Театр «не для нас», потопы, рыбалка и общение: каким запомнился Минск Янке Купале

16.07.2017 - 15:10

Хоть и переехал в наш город классик в 1919 году, а выехал из него в эвакуацию в 1941-м на 2-й день Великой Отечественной войны, знакомство с Минском у Янки Купалы случилось еще в далеком детстве. В 1890 году отец поэта Доминик Ануфриевич приехал из деревни Вязынка в большой город работать ремесленником. Семья жила в районе Троицкой горы, их домик находился ближе к застройке Троицкого предместья и набережной Свислочи, сообщили в программе «Минск и минчане» на СТВ.

Маленького сына отправляют в частную школу. Янка мечтал об учебе в реальном училище, но крохотной зарплаты отца едва хватало на проживание.

Галина Варенова, ведущий научный сотрудник Государственного литературного музея Янки Купалы:
Адным з дзіцячых уражанняў, узгадваюць, быў новы будынак гарадскога тэатра. Хлопчык ехаў разам з бацькам на возе праз гэты будынка. Ён быў вельмі прыгожы, добра асветлены. Канешне, хлапчук задаў бацьку пытанне, што гэта за такі прыгожы будынак. І Дамінік Ануфрыевіч адказаў, што гэта тэатр, але ён для багатых. Наўрад хто мог уявіць, што як раз гэты будынак праславіцца далёка за межамі Беларусі менавіта як Купалаўскі тэатр. І што на гэтай сцэне с поспехам будуць пастаўлены п’есы, якія ў будучым напіша гэты цікавы хлапчук.

Молодая семья продержалась в Минске полтора года и вернулась в деревню. Работы в поле, сельская жизнь. Янка с малых лет впитал в себя все горести крестьянской неволи, оттого и писал настолько живо и правдиво.

Второе, пусть и заочное, свидание с Минском состоялось 15 мая 1905 года. В газете «Северо-Западный край» напечатали стихотворение на белорусском языке «Мужик», которое вмиг стало крестьянским гимном.

В 1919 году поэт снова приезжает в Минск, теперь город не узнать, он превратился в научный и культурный центр. По брусчатке ехала конка, которая везла сотрудников минской электростанции, в лифте гостиницы «Европа» катались гимназисты.

И первым адресом вновь стала улица Юрьевская. В этом доме он жил вместе со своим другом и коллегой Максимом Горецким.

Это были времена польской оккупации. Молодой писатель становится ярким публицистом. На Юрьевской, 35 действовало издательство «Минчанин», там выпускались газеты «Беларусь» и журнала «Рунь», где активно печатался и Янка Купала.

На Октябрьскую, 36 поэт переехал в 1926 году. Этот дом стал домом открытых дверей, очагом интеллигенции, культурным салоном того времени.

Интересно, что возле дома рос высокий тополь, который стал защитником для классика, ведь как только своенравная Свислочь готовилась к очередным паводкам, дерево начинало сильно скрипеть. И Янка Купала понимал, что стоит на время перебраться к своему другу Якубу Колоса, который жил тогда в районе современного Войскового переулка.

А потопы были нешуточные. Так, весной 1931 года посреди ночи к Янке Купале и его соседям вода через окна хлынула прямо в дом. Жители выносили библиотеку, спасались на крыше, искали лодки.

Галина Варенова, ведущий научный сотрудник Государственного литературного музея Янки Купалы:
Ў доме была сабрана, канешне, багацейшая бібліятэка, як сведчаць, паштовая квітанцыя аб дастаўцы кніг. На яе паліцах былі томікі арабскіх казак «1000 і адна ноч», знайшлося месца і для гісторыі філасоўскай думкі. На жаль, усё багацце знікла разам з домам на трэці дзень Вялікай Айчыннай вайны, калі падчас моцнай бамбардзіроўкі горада дом згарэў да шчэнту.

Так, уже после окончания Великой Отечественной войны, в память о песняре возведут на этом же месте дом-музей. Сегодня здесь можно не только изучить ценные экспонаты, но и совершить виртуальную экскурсию по местам Янки Купалы в Минске.

Здесь и известная Соборная площадь, на которой разворачивается действие трагикомедии «Тутэйшие». И детский садик № 8, в котором работала жена Янки Купалы Владислава Францевна, как называли ее дети, тетя Владя.

Здесь и район Оперного театра, куда поэт часто приходил послушать свою подругу – певицу Ларису Помпеевну Александровскую.

Среди трудовых будней Янка Купала умел находить время и для отдыха, и для хобби. В его рабочем кабинете можно было почувствовать море. Дело в том, что из отпуска он любил привозить необычные камешки, гальку, ракушки. И рассыпал их по полу возле стола, где творил.

Например, этот огромный камень – кремень – Купала нашел на берегу Волги во время эвакуации в 1941 году.

Обожал играть в шахматы. Красиво одевался.

Галина Варенова, ведущий научный сотрудник Государственного литературного музея Янки Купалы:
Нават пры дапамозе дробных дэталяй, такіх, як запінкі, гальштук, Янка Купала ўмеў ствараць абсалютна розныя цікавыя запамінальныя знешнія вобразы. Адзін з гальштукаў выкананы ў тэхніцы традыцыйных беларускіх тканых паясоў.

Янка Купала вырос в деревне, поэтому слыл хорошим грибником. Его можно было встретить с удочкой на берегу Свислочи. Он не был заядлым рыбаком, скорее наслаждался журчанием речки, пением птиц и, конечно, общался с минчанами, слушал их рассказы.

Янка Купала интересовался историей и мог легко проводить познавательные экскурсии по Минску. Сложное межвоенное время вдохновило поэта на сборники «Спадчына» и «Безназоўнае», сотни замечательных стихов и поэм.

Янка Купала способствовал созданию Института белорусской культуры, принимал участие в реформе белорусского правописа и азбуки, редактировал журнал «Рунь». Яркий общественный деятель и талантливый ученый. Таким Янку Купалу запомнил Минск.

Люди в материале: Галина Варенова
Loading...


«Дети нарезали целый сноп колосьев, перевязали васильками». Как шестиклассник Бодров-младший оказался на похоронах у Короткевича



О белорусском писателе рассказали в одной из серий документального цикла «Тайны Беларуси».

Вячеслав Рагойша, доктор филологических наук, профессор БГУ:
Прыходзіць тэлеграма ад Мальдзіса: памёр Валодзя Караткевіч. Назаўтра, па–мойму, пахаванне. Мы были на хутары і якраз у гэты час прыехалі Бадровы.

А я расказаў старшаму Сяргею Бадрову, сцэнарысту, пра Караткевіча. Пазнаёміў нават іх аднойчы. Начаваў у нас гэты Сяргей Бадроў. Хацеў, каб ён напісаў які-небудзь сцэнарый па матывах яго твораў.  Паралельна я пра Купалу расказваў, пра смерць Купалы. І Бадроў зацікавіўся і хацеў сцэнарый напісаць гэты.

Адным словам, ён ведаў Караткевіча, Бадровы ведалі. І тут і яны даведаліся. Мы вырашылі што зрабіць. Дзеці – Бадроў-малодшы і наш Максім – яны, па сутнасці, равеснікі былі, былі у шостым ці сёмым класе. Мы падказалі ім ідэю –  «Каласы пад сярпом тваім». Трэба ж нейкі ці вянок, ці букет. І яны нарэзалі цэлы сноп каласоў, набралі ў жыце васількоў, зрабілі пярэвісла такое, перавязалі васількамі гэты сноп, надламалі мы і паехалі. Назаўтра паехалі ўсё, і Бадровы паехалі.  І мы прынялі ўдзел у пахаванні на могілках Усходніх. Паколькі я – адзін з бліжэйшых сяброў – я дапамагаў несці труну з машыны да гэтай магілы.