Новости: Судмедэкспертиза: зачем на месте преступления нужен лак для волос, как по отпечатку ноги определить рост, а по окурку найти человека
новости СТВ в твиттере новости СТВ в инстаграмм

Вы здесь

Судмедэкспертиза: зачем на месте преступления нужен лак для волос, как по отпечатку ноги определить рост, а по окурку найти человека

21.12.2014 - 21:57

Новости Беларуси. На неделе президент ознакомился с работой Государственного комитета судебных экспертиз. Ведомство новое и теперь абсолютно независимое. В 90-ые служба относились к Минздраву, потом была в подчинении генпрокурора. Часто возникали ведомственные интересы.

Но, как и в случае со Следственным комитетом, самостоятельность пошла на пользу. И теперь можно рассчитывать на полную объективность и независимость судмедэкспертизы. За счет концентрации ресурсов удалось повысить оперативность и качество работы.

Гипс, набор инструментов с плоскогубцами и отвертками, тюбик с пастой и лак для волос. Все это может пригодиться дежурному криминалисту на месте происшествия. И хотя на этот вызов прибывает девушка, о своей прическе думает в последнюю очередь.

Средство для укладки волос сюда попало не из женской косметички. Все дело в отпечатках обуви: если они окажутся на песке, земле или пыльном полу.

Татьяна Федорова, эксперт межрайонного отдела управления Государственного комитета судебных экспертиз по Минску:
Мы забрызгиваем след лаком, лак засыхает, этим и фиксируется след. И в последующем уже можно спокойно изготавливать гипсовый слепок.

Рабочий день для Татьяны начался с квартирной кражи. Преступник не стал возиться с отмычками – дверь выбил ногой.

Татьяна Федорова, эксперт межрайонного отдела управления Государственного комитета судебных экспертиз по Минску:
След, который оставил преступник. Сейчас будем вырезать фрагмент обивки. Затем этот фрагмент будет упакован в коробку.

О приблизительном росте, весе, возможных хромоте или косолапости и много о чем еще следствию может рассказать такая находка. Причем достаточно даже небольших фрагментов. Это то, что видно невооруженным глазом, но некоторые зацепки приходится поискать.

Татьяна Федорова, эксперт межрайонного отдела управления Государственного комитета судебных экспертиз по Минску:
Я обрабатываю дверь с целью обнаружения следов рук. Это специальный дактилоскопический порошок, магнитная кисть, которыми обрабатываются поверхности.

Работать на месте происшествия иногда приходится и по шесть часов. Собранные вещдоки и улики потом отправят на экспертизу. Но если время не терпит, а действовать нужно по горячим следам, коллегам для анализа можно передать фотографии с места происшествия прямо сейчас.

Татьяна будет продолжать работу на месте, а здесь тем временем пробьют отпечатки пальцев по базе.

А пока суть да дело, устроим проверку экспертам. Установить по отпечаткам пальцев попробуем личность сотрудника СТВ.

Для того, чтобы узнать, кто прикасался к чашке, экспертам понадобится минут 15. Процедура стандартная: отпечатки обрабатывают, фотографируют, по изображению воссоздают так называемый скелет из характерных черт.

А дальше – дело техники. Компьютер безошибочно определяет личность нашего оператора, ведь как и большинство мужчин он проходил дактилоскопию.

Своеобразные отпечатки пальцев есть, кстати, и у оружия. На пуле и гильзе после выстрела остаются уникальные следы. Для баллистической экспертизы – специально оборудованный тир. Фиксируем карабин, пистолет или ружье и стреляем бочку.

Эксперт:
Она наполнена водой, и там после отстрела оружия пуля оседает на дне. Мы извлекаем пули, на этих пулях остаются следы от пуленарезов, которые в последующем пригодны для идентификации.

То есть вот таким образом эксперты и устанавливают, например, из этого ли оружия совершено убийство. И проходил ли ствол еще по каким-то эпизодам.

Тем временем Татьяна продолжает собирать следы в обворованной квартире.

Находиться на месте происшествия посторонним нельзя. Съемочную группу СТВ допускают только на те участки, которые не представляют интереса для экспертов или уже «отработаны». До окончательных заключений еще далеко, но первые выводы уже можно сделать.

Татьяна Федорова, эксперт межрайонного отдела управления Государственного комитета судебных экспертиз по Минску:
Не конкретно определить, сколько было человек, но приблизительно. Приблизительно можно установить и пол преступника.

В тех случаях, когда преступник, что называется, засветился, работа найдется и для художника. Современный фоторобот – он же субъективный портрет с прорисованными деталями.

Эксперт:
Вот изображение субъективного портрета рисованного. В дальнейшем по данному изображению было установлено сходство с лицом, что способствовало раскрытию преступления.

А это уже другой случай. В базу данных человек попал после того, как его нашли по субъективному портрету. Сходство, что называется, налицо. Проведем очередной эксперимент с членом съемочной группы.

Эксперт:
Что касается глаз, здесь особое внимание следует обращать на уголки глаз, внутренние, наружные, их размещение, разворот самого глаза расстояние.

На составление субъективного портрета уходит несколько часов. После непродолжительного общения с экспертом мы покидаем кабинет. Он попытается воссоздать образ с помощью компьютерной программы по памяти. От качества такой работы часто зависит, будет ли раскрыто преступление.

Реальная история: в одном из районов столицы когда-то убили женщину.

Денис Кузьменко, начальник районного отдела управления Государственного комитета судебных экспертиз по Минску:
Сразу отработали место происшествия, изъяли следы криминалистического характера. Там были изъяты окурки.

Такие же окурки нашли на месте, где еще живую женщину видели в компании мужчины. Его и заподозрили в убийстве. Свидетели описали человека, но кто он такой, где искать, никто не знал. Здесь и сработал субъективный портрет.

Денис Кузьменко, начальник районного отдела управления Государственного комитета судебных экспертиз по Минску:
Составили пять субъективных портретов. Каждый человек, который его составлял, запоминал какую-то деталь (кто-то глаза, нос, уши, губы). Передали это все в уголовный розыск и потом по нашим субъективным портретам было установлено лицо.

Уже потом благодаря окуркам и анализу ДНК у следователей появились веские аргументы, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Денис Кузьменко, начальник районного отдела управления Государственного комитета судебных экспертиз по Минску:
Человек, естественно, под давлением улик был уличен, также он сознался в этом преступлении и осужден.

А пока следы на месте преступления продолжает искать дежурный криминалист, эксперт составляет субъективный портрет сотрудника СТВ, в химическую лабораторию на исследование принесли вещдок.

Нужна так называемая срочная экспертиза. Заключение специалист должен дать в течение 12 часов. От этого зависит, будет ли возбуждено уголовное дело. С соблюдением всех технологий проба отправляется на анализ.

Ксения Альховик, эксперт управления Государственного комитета судебных экспертиз по Минску:
Мы сделали экстракт, этот экстракт закололи и смотрим. Здесь у нас прибор показывает, какие вещества находятся в данном экстракте. Если среди них подконтрольное вещество, если это конопля, мы признаем это марихуаной.

На вид – марихуана, но одних предположений специалистам недостаточно, нужны доказательства. Анализ тем временем готов.

Ксения Альховик, эксперт управления Государственного комитета судебных экспертиз по Минску:
Мы смотрим масс-спектр вещества. Все масс-спектры веществ есть в базе, и мы с ними сравниваем те, которые получились у нас.

Образцы совпадают, но свое первоначальное мнение эксперт подтверждает еще и с помощью микроскопа.

Ксения Альховик, эксперт управления Государственного комитета судебных экспертиз по Минску:
Наиболее характерный признак – это, конечно же, волоски, которые характерны непосредственно для растений рода «Каннабис».

Один универсальный специалист, на котором держится вся экспертиза, как часто бывает в детективных сериалах, – телевизионный миф. Да и большая часть информации, которую в кино выдают прямо на месте, доступна только после длительных процедур. Но от этого эффективность экспертизы не уменьшается. На чистую воду судебным медикам порой выводить приходится не только преступников, но и жертв.

Анатолий Сосновский, заместитель начальника отдела общих экспертиз управления Государственного комитета судебных экспертиз по Минску:
Порой бывает видно, если человек придумывает и его рассказ не совпадает с теми реальными повреждениями, которые эксперт видит своими глазами, то в рамках общения со следователем, конечно, это будет высказано.

Тем временем на месте кражи специалисты уже закончили работу. Материалы отправились на экспертизу. Дальше – дело за следователями.

Идеальных преступлений, уверены эксперты, не бывает. Злоумышленник всегда оставляет следы. Главное их найти и расшифровать. И дело не только в отпечатках пальцев. Достаточно сделать несколько шагов.

Татьяна Федорова, эксперт межрайонного отдела управления Государственного комитета судебных экспертиз по Минску:
По крайней мере можем определить ваш пол, размер обуви можно будет определить по вашим следам, откуда вы пришли, куда ушли.

Татьяна Федорова, эксперт межрайонного отдела управления Государственного комитета судебных экспертиз по Минску
Загрузка...
X