Советы психолога: стоит ли дружить с бывшими вторыми половинками

01.02.2018 - 10:55

Если верить фильмам, фраза «давай останемся друзьями» – одна из наиболее употребляемых при расставании. Если верить реальности, это, пожалуй, самые нечестные слова. Поспорить с ними может разве что сакраментальное «дело не в тебе, дело во мне». Практика показываетдрузьями бывшие возлюбленные остаются редко. Чаще – сохраняют хорошую мину при плохой игре.

Люся и Андрей в отношениях всего 6 месяцев. Однако свой союз они считают крепким и прогрессивным. Молодым людям с лёгкостью удаётся строить свою любовь «под пристальным взором» бывших девушек Андрея.

Андрей:
З некаторымі я падтрымліваю сувязь, таму шта ўсё ў межах адной кампаніі сяброў, то яны ж не перестаюць быць сябрамі.

Влюблённые уверены: никакое прошлое не сможет разрушить их отношения, пока в паре царит доверие и понимание.

Андрей:
Калі ўсё шчыра, нічога не хаваецца, то і праблемы няма. Можна сацавацца з былымі, але не рабіць гэтага таямніца.

Мы живём в мире, где, изо дня в день, люди друг другу пытаются доказать – дружба с экс-партнёрами – это не просто нормально, а правильно и цивилизованно. Но, так ли это на самом деле, поможет разобраться психолог.

Наталья Яковенко, психолог, психоаналитик:
Конечно, очень важно уметь завершать отношения. Когда отношения незаконченные, тогда мысли об этом человеке, его образ, непрожитые чувства занимают очень много внимания, очень много места в человеческой душе, и это может быть таким серьёзным препятствием для начала новой жизни, для начала новых отношений. 

Правда, существуют исключения, когда теплые приятельские отношения важно и нужно сохранять.

Наталья Яковенко:
Если мы говорим о паре, которая жената, у которой есть дети. Если в паре хорошие отношения, если ей удаётся сохранить эти отношения, то у них больше возможностей вырастить здоровых детей, дать им какую-то опору в жизни и помочь детям пережить эту травму развода, которая будет у детей в любом случае.

Также большие шансы расстаться друзьями есть у пар, чьи чувства медленно и равномерно угасли, а уважение друг к другу осталось.

Наталья Яковенко:
Так чаще бывает во взрослых парах, когда люди живут по 10-20 лет. В этом смысле, наверное, не очень будет больно расстаться, они смогут как-то друг с другом поговорить, они смогут как-то это пережить, возможно, даже останутся друзьями. Если мы говорим про более молодые годы, то навряд ли это возможно.

Но если у партнеров в новообразовавшейся паре возникает потребность «погружаться в прошлое» и существует непреодолимая тяга к общению с «прошлой любовью», то для таких отношений, где неустанно присутствует «третий лишний», прогноз специалиста – неутешительный.

Наталья Яковенко:
Меня, как психолога, это настораживает. Потому что это похоже на отношения втроём, вчетвером. Здесь нет целостности, потому что не зря же люди, в конце концов, идут в ЗАГС. Это означает переход куда-то. Это означает отказ, от прошлого в том числе, от прошлых отношений.

Психологи утверждают: строить отношения вдвоём – каторжный труд. А привлечение бывших возлюбленных в пару, есть ни что иное, как страх остаться наедине друг с другом.

Наталья Яковенко:
Тогда всё ненастоящее. Тогда пару нельзя назвать парой. Тогда зачем идти в ЗАГС, если этот выбор не сделан. Если нужен кто-то ещё, для того, чтобы в этих отношениях находиться.

Как относятся белорусы к дружбе со своими бывшими половинками? Узнаете, посмотрев видеоматериал.

Люди в материале: Наталья Яковленко
Loading...


Страх мешает нормально функционировать в жизни. С какими фобиями люди обращаются к психологу?



Новости Беларуси. Женский взгляд на острые и насущные темы. Экспертные мнения и интригующие истории в ток-шоу «Точки над i». Исключительно женский проект с мужским характером затронет самые важные вопросы жизни страны.

Алена Родовская, ведущая ток-шоу:
Евгений, а вообще, вот к вам когда приходят люди, они обращаются с вопросами фобий? Потому что, как правило, всегда пытаются какие-то личные решить проблемы. А вот фобии являются иногда запросом?

Евгений Кишов, психолог:
Простые фобии – вряд ли. Скорее, это какие-то сложносоставные фобии, когда это там уже ближе к паническому расстройству. Либо это какая-то фобия очень непонятной этимологии. Когда на первый взгляд не очень понятно, откуда она взялась.

Алена Родовская:
Ну, например?

Евгений Кишов:
Ну, например, это может быть страх смерти. А человек вроде как никогда не переживал никаких в ближайшем прошлом.

Алена Родовская:
А боится умереть, да?

Евгений Кишов:
Да. При этом ему очень страшно.

Екатерина Забенько, ведущая ток-шоу:
То есть человеку кажется, если этот страх возник, то это такой предвестник нехороший?

Евгений Кишов:
Да. С этим правда очень непросто жить.

Алеся Лакина, ведущая ток-шоу:
А как отличить фобию от обычной тревожности человека с медицинской точки зрения?

Евгений Кишов:
Я думаю, по МКБ-10 – это очень сильный страх, который проявляется симптомами избегания. То есть, когда человек избегает и когда этот страх мешает ему нормально функционировать в жизни. То есть работать, строить отношения. Тогда он сильно сказывается на социальной жизни.

Алеся Лакина:
Это заболевание?

Евгений Кишов:
По сути, да.

Это один из самых популярных человеческих страхов. Чего чаще всего боятся люди – подробнее здесь.