«Тайные пружины политики-2020». Мнение Григория Азарёнка о происходящих в стране событиях

05.09.2020 - 20:33

События, происходящие в Беларуси, – не первая попытка осуществления цветной революции в стране, уверен автор и ведущий нового проекта СТВ.

Впервые совершить госпереворот попытались во время президентских выборов 2001 года. Тогда в эфире национального телевидения каждую неделю выходил и имел широкий резонанс документальный сериал Юрия Азаренка «Тайные пружины политики».

Спустя почти 20 лет телеканал СТВ возобновляет проект. Подробности в видеоматериале.

Григорий Азаренок, СТВ:
Ложь не есть правда, а истина всегда одна. Меня зовут Григорий Азаренок, это «Тайные пружины политики-2020», здравствуйте. Начнем с двух цитат.

Григорий Азаренок:
Незадолго перед смертью маршал Жуков сказал: «Враг больше не пойдет на нас зримо, но следующая война будет страшнее, потому что мы не будем видеть его в лицо. И не будет линии фронта».

Григорий Азаренок:
И вторая. Принадлежит великому философу Ивану Ильину. «Мы обязаны иметь чутье зла и не имеем права поддаваться на соблазны».

К сожалению, чутье зла – этот духовный иммунитет – ослаблен. И многие действительно не видят врага, который уже пересек черту и попытался уничтожить белорусское государство. Наша задача – показать его.

Григорий Азаренок:
Посмотрите на это фото. На нем печально известная Светлана Тихановская в своем фирменном белом костюме стоит рядом с неким господином. Его имя – Бернар Анри Леви. «Философ», друг Саркози, торговец оружием.

Григорий Азаренок:
В 1999 году активно выступал в поддержку армии освобождения Косово, призывал страны НАТО к бомбардировкам Югославии. Затем, после нападения Басаева на Дагестан, рекомендовал Западу признать власть боевиков и самопровозглашенного президента Чеченской Республики Ичкерия Масхадова. В 2003 году поддерживал пришедшего к власти в результате «революции роз» Саакашвили.

Григорий Азаренок:
В 2011 году во Франции вышла его книга «Нелюбимая война», где он рассказал, как организовывался «мирный протест» в Ливии, и заявил, что «на войне заработал около 100 миллионов долларов». Еще пару надеется получить за книгу.

Согласно Леви, «мирный протест» выглядел так: в 2010 году он отыскал в Бенгази несколько подонков, предложил им назваться «Переходным национальным советом» и связал их с Саркози. 11 марта 2011 года подонков приняли в Елисейском дворце как «легитимных представителей ливийского народа», а 19 марта французские бомбардировщики уже бомбили Ливию.

Григорий Азаренок:
В 2014 году Леви появился на Майдане и выступил там с зажигательной речью. Вскоре после этого там полилась кровь, страна была ввергнута в хаос и снабжена марионеточным лидером.

У него руки по локоть в крови целых народов. О чем так любезно с ним беседует гражданка Тихановская?

Григорий Азаренок:
По всему миру за последние три десятка лет прошла череда так называемых цветных революций. Организаторами и подстрекателями выступали те или иные западные структуры или целые государства. Зачем? Объясняют они это борьбой за демократию и права человека. В таком случае почему они не пытаются свергнуть монархию Саудовской Аравии? Там все хорошо с правами человека? Ответ мы находим в фундаментальном труде философов глобализма Барда и Зодерквиста «Нетократия».

«Нетократия, то есть власть сети, рассматривается в контексте подготовки к установлению нового мирового порядка. Переход от старой к новой парадигме осуществляется поэтапно.

На первом этапе разрушение государства приводит к образованию все большего числа субкультур, «племен» с более узкой идентичностью и лояльностью.

На втором этапе пришедшее в упадок государство заменяется надгосударственными образованиями в политике, экономике, культуре.

Нынешняя ситуация выносит на повестку дня старую как мир идею создания глобального государства».

Григорий Азаренок:
Сказано прямым текстом. Это борьба с национальными государствами. Теми, кто не подчиняется глобальному диктату. Теми, кто выбирает свой путь развития, исходя из своих интересов.

Григорий Азаренок:
Не секрет, что все авраамические религии – а это православие, мусульманство, иудаизм и католицизм – так или иначе связывают построение глобального государства с приходом антихриста. Далеко ли это от истины?

Оппозиция пытается представить себя как нечто мирное, благородное, ну чуть ли не святое. Фашисты, когда преодолевали минные поля, гнали вперед деревенских женщин. Примерно то же самое и делают организаторы оранжевой революции у нас, устраивая так называемые женские шествия. Но рога и копыта не спрячешь под белым халатиком или букетом цветов.

Григорий Азаренок:
Ритуальная, сакральная жертва – это непременный ингредиент для цветной революции. И в день похорон маска была сброшена. Прямо на месте, где произошла трагедия, – бесовские пляски.

Григорий Азаренок:
Какую идеологию они несут? Полный набор всего «анти». Античеловеческого, антиморального, антигуманного. Различные перверсии, нигилизм, отрицание всего и вся. Прав был Федор Достоевский. Революционер начинает с идеалов Мадонны, а заканчивает идеалом содома. Главное оружие – предательство. Они буквально требуют его: от силовиков, чиновников, депутатов.

Григорий Азаренок:
После позорного предательства гетмана Мазепы Петр I учредил специальную награду – орден Иуды. На нем был изображен повесившийся Иуда с тридцатью серебряниками под ногами. Это лето дало нам не один повод для обновления такой награды.

Думаю, Павел Латушко неплохо знаком с мировой литературой. Не мешает ему вспомнить, кого грызет сатана в самом страшном – девятом – кругу ада «Божественной комедии».

Григорий Азаренок:
Почему на нас так ополчились? Чем мы им не угодили? Тем, что мы не стоим перед ними на коленях. Вспомните, что происходило несколько месяцев назад. Под глобальным диктатом коронавирусной истерии прогнулись все. Ядерные сверхдержавы были вынуждены уничтожать свою экономику в угоду мировой закулисе, игравшей в свои грязные игры, спекулируя на здоровье людей.

И вдруг в центре Европы появляется государство, которое не закрывает границы и не останавливает экономику. Которое не запирает людей на домашний арест. Не закрывает храмы для верующих на Пасху и проводит парад в честь предков-победителей. Идет своим путем и побеждает. И теперь все признают, что мы были правы. Кто будет такое терпеть?

Григорий Азаренок:
Почему технологии цветных революций сметали государство за государством, а в Беларуси вот уже в третий раз обломали зубы? Постмодернистский мир всегда побеждает там, где нет понятий добро и зло, честность и порядочность, где размыты ценности. И бежит, когда на его пути встает личность. Когда есть воля и характер.

Loading...


Алексей Дзермант: это очень выгодный бизнес – развязал войну, а потом предлагаешь услуги по примирению



Новости Беларуси. В гостях программы «Тайные пружины политики 2.0» политолог Алексей Дзермант.

Григорий Азаренок, корреспондент:
У нас в гостях философ, политолог, писатель Алексей Дзермант. Тревожная была неделя, да? Как будто что-то так вот шаталось и вибрировало в международной обстановке.

Алексей Дзермант, политолог:
Да, особенно тревожно в нашем регионе. Мы все наблюдали, как нагнетается военная такая истерия, энергия на Донбассе. С украинской стороны были военные приготовления, Россия свою мощь продемонстрировала военную. Но, слава богу, кажется, пока мы не пришли к возобновлению военных действий. Но понятно, что ситуация все равно взрывоопасная, мир остается на грани войны, не в этом регионе, так в другом. К сожалению, для нас неприятно, что в это втянуты наши соседи и братья. И мы видим, как Украиной манипулируют, пытаются кинуть этот хворост в костер войны. Но пока мы отошли от края пропасти. Надеюсь, надолго.

Они производят оружие, они вмешиваются, чтобы конфликты урегулировать, опять же, продавая оружие, навязывая свое посредничество

Григорий Азаренок:
Есть ли какая-то вот в мире страта, элита, структура, какая-то сила, которая заинтересована в войне? Как это объяснять?

Алексей Дзермант:
Я думаю, что да. Тут даже если не вдаваясь в такую глубинную конспирологию, но мы все понимаем, что вот, например, в США есть огромный военно-промышленный комплекс. Он, наверное, один из самых мощных в мире. Какие расходы там? Сотни миллиардов долларов США постоянно тратят на вооружение. И не только продавая своим союзникам, то есть навязывая контракты выгодные им, но и развязывая войны. Потому что они понимают: чем больше конфликтов, тем им лучше. Они производят оружие, они вмешиваются, чтобы конфликты урегулировать, опять же, продавая оружие, навязывая свое посредничество. Поэтому эти элиты, связанные с ВПК, связанные с международными организациями, такими как НАТО или даже ОБСЕ – ведь можно и на войне зарабатывать, а потом их мирить. То есть развязал войну, а потом предлагаешь услуги по примирению. Естественно, уже внедряясь во внутренние дела, в структуры этих государств. Это очень выгодный бизнес.

Поэтому да, Запад в принципе никогда не гнушался методов развязывания войн. У них не было такой философии мира, как в свое время в Советском Союзе – борьба за мир во всем мире – для них выгоднее всегда практически было конфликт развязать, а потом зарабатывать очки либо на тлеющем конфликте, либо на усилиях, которые они будут применять по разрешению этого конфликта.

Сейчас тех, кто не понимает, что угроза реальна, тоже можно назвать идиотами

Григорий Азаренок:
Над нами смеются иногда, когда мы говорим о военной угрозе в применении к Беларуси. Действительно ли это смешно? Мы видим примеры цветных переворотов, и там, как правило, обязательно начинается война.

Алексей Дзермант:
Я не знаю, кто с этого смеется. Скорее всего, люди недалекие, глупые или откровенные провокаторы. Есть совершенно очевидные примеры постсоветские, где государства, в которых побеждали цветные революции, прозападные режимы или пронационалистические так называемые. Конкретно, допустим, Грузия, Молдова, Украина. Это либо наши непосредственные соседи, либо те, с кем мы были в одном Союзе еще совсем недавно, то есть не какие-то далекие африканские страны. Вот они, примеры.

И что в итоге? В итоге гражданская война, гражданский конфликт, который потом разворачивается в серьезное геополитическое противостояние, например, России и Запада. В Беларуси это может произойти. Конечно, не дай бог, но могло бы произойти очень легко, и тот, кто этого не понимает, извините, он просто безответственный дурак. Если он не понимает необходимости иметь сильную армию, защищаться, если такая даже малейшая угроза возникнет на наших границах любых, он… я не знаю, как его назвать. В Древней Греции граждан, которые не принимали участие в жизни общественной, называли идиотами. Так вот сейчас тех, кто не понимает, что угроза реальна, тоже можно назвать идиотами. Они не видят, что противостояние не ушло. Все только и ждут, когда мы ослабнем, когда власть зашатается, и сразу же начнутся претензии. Причем оно же будет все и внутреннее (криминал вырастет, передел собственности), и сразу внешнее. То есть изнутри и извне нас будут разрывать. Поэтому, условно говоря, держать порох сухим – это очень важно. И иметь сильное государство очень важно, которое может позволить себе держать армию, иметь сильных союзников. Это для выживания необходимо просто.

Как только они будут чувствовать, что изнутри нас можно будет взорвать, они будут это делать всегда

Григорий Азаренок:
Если бы в каком-нибудь 1987-м хотя бы году сказали, что грузины будут убивать абхазцев, украинцы будут убивать украинцев в Донецке – сказали бы: «Сумасшедшие, такого быть не может в принципе». А сейчас это страшная, кровавая реальность.

Алексей Дзермант:
Именно так. Мы долго жили в очень спокойной, мирной стране. И, конечно, у многих был шок, когда в августе мы с этим встретились. С другой стороны, это хорошая прививка, которая создает иммунитет от этой пандемии, вируса политического. Это заставило многих из нас задуматься, встрепенуться, проснуться. Что мы тут не живем на каком-то клочке, который мирно будет сосуществовать: тут будут полянки с цветами расцветать, а танки нас будут вокруг объезжать. Нет, такого не будет, они проедут по нам, особенно когда мы чуть-чуть дадим слабину. И слава богу, что этого не произошло.

Просто нужно осознать, что эта ситуация, наверное, навсегда. Мы должны быть готовы защищать свою землю. И как только мы будем сильными настолько, что все будут понимать: нападешь – все, будет отдача, будет серьезный ущерб нашим противникам, особенно западным – только тогда они будут: «Хорошо, давайте мирные переговоры, давайте что-то там о торговле, об экономике». Но как только они будут чувствовать, что изнутри нас можно будет взорвать, они будут это делать всегда.

Это подготовка общественного мнения, собственных элит, политиков к тому, что военные могут пойти на крайние меры

Григорий Азаренок:
Это у нас, в нашем сознании сейчас ядерная война – это недопустимо, табу. Они уже спокойно говорят о нелетальной ядерной войне, о тактическом ядерном оружии. И они эту планочку снижают, невосприятия этого. И мы знаем, кто нанес единственный ядерный удар в мире в истории – Соединенные Штаты.

Алексей Дзермант:
Действительно, ведь эти все идеи так называемых фабрик мысли вкидываются в пространство не просто так. Это подготовка сознания и элит, чтобы они могли, если что, нажать эту кнопку, и населения, что это не так страшно. «Ну, тактическое ядерное оружие по Калининграду нанесем – Россия испугается, Беларусь не впишется, не будет защищать союзника – и все, мы победим». Это пишут открытым текстом в докладах, которые я тоже в том числе читал. В последние два-три года обо всем этом открыто пишут.

Да, это подготовка общественного мнения, подготовка собственных элит, политиков к тому, что военные, вот эти ВПК, капиталисты, которые зарабатывают на этом деньги, могут пойти на крайние меры. Понятно, что их остановить может только то, что ответом на удар тактического оружия будет нормальный удар стратегических ядерных вооружений, что, кстати, в России в доктрине прописано. Чтобы они не думали, что это все пройдет. Потому что они приучают себя к мысли, мол, «Мы ничего не боимся, у нас нет никаких соперников. А Россия – ну, какая-то бензоколонка...»

Но как только они понимают, что в России есть серьезное оружие или, например, что белорусская армия будет сопротивляться какому-нибудь польскому вторжению, или не позволят себя разодрать, они: «Все-все, ребята, давайте дипломатические методы». Только так с ними можно разговаривать.

Григорий Азаренок:
Вспоминаю классику: «Нет такого преступления, на которое не пойдет капиталист, видя 300 % прибыли».

Алексей Дзермант:
Да, пока они не понимают, что для них ущерб будет неприемлемый, они будут думать, что на войне, на страданиях, на разделе государств можно заработать.

Запад будет очень нервно реагировать на, по сути, продолжающийся свой упадок

Григорий Азаренок:
Перефразирую Зиновьева: англосакс скорее застрелится, чем отдаст мировое господство. Как его заставить принять, что он уже не гегемон?

Алексей Дзермант:
Знаете, конечно, добровольно от этого никто не откажется, но процессы истории протекают помимо воли тех или иных субъектов. Мы помним Римскую империю, она тоже была такой мощной, в зените, но потом стала медленно-медленно затухать. Потом уже варварские королевства, Византия. Но это уже совсем другая история.

То же самое будет происходить и с Западом. Он будет очень нервно реагировать на, по сути, продолжающийся свой упадок. Будет пытаться цепляться когтями за вот этот статус гегемона. Но увы, поезд истории неумолим, он идет. Нам нужно просто понимать направление, куда он идет, иметь свои средства, я имею в виду технологии, чтобы в это будущее ехать и не зависеть полностью от прихоти Запада. Ну и иметь свою картину мира, понимать, что Запад уже все, уходящая эпоха. А где мы в этой эпохе? Какое наше место? Какой строй мы считаем более справедливым? Кто наши друзья и куда мы стремимся?