«Создали ореол скандальности. Пугают людей»: премьера «Саломеи» в Большом – как в музыке слышат разврат и кто отказался играть роли

24.08.2018 - 15:09

Гость программы «Утро. Студия хорошего настроения» на СТВ – главный режиссёр Национального академического Большого театра оперы и балета Республики Беларусь Михаил Панджавидзе.

Михаил Панджавидзе, главный режиссёр Национального академического Большого театра оперы и балета Республики Беларусь:
 
9 и 10 сентября мы открываем сезон оперой Рихарда Штрауса «Саломея».

В необычном формате.

Она будет дана с хореографическим прологом на музыку симфонической поэмы Штрауса «Так говорил Заратустра». Вообще, сам сюжет «Саломеи» – он о таких, уже сейчас не очень популярных вещах.

Иоанн Предтеча-Иоанн Креститель, история его ареста, усекновения его главы.

Немногие, вообще, понимают, в чём, собственно, роль Крестителя.

И, вообще, он в опере отражён достаточно скромно: буквально несколько реплик за кулисами и небольшой дуэт с Саломеей. И поэтому мы решили расширить эту историю за счёт музыки Штрауса же. На музыку его симфонической поэмы «Так говорил Заратустра», где та же история, в общем-то, – пророка. И, хотя, некоторые говорят о том, что она не совсем перекликается с историей Иоанна Крестителя, мы считаем, что, на самом деле, история пророка – она всегда одинакова.

А готова ли наша публика? И даже сами артисты участвовать в таких необычных спектаклях? Особенно, артисты с большим опытом.

Михаил Панджавидзе:
А у нас, знаете, с большим опытом артистов не так много занято, слава тебе, Господи, в этой постановке. Понимаете, они как-то все поотказывались. Среди них нашлось 3-4 смелых человека, которые за это взялись, за что я им безумно благодарен.

И сделали это с честью.

Работаем мы с куражом, потому что дело это – интересное. Это – вызов определённый нашему театру. Если мы сыграем «Заратустру» и «Саломею» в один вечер, станцуем, споём – это говорит о том, что театр вышел на новый качественный уровень. Я глубоко убеждён, что в Минске, с его, в общем-то, большими культурными традициями, с мощными традициями посещения оперного и балетного искусства, театра, я не думаю, что мы не найдём любителей и ценителей музыки Штрауса. Тем более, у нас народ – не все, прямо скажем, хорошо знают это произведение.

Они ему создали некий ореол, во-первых, скандальности и эпатажности. А, во-вторых, что музыка безумно тяжела. Ну, что за чушь? Да и «Саломея» – потрясающей красоты музыка. Это просто пугают людей зачем-то. Я, правда, не знаю, зачем. Но нашлись у нас доброхоты, которые утверждают, что это произведение ставить не ко времени, что оно пропагандирует антиклерикальные, антирелигиозные, вообще, аморальные произведения. Что в музыке заложен разврат.

В музыке разврат заложен!

В то же время, как существуют люди, которые понимают, что это не так. И, в общем, вокруг этого существует определённая сейчас полемика. У нас же: «Пастернака не читал, но осуждаю».

Люди в материале: Михаил Панджавидзе
Loading...


Балерина Ирина Еромкина: «Когда складываются дуэты, техника, эмоции, я как артист испытываю эйфорию»



Новости Беларуси. Этой осенью Большой театр Беларуси особенно радует зрителя, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Балет «Анна Каренина» – прошлогодняя постановка, которая еще не примелькалась публике.

А высокую планку артистам задала молодой балетмейстер и экс-солистка Большого Ольга Костель.

Ирина Еромкина, народная артистка Беларуси, ведущая балерина Большого театра:
Когда складываются и дуэты, и техника, и эмоции, я как артист испытываю эйфорию. Наивысшие чувства от того, когда все получается. Это тот спектакль, в котором хватает всего.  Нужны и техника, и выносливость, и умение танцевать с партнером, и актерское мастерство. Конечно, очень важно внутреннее духовное наполнение.

Юная звездочка спектакля – Никита Провалинский – исполнил партию сына Анны. Семилетнему артисту удалось прочувствовать образ, эпоху. И всю суть психологизма Толстого он готов передать одной фразой.

Никита Провалинский, исполнитель роли Серёжи Каренина:
Она поняла, что ее все не будут любить, потому что она выбрала не сына, а Вронского, она бросилась под поезд.

Мне все очень нравится. Когда ты танцуешь на сцене, чувствуешь адреналин, хочешь, чтобы не было ни одной ошибки. Ты танцуешь для своего удовольствия и для того, чтобы всем все понравилось.