Страх, волнение и чувство полета. Что испытывают фристайлисты во время исполнения прыжка

22.09.2015 - 14:22

Пожалуй, в семействе лыжных видов спорта фристайл является самым эффектным. Прыжок длиться менее трех секунд, зато овации публики порой исчисляются минутами. Равнодушным к летающим лыжникам быть нельзя. Вы можете не знать самых именитых спортсменов в лицо, путаться в названии исполняемых ими элементов, но отвести взгляд от фристайлиста во время прыжка у вас вряд ли получится.

Длинный разгон, взлет, мастерское исполнение – и все, спортсмен уже на земле, а все, что он делал, стало историей. В это время публика, как правило, не дышит, судьи пытаются разглядеть в прыжке малейшие недочеты, а что переживает сам спортсмен, одному ему известно.

Антон Кушнир, фристайлист, олимпийский чемпион:
Это как неизвестное, что-то неведомое. Когда сверху чем больше стоишь, тем больше всяких мыслей лезет, что будет. Я думаю, когда прыгают с парашютом, тоже летишь и не знаешь, что произойдет.

Дмитрий Дащинский, фристайлист, двукратный призер Олимпийских игр:
Когда прыжок хороший, когда все само собой идет, когда ты сделал все правильно на трамплине, потом уже просто регулируешь нюансы, тогда есть такое чувство полета небольшое, потому что там не думаешь о том, как сделать что-то, закрутиться, исправить что-то. А когда просто наслаждаешься прыжком, тогда он кажется затяжным.

Чувства и эмоции перед полетом у опытного фристайлиста со временем притупляется. Все мысли посвящены одному – как наиболее качественно и точно выполнить заявленную программу и урвать наибольшее количество драгоценных очков. Высота и скорость пугают лишь на начальных этапах карьеры.

Дмитрий Дащинский, фристайлист, двукратный призер Олимпийских игр:
Первый разы думаешь, как перебороть страх, как сделать то, что надо, просто сделать тот прыжок, который задумал. А потом уже детали оттачиваешь. На разгоне думаешь о том, как правильно с трамплина выйти. Когда спортсмен высокого уровня, все идет на автомате, остается просто следить за мелочами, чтобы, скажем, каждый пальчик был оттянут на руке.

Но тренировки и постоянная отработка – еще не залог успеха. На тренировке ты остаешься один на один с самим собой, никто не смотрит, никто не давит. Выступление на публику – совсем другое. И волнение тут – нормальное дело.

В проходящем накануне открытом чемпионате Беларуси по фристайлу Анна Гуськова в суперфинале защищала честь нашей страны. Она подошла к трамплину последней. Девушка исполнила тройное сальто, причем первое – прогнувшись, второе – с группировкой, а третье – с винтом. Казалось бы, сложнейший элемент, за который судьи поставили победные 85,40 балла.

Но самым волнительным для девушки стал не момент прыжка.

Анна Гуськова, победитель Открытого чемпионата Беларуси по фристайлу:
Мне становится очень волнительно, когда долго объявляют, долго говорят. И оно все так держится. Думаешь, как побыстрее поехать, прыгнуть, приземлиться и забыть. Когда ты стоишь на разгоне, тебя объявляют или вообще что-либо говорят, тогда страшно. А когда ты начинаешь ехать, уже не так волнительно.

Фристайлисту особенно важно побороть все страхи и переживания, потому что лишний адреналин тут не всегда к месту, сообщили в программе «Неделя спорта» на СТВ.

Антон Кушнир, фристайлист, олимпийский чемпион:
Все равно немножко по-другому заряд, больше адреналина. И немножко больше придает это сил. Но главное не переборщить, потому что ты, вроде, делаешь как на тренировке, плюс тот заряд, и получается, что нужно сдержанно себя вести на отходе.

Но, как и в любом виде спорта, все страхи, все переживания и волнения перекрываются радостью от качественно выполненного прыжка. Порция аплодисментов – и фристайлист уже ждет следующего подъема на трамплин. Потому что жажда полета их никогда не покидает. Такая уж специфика в этом виде спорта.

Loading...


«Не мог представить себе, что такое горные лыжи – я никогда их не видел». Как Николай Козеко пришёл во фристайл



Тренер откровенно рассказал о себе и своей работе в программе «В людях».

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Вы пробовали себя в тренерской работе, но в одном из интервью признались, что даже не знали, что такое лыжи.

Николай Козеко, тренер национальной сборной по фристайлу:
К лыжам-то я пришёл, когда мне уже было 35 лет, когда я понял, что такое фристайл, я уже имел воспитанников, которые занимали призовые места в Кубках Европы по прыжкам в воду. Сергей Ломановский выиграл Игры доброй воли в прыжках в воду. То есть я уже становился таким достаточно маститым тренером в прыжках в воду и потом на 180 градусов я завернулся в этот фристайл. Я никогда не мог представить себе, что такое лыжи, что такое горные лыжи – я никогда их не видел.

Вадим Щеглов:
Как так получилось, что из прыжков на батуте – в прыжки в воду, а потом прыгнули, вообще, во фристайл?

Николай Козеко: «Только самые способные, самые дерзкие, самые любители адреналина идут во фристайл»

Николай Козеко:
Как бы Вам сказать, это со стороны кажется так, а ведь эти виды спорта взаимосвязаны. Я вот не в чисто горные лыжи ушёл, которые спусковые или слалом-гигант, я ушёл в сложный координационный вид, который на лыжах. Прыжки в воду – это тот же батут, только в безопорном пространстве. Одни и те же движения только в разных эпостасях.

Вадим Щеглов:
Где Вы увидели фристайл впервые?

Николай Козеко:
В 1985 году прошла такая информация, что собираются в Олимпиаду в Калгари… Калгари – это 1988.

Вадим Щеглов:
По телевидению?

Николай Козеко:
Нет, это в Олимпийском комитете СССР была получена такая информация, что собираются включить в Олимпиаду 1988 года вид спорта – фристайл.

А в Советском Союзе не было этого вида, вообще. Быстренько сверху, с Москвы со Спорткомитета СССР пошла разнарядка: быстренько создаём этот вид спорта и назначен был главным тренером сборной команды СССР мой бывший главный тренер по прыжкам на батуте, у которого я был в сборной Советского Союза, и поэтому он меня тоже пригласил в эту команду.