаг – флаг Украины.  

«Украина должна быть могильщиком Советского Союза, Украина должна быть плацдармом борьбы против России»

Петр Симоненко, лидер КП Украины:  
Это прежде всего потеря для украинского народа и для будущего Украины. И то, что заняла такую позицию Украина в части СНГ. То есть после подписания этого Беловежского соглашения они же там все вопили, говорили о том, что они новое формирование создадут, чтобы сохранить все то, что было ценное и наработанное. Связь с советским народом. И я хотел бы, чтобы было понимание в этой части, что за эти все годы, как и в начале так называемого строительства независимого государства Украины, выполнялись директива Бжезинского и директива, которая в 1995 году была принята Конгрессом Соединенных Штатов Америки, № 120. Директива Бжезинского сводилась к тому, что было четко сказано, что Украина должна быть могильщиком Советского Союза, Украина должна быть плацдармом борьбы против России, Украина должна быть плацдармом борьбы против России за американские интересы.  

Григорий Азаренок:  
Нам больно, на самом деле, смотреть, как страдает сейчас украинский народ. Вынужден вот это все терпеть.  

О Евросоюзе: «Не будут они ни черта решать, им наплевать на судьбу Украины»

Петр Симоненко:  
Я разделяю вашу позицию, что приходится только с состраданием говорить об этом. Но я еще раз хочу подчеркнуть, это ведь закономерный результат всех реформ. Политическая реформа, построение постсоветского пространства в Украине и независимого государства Украины на русофобской проблематике и антироссийской. Неслучайно уже формулы коммунистов, которые мы 10-15 лет назад говорили, нас тогда не хотели слушать. Какая политика построения независимого государства Украины? В политическом плане, естественно, полная зависимость через формирование олигархата компрадорского характера. Через разрушение рынка нашего общего и переключение на мнимые фантомы, касающиеся того, что якобы Европейский союз, какие-то проблемы – не будут они ни черта решать, им наплевать на судьбу Украины. Точно так же, как они взялись за вас, за белорусов. Я не скрываю своей позиции, я предостерегал и говорил: не допустите, чтобы вы повторили наши ошибки. Сельхозмашиностроение уничтожили, судостроение уничтожили, авиастроение уничтожили. Радиоэлектронную промышленность уничтожили. Уникальная… Ракетостроение… Тяжелое машиностроение. Я могу очень много говорить.  

Григорий Азаренок:  
Была научная школа огромная, да.  

Петр Симоненко:  
Крупнейший потенциал был и причем вы обратите внимание, у нас же все время был научно-производственный потенциал. Как соединение науки и производства. Так, как и у вас здесь. Посохраняли, и правильно делаете. Родные сябры, поймите, 40 % бюджета этого года мы отдаем МВФ только за кредиты.  

«Это петля уже, не только кабала. Это петля на шее»

Григорий Азаренок:  
Так кабала, просто кабала.  

Петр Симоненко:  
Это петля уже, не только кабала. Это петля на шее.  

Григорий Азаренок:  
Самый знаменитый символ Майдана, наверное, это вот эта девочка, которая стоит с плакатом, что она хочет кружевные трусики и в ЕС, а в ТС ей не хочется. Это вот такая евромечта. К чему она привела сейчас? Уже семь лет, уже давно можно подводить итоги.  

Петр Симоненко:  
Это такая иллюзия, касающаяся…  

Григорий Азаренок:  
Кто-то ждет нас, славян, там?  

«А чего же мы тогда победили, если там все было хорошо?»

Петр Симоненко:  
Нет. Я еще раз хочу подчеркнуть, что с самого начала политика по формированию общественного мнения, то есть влияние на сознание человека, основано было на политике «меншовартості». Украинский перевод – это «второсортности». То есть, оказывается, наша история была плохая. Наши деды и прадеды не туда вели нас и не то строили. Не того мы побеждали. А в Европе все хорошее. Эта политика привела к тому, что, во-первых, забыли, что такое Родина. Это начиная с села, где ты родился. С могил, на которые ты приходишь и, как говорится, исповедуешься перед памятью своих дедов и прадедов. И все это, оказывается, только там хорошо. А чего же мы тогда победили, если там все было хорошо, а мы их победили? Потому что мы победили как раз тем, что было в сознании вот того поколения, кто прошел все тяжелейшие испытания вот этой тяжелой жизни.

Григорий Азаренок:  
Сия чаша нас миновала. Вот вы как относитесь к нашему Президенту, к тем событиям, которые у нас были?  

«Я все время информировал товарищей о том, какой может быть технология во время выборов и после выборов»

Петр Симоненко:  
Первое. Я хочу сразу сказать, что я с большой тревогой готовился в своем понимании к тому, как у вас пройдут выборы. В наших личных контактах с Компартией Беларуси я все время информировал товарищей о том, какой может быть технология во время выборов и после выборов.  

Григорий Азаренок:  
Вы уже видели эту подготовку?  

Петр Симоненко:  
Мы понимали, к чему это идет. Потому что главное, что было перед выборной кампанией, направлено против Александра Григорьевича не с точки зрения анализа его практической стороны политики, какие она дала результаты, что она сохранила, что она приумножила для страны. Это традиционное «геть» формировало из человека не того, кто думает хорошо, одного «геть», а кто потом вместо него? Конечно, нам надо сделать выводы в плане того, а какая гуманитарная политика проводится, потому что, к сожалению, эти события показали: да, им удается оторвать молодежь от пуповины своего народа.  

Григорий Азаренок:  
У нас сейчас идет огромная работа по фондам, НКО и так далее.  

«Это, по сути, технология подготовки «пятой колонны»

Петр Симоненко:  
Это очень правильно, надо разобраться. Я еще 15 лет назад в парламенте Украины при Кучме пустил это. По инициативе Компартии была создана специальная комиссия по изучению этих негосударственных структур. 1 500 только в Украине было. Подписали, что их действительно надо ликвидировать. Только зачитали этот доклад – и под сукно Кучма положил, потому что американцы не дали. Еще раз говорю. Это, по сути, технология подготовки «пятой колонны». Они как готовят? Да, под общими предлогами вы в Европу, там должны быть. Это понятно было. Я хотел бы, чтобы рабочий человек подумал: в каком государстве он хочет жить? В государстве, в котором он не найдет защиты по главному, в Конституции записано, что каждый человек имеет право на работу.  

Григорий Азаренок:  
Кандидат-банкир откровенно говорил: я приду и все закрою.  

Приватизация – это безработица, низкий уровень заработной платы, высокие цены

Петр Симоненко:  
Да, про приватизацию. Вон, посмотрите, чем в Украине закончилось. Уже скоро ни одного завода не останется. Последнее – Одесский припортовый завод, известный наш химический комбинат по производству и минеральных удобрений, и даже он был по транзиту из России аммиака. Советский Союз давал 30 % мирового производства аммиака. 18 % – Россия, 12 % – Украина. Все это уничтожается. Когда начинают говорить о том, что приватизация – это добро, забудьте об этом. Приватизация – это прежде всего интересы крупного капитала. И это ужесточение эксплуатации, безработица, низкий уровень заработной платы, высокие цены. Обязательно весь этот букет икебаной вам представят. В данном случае я еще раз хочу подчеркнуть, коль мы говорим об Александре Григорьевиче. Ситуация следующая. Я, может, даже утрированно скажу. Ведь каждого, кто идет кандидатом на выборы, мы должны через собственный рентген пропускать. Какой у него жизненный опыт? Где он что делал? Как он делал? В состоянии ли он как организатор обеспечить это? Есть у него клепка в голове, которая дает возможность в этих сложнейших международных перипетиях, колоссальных проблемах нового политического передела карты мира понимать, как он защитит национальные интересы? У нас так получается: рот открыл или закрыл, матчасть убрана, ни за что не отвечает. Поляпали, поляпали языком...  

Григорий Азаренок:  
Такая и шла: я не буду ни за что отвечать.  

Петр Симоненко:  
Я почему и говорю, что сейчас каждый из нас должен трезво смотреть на происходящие события. Профессионализм высокий, опыт колоссальный, ответственность высокая. Никто же его не обвиняет сегодня, что он в офшоры попрятал.  

Григорий Азаренок:  
Буш ищет с 2005 года.  

«Через процесс декоммунизации к чему привели? К фашизации»

Петр Симоненко:  
У нас прошло немного времени, а уже в офшорах миллионы долларов. Откуда? А потом что христопродавцы продавали изначально. Александр Григорьевич же не дал возможности, чтобы так распоясались. У нас же все через отрицание, отвергая историю советского периода. И через процесс декоммунизации к чему привели? К фашизации. И путь декоммунизации, я и сегодня утверждаю, – это путь к фашизму, потому что именно коммунисты всегда были на передовой и, прежде чем возникла проблема холокоста, первыми убивали коммунистов. И еще один вопрос. Сейчас, обратите внимание, совершенно другая ситуация. У нас, и я это четко обозначил, реализуется политика гуманитарного расизма. «Шпрехенфюреров» понасоздавали. У нас же офицеры деньги получают за то, что он ходит по магазинам и контролирует, на каком языке отвечает кассир человеку, который оплачивает покупку. До такого маразма… Вы понимаете, до чего доходим?  

Григорий Азаренок:  
Но есть определенная константа. Белорусский и украинский народы – это братские народы, были и будут всегда и вместе с россиянами, русским народом. Это константа, и я думаю, что отношение и к Александру Григорьевичу, и к белорусам в Украине… есть опросы, где 40, 50, 60 %. Я думаю, что 99,9 %.  

Петр Симоненко:  
Я просто эту фразу исключил из своего выступления на вашем Всебелорусском собрании. Я ведь хотел, обратившись к тем, кто высказывал разные суждения, те, кто бизнесом занимается, ассоциации, что у Александра Григорьевича еще тогда реакцию вызвало. А я хотел сказать: дорогие, если вы так критически пытаетесь поставить, я бы выполнил волю украинского народа. Когда задавали вопрос при опросе, первым же стоит Александр Григорьевич, кто хотел бы видеть его президентом Украины. Вот же взгляд со стороны. Потому что наши уже оценивают, исходя из того, в какой ситуации оказались.  

Григорий Азаренок:  
Потому что уже хлебнули.  

«Когда я еду от вас, обязательно для малышей ваши конфеты куплю, потому что понимаю, что там чистый шоколад»

Петр Симоненко:  
И то, что здесь. Я приезжаю и с гордостью сейчас говорю (я практически в каждой столице Европы был). Нет таких столиц в Европе, как ваш Минск. А до чего обнаглели наши олигархи? Они же ставят эти магазинчики, лавочки, как мы их в Украине называем «генделыками». То есть все, чтобы быстрее урвать и ничего не построить. Пишут: белорусские продукты. А что идет украинец туда получать? Потому что там в колбасе мясо есть, масло сливочное без пальмового, сахар натуральный. И все остальное. Идет, покупает. Я, кстати, не стесняюсь этого. Когда я еду от вас, обязательно для малышей ваши конфеты куплю, потому что понимаю, что там чистый шоколад, нормальные конфеты, и мои дети не будут поставлены под какие-то угрозы. Колбасу тоже. Я в качестве сувенира беру своим товарищам, привожу даже иногда пляшку водки. Говорю, вот, сравните, посмотрите, какая разница в том, что мы видим. А хлеб ваш серый? Он же неделю не цветет. А это основа, технологии, ГОСТовские стандарты, труд людей.

Я бы очень хотел обратиться к нашим читателям – никого не слушайте, судите всегда по тому, с чем вы сталкиваетесь. Я был в Гомеле, прививку у вас делал и зашел в городскую больницу. Я, во-первых, Екатерине Владимировне признателен за то, что она мне как главврач актуально и обстоятельно рассказала. Я один факт приведу. Завели в палату после прививки – мы должны полчаса понаблюдать за вами. Сидим, обмениваемся мнениями. И вдруг я узнаю информацию, думаю: а как это они сделали? Говорит: у нас сейчас дневной стационар, люди приходят, но не со своими лекарствами, мы в дневном стационаре даем лекарства за счет государства. Я говорю: так это хоть какую-то копейку сэкономит человек. Да, сэкономит. А тарифная ваша политика. Мы с вами начинали с этих 170 долларов за 1 000 кубических метров. А сейчас что в Украине? Загибают такие цены, что скоро вообще нечем будет… Правильно говорят, что на кизяки перейдем топить, посадки порежем, как в 1990 году, когда лесополосы на полях повырезали. Дорогие белорусы, поверьте, что большинство украинского народа с глубочайшими уважением и любовью относится к вам, завидуют многие в хорошем понимании тому, что вы уберегли Беларусь. Сохраните свою гордость, сохраните все то, чем вы можете гордиться, оставив наследство детям. Это сегодня действительно наша святая миссия, чтобы мы это сделали. Удачи вам, дорогие.  

Loading...


Николай Щёкин: в декабре будет демократический саммит. Этим саммитом будет объявлена холодная война



Новости Беларуси. Забрасывать границу соседнего государства трупами – такого в истории Европы еще не было, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Складывается ощущение, что руководство и силовой блок Литвы и Польши просто сошли с ума. Есть ли логика в их действиях? И какая опасность грозит региону из-за такого беспредела? А также почему глава Еврокомиссии считает убийства и издевательства гуманными?

Григорий Азаренок и известный политолог Николай Щекин порассуждают в авторской программе «Тайные пружины политики 2.0».

С нашей стороны границы один Президент 26-го числа стоял против этих двух дивизий

Григорий Азаренок, СТВ:
Несколько месяцев назад вы сказали такую фразу: Беларусь попытаются забросать трупами. И сейчас мы понимаем, что это не метафора, сейчас уже просто конкретно избивают, убивают людей и забрасывают на нашу территорию. Это как назвать вообще?

Николай Щекин, философ, политолог:
Вы знаете, для меня это и тогда не было метафорой. Это вполне укладывается в логику польской хунты. Это преступники.

Григорий Азаренок:
Польской и литовской.

Николай Щекин:
Польской, литовской, да, прибалтийской, как угодно ее можно называть. Это все голова одной Гидры, никуда здесь не денешься. Сегодняшнее совещание у главы государства по оборонной безопасности, конечно, насторожило всех, я думаю. И то, что сейчас происходит на границе, напряженная ситуация, я думаю, что все неспроста. Просто давайте исходить из фактов. Почти две дивизии на границе.

Григорий Азаренок:
Наших нет, то есть мы войска не приводили.

Николай Щекин:
Наших вообще нет. С другой стороны границы, то есть с нашей стороны, один Президент 26-го числа стоял. Все. Против этих двух дивизий. Итак, две дивизии. Там войска польские, словацкие, чешские, английские, американские.

Григорий Азаренок:
Фактически Антанта.

Николай Щекин:
В том то и дело. У меня вопрос здравомыслящим людям. Для чего? Зачем? Это первый вопрос. Второе. С какой целью там собирать такой контингент? И это же еще бронетехника есть. Попугать просто? Не дороговато ли?

Григорий Азаренок:
Наступательное вооружение. Но Президент сказал мыслить в цепочке всего региона. Потому что мы видим, что Украина нагнетает страшную военную истерику, так происходит перед началом войны. Американцы, которые хозяева здесь, и поляков, и прибалтов, и украинцев, готовят какую-то страшную заваруху.

Будет объявлена холодная война. Беларусь будет названа врагом

Николай Щекин:
Совершенно с вами согласен. Ну, давайте исходить из того, что американцы и англичане воевать не будут. Естественно, само собой. Они все будут делать руками других людей. Наверное, Варшава решила пошантажировать одновременно и Европу, и расколоть ее, выполняя задачу Вашингтона, ну и, конечно, нас. Естественно, тут у нее уже комплекс неполноценности проявляется практически во всем. Вот эти все ряженые, как в Киеве, так и в Польше, они все опасны тем, что они уже пошли ва-банк. Европа на сговор определенный не идет с Польшей, она ввела, наоборот, против Польши санкции, понятно. С Беларусью ничего не получилось. Ваши действия? Действия идти ва-банк, додавить максимально ситуацию до того, чтобы американцы вмешались в европейскую политику, что они уже начинают делать…

Григорий Азаренок:
И закрыть «Северный поток».

Николай Щекин:
И закрыть «Северный поток». Но вы не забывайте, что в декабре будет демократический саммит. Этим демократическим саммитом будет объявлена холодная война. Это идеологическое основание. И те документы, которые будут приняты, подписаны, и поляки будут инициаторами, вот увидите, – Беларусь будет названа врагом. Вот для этого все делается. Но самое страшное сегодня мы услышали из уст фон дер Ляйен, председателя Еврокомиссии, о том, что литовцы гуманно относятся, оказывается, к мигрантам.

Григорий Азаренок:
Концлагеря, убийства, забрасывание трупов на чужую территорию, циничные просто фотографии в военной форме, как мы будем всех их давить, мочить, нацистские марши. И она говорит, что это гуманно.

Николай Щекин:
Вот после этих слов, я считаю, все, теперь с Европой не о чем говорить вообще в принципе. Диалога в принципе уже не может быть.

Григорий Азаренок:
Вот эти политики. Что у них в голове? Что это ментально за люди? Ведь у них же нет ни семей, ни детей. Может, они не боятся реально войны, не боятся умереть, может, они уже погрязли в своих сатанинских ритуалах. Мы знаем очень много расследований. Вот в ментальном пороке, в своих извращениях, подлости. И, может быть, они реально готовы и кнопку нажать, и все что угодно?

Николай Щекин:
А вы скажите, что у них было в голове в средневековье, когда они сжигали на кострах, когда была инквизиция, когда был Крестовый поход? Вот что было в голове? Понять очень тяжело людей. Во-первых, конечно, они никогда не видели войны. Нынешнее поколение не знает, что такое убивать, они видели только, как убивают с дронов, видели картинку.

Григорий Азаренок:
С дронов, картинка, компьютеры. Летят ракеты, и там бедные мелкие эти людишки носятся.

Николай Щекин:
И вы помните, как Хиллари Клинтон смеялась, когда Каддафи убивали. Дело не в Каддафи, не в Хиллари Клинтон. Дело в системе. Она изначально преступна. Даже когда сравниваешь систему госуправления, ведь в Конгрессе и в Парламенте США нет ни одного рабочего, ни одного ученого.

Григорий Азаренок:
Да в принципе государственность построилась на уничтожении коренного народа.

Николай Щекин:
Вот о чем и речь. Им это практически не надо. Ведь идет не просто даже сегрегация, а идет, как где-то я уже упоминал, депопуляция вообще народности. Уничтожат цивилизацию. В данном контексте славяне, наверное, именно православное вероисповедание, стали у них на пути. Вот, решились. На что не решились? Очень надеюсь, что все-таки военные в Америке, в Лондоне более трезво смотрят на все эти вещи. Хоть Урсула фон дер Ляйен была там министром обороны в свое время, в Германии, но она в этом так же понимает, как я в ядерной физике.

Григорий Азаренок:
Ну она гинеколог, по-моему, по образованию.

Средиземное море стало братской могилой для всех беженцев в мире, пора ставить кресты на берегу

Николай Щекин:
И нынешнее правительство Германии, кстати, тоже очень настораживает. Вот этот так названный светофор…

Григорий Азаренок:
Те, кто идут сейчас, вот эти «зеленые». Они же тоже там безумные какие-то заявления делают.

Николай Щекин:
Во-первых, конечно, долго не просуществует это правительство. Слишком много противоречий. А, во-вторых, они совершенно о государстве не думают и о народе. Они думают о себе и о том, как кому-то угодить. Сейчас идет время борьбы, выдержек, терпения. Конечно, они очень ждут и надеются, что Президент Лукашенко сделает какие-то ошибки.

Григорий Азаренок:
Не сделает. Сегодня было четко показано, еще раз заявлено: мы, белорусы – мирные люди.

Николай Щекин:
И, с другой стороны, они бы очень хотели, чтобы мы сейчас все бросились в оборонку, все свои средства материальные и ВВП бросили в оборонку, тем самым истощили свой бюджет. Не получится. Президент слишком умен для этих вещей и исторически он понимает, хороший у него исторический опыт, что все это приводит к гибели государства. Поэтому сейчас самое главное – выстоять нам. Вот внутриэкономически отстоять все, чтобы экономика работала. Реагировать надо. Как реагировать? Действительно, сегодня был ряд предложений: и от председателя Погранкомитета, генерала Лаппо, и от многих других, и от министра обороны Хренина. Прежде всего это, конечно, учения провести.

Григорий Азаренок:
Они даже объявили сезон охоты, то есть они даже охотничьи вышки поставили.

Николай Щекин:
Да, открыли сезон сафари. То, что они делали, кстати, в Ираке, Сирии, публично это показывали, как они убивали. Просто ради интереса людей убивали. Действительно Средиземное море стало братской могилой для всех беженцев в мире, и пора ставить кресты на берегу этого моря. И послам западноевропейских стран не в Куропаты ходить, а там смотреть, сколько там убитых. Ну и плюс информация идет очень серьезная от общественных организаций с польской стороны, что сотни убитых и уже, скажем так, закопанных граждан, именно вот мигрантов, на территории Польши самой. Это страшно. Если это вскроется, то, наверное, и Куропаты, и Хатынь там даже и рядом не стояли.

Президент стал гроссмейстером в геополитическом смысле. И с точки зрения политтехнологии обыграл всех

Григорий Азаренок:
Николай Сергеевич, и вот в это время, как нам стоит благодарить Бога за то, что у нас вот такой Президент? Вот любой другой бы уже где-то бы сорвался, любой другой уже совершил бы какие-то ошибки. Но он чувствует, именно душой чувствует это время, настрой нашего народа, настрой врагов, понимает, как тонко нужно действовать, как каждое слово должно быть в точку. И он именно этому и соответствует. Вот как белорусам все-таки повезло!

Николай Щекин:
Вы знаете, Президент – прагматик. Он уникален тем, что у него просто универсальный опыт. Его обмануть очень тяжело. Ну, как я говорил, что все, кто его обманет, тот долго политически не проживет. Помните, еще в прошлом году, после августа, да и 16 августа, выступая на площади Независимости, он сказал, что нас в ближайшие два года будут просто трясти и колошматить.

Григорий Азаренок:
Мы видим, без перерыва.

Николай Щекин:
Нас ожидают очень сложные времена.

Григорий Азаренок:
Блицкриг, переворот, попытка убийства Президента, провокация с самолетом, сейчас беженцы.

Николай Щекин:
Ну, а исходя из слов фон дер Ляйен, исходя из того, что сейчас происходит, я думаю, теперь это будет бесконечно. До тех пор, пока мы будем существовать. Президент как раз вот стал, во-первых, гроссмейстером в геополитическом смысле. И с точки зрения политтехнологии обыграл всех. А с точки зрения гуманности, ну представьте, еще раз повторюсь, что на границе 20-23 тысячи. 26-го числа он приезжает на белорусско-польскую границу. Это первый такой формат в истории, когда глава государства, не принимавший участие в бомбежках, в уничтожении людей, ведет диалог с мигрантами. Ведь, согласимся, для Президента тоже риск определенный. Это совершенно иной народ, совершенно иные люди. Да, они образованные.

Григорий Азаренок:
Их по-разному накручивают.

Николай Щекин:
По-разному накручивают, конечно, само собой. Но не каждый, мягко говоря, Президент или глава государства наберется мужества выйти, вот скажем так, к этой массе иноверцев (вот таким языком) и будет говорить на одном языке.

Григорий Азаренок:
Евразийская картина.

Никто еще в мире за эти 30 лет, пока уничтожали государство, не предлагал, в отличие от Лукашенко, им свободу выбора

Николай Щекин:
Евразийская картина, да. Причем никто еще в мире за все эти 30 лет, пока уничтожали государство, ни один глава государства не предлагал, в отличие от Лукашенко, им свободу выбора. Никто еще этого не делал.

Григорий Азаренок:
Да, Меркель лукавила, когда она с ними фотографировалась, там еще что-то.

Николай Щекин:
Вот о чем и речь. Как, к сожалению, еще некоторые руководители, тот же Макрон, в которого яйца бросают. Это надо было набраться мужества.

Григорий Азаренок:
Самое мерзкое для меня в этой истории – люди, которые родились в Беларуси, которые, может быть, росли здесь, которые жили среди наших людей, среди нашего народа, которые имеют до сих пор наши синие белорусские паспорта, они в условиях этого конфликта, где явно уже показано, где правда, где уже не о режиме идет речь, а просто о накате на Беларусь, на белорусский народ, они, как подсвинки, как проститутки, как последняя падаль, как сволочь, поддерживают врага, поддерживают тех, кто угрожает Беларуси. Ну как это? Ну как? Вот это самое для меня.

Николай Щекин:
Подлость, низость, мерзопакостность. Ну, действительно, вот даже сказать, что предатели, даже здесь не укладывается. Ты хотя бы понимаешь алгоритм предателя. А здесь алгоритм невозможно понять.

Григорий Азаренок:
То есть любое панское слово, которое не подтверждено ни фактами, ни чем, нет ни одной фотографии, как наши погранцы помогают им перебраться, но они все равно это раскачивают, говорят, своим олухам все вещают.

Николай Щекин:
Вы знаете, им очень сложно признаться в своих ошибках. Им сложно признаться.

Григорий Азаренок:
Да промолчите хотя бы. Ну, против родины воевать. Что у них в душе? Что ими движет?

Николай Щекин:
Это люди с комплексом неполноценности. Они себя в этом нашли. Они проявляют. Вот вы мне показывали соцсети. Знаете, они же даже не обсуждают ту проблему, которую мы обсуждаем. Не пытаются вникнуть комплексно, понять, что такое вообще оружие, как понимать, что такое стратегическое оружие, тактическое оружие, что это за оперативная обстановка на границе. Они просто между собой, ну, не то, что ругаются...

Григорий Азаренок:
Просто бесконечный поток дерьма из себя в отношении своей страны…

Николай Щекин:
Да, вот как-то странно это слышать, конечно, и видеть таких людей, но Бог им судья. Другой вопрос, что именно с этого все начинается. Да, можно говорить об их воспитании, да, можно говорить о том, что они не государственные. О патриотизме мы вообще не говорим.

Григорий Азаренок:
Да ладно, я же говорю, тут не о режиме речь. Против твоей родины войну готовы начать. И вы уже обозначили, что вы на стороне врага. Ну как это?

Николай Щекин:
В любом случае, есть и свои позитивные стороны: мы зато знаем их в лицо.

Григорий Азаренок:
И очистились конкретно.

Николай Щекин:
И очень серьезно очистились.