Свидетель ожесточённых боёв за Могилёв: «Лежит красноармеец, винтовка на нём и оторвана голова, только шея»

19.04.2020 - 16:11

Утром 13 июля в Могилеве шли жесткие бои. Гитлеровцам удалось захватить деревню Старое Пашково. Первая рота батальона милиции вынуждена была отойти на запасную линию обороны.

Из 250 их осталось меньше 20. Подвиг милицейского батальона, защищавшего Могилёв в годы ВОВ

В схватке милиционеры захватили первые трофеи: станковый пулемет, автоматы, гранаты. Несколько дней защитники этого рубежа Могилева героически сражались, удерживая позиции.

Читайте также:

Двойной таран авиатора Николая Терёхина. Рассказываем, как это было

«Немцы форсировали Днепр практически беспрепятственно». Первые бои под Могилёвом в 1941-м

«Проник в литературу через щёлку». Сын Симонова рассказал, как роман «Живые и мёртвые» прошёл цензуру

Андрей Андрейчиков, свидетель обороны Могилёва:
Был такой грохот, мы думали уже от города ничего не останется. Подняли они такую «колбасу», там шар такой большой, и там, в люльке, сидел их наблюдатель, он корректировал немецкую артиллерию: куда, что бить с этой вышки.

Когда подошел к деревне Гаи, то смотрю уже окопы справа и слева, и в окопах лежат наши убитые красноармейцы. На меня это произвело такое жуткое впечатление. Вот прямо около дороги окоп начинался и лежит наш красноармеец, винтовка на нем и оторвана голова, только шея, все залито кровью, и лежит.

Я так посмотрел – ну, надо жить и дальше, идем дальше, уже прошел оборонительную линию, пришел, где деревня Гаи. Я справа смотрю – очень много убитых милиционеров лежит.

Loading...


В 14 он ушёл в партизаны: «Я собрал за лето 12 винтовок, 4 нагана и переправил в лес. И где я хранил оружие? В ёлочках!»



Для Дзержинского района Антон Игнатьевич Азаркевич личность легендарная. Он живёт в деревушке Негорелое. Родился он в этих местах в 1928 году. Здесь же и встретил начало войны. Будучи 14-летним подростком, ушёл в партизаны. В программе «Центральный регион» о войне – слова свидетеля.

Антон Азаркевич, ветеран Великой Отечественной войны:
Это было утро. Тихо-тихо. Я пошел на речку с удочкой – с детства люблю рыбачить. Побыл часов до 7-8 часов с четырех, наверное. Возвращался домой, и как раз в это время немецкие мотоциклисты въехали. В магазине прикладом выбили окна, дверь – что надо было, брали, что хотели, что было. Из старших никого не было – никто не выходил. Потом немцы на гармошке играют, песни поют, вино стоя пьют – кто на машине, кто на улице. В общем, чувствовали себя вольготно. Они не чувствовали, что они на войне. Люди ходят и куры ходят. Ходят с винтовками между людей и в курей стреляют.

Мама яиц, масла, шпик им дала. Дальше колхозы были – коровы, свиньи. Зарежут тушу – поели, а остальное выбрасывали. У нас два кабана большие были. В эту же ночь, когда пришли, одного кабана убили в сарае и забрали. И тут на мосту смолили и разделывали. Это я все хорошо помню.

Я собрал за лето 12 винтовок, 4 нагана и переправил через Бориса в лес. А Борис уже переправил к партизанам. И это было до 43-го года. Потом где-то в августе-сентябре они брали молодежь, и меня тоже хотели забрать. Я не поехал, удрал. Ушел в тете. Дядьку немцы повесили за связь с партизанами. Он был председателем колхоза. И где я хранил оружие? В ёлочках! Они были густо пострижены – что хочешь, прячь. Смазывал смазкой для сбруи это оружие.

В 1945 году я служил в Полоцке. Боровуха 1 – большой воинский городок, озеро большое рядом было. Через дорогу – опять озеро. Прекраснейшие, живописные места! Как был День Победы? Объявил дневальный. Это было рано утром. Все – ура, ура! Это было счастьем для каждого человека. Это после таких мучений, страданий – холод, голод, нищета. Армию народ ждал как Бога! Даже больше. Знали, что придет и освободит. Вот так я встретил Победу.