The National Interest (США). Почему у берегов Сирии собирается российский военно-морской флот?

06.09.2018 - 12:31

Россия развертывает свой военно-морской флот в Средиземном море. Это крупнейшая подобная операция с момента окончания холодной войны, а по времени она совпадает с подготовкой сирийского режима Башара Асада к атаке на повстанцев в провинции Идлиб. США заявили, что готовы реагировать очень жестко в случае использования Асадом химического оружия, пишет The National Interest.

В конце августа 2018 года Россия приступила к развертыванию военно-морского флота к западу сирийского побережья Средиземного моря. Это стало крупнейшим подобным развертыванием Москвы со времен окончания холодной войны.

Передвижение флота произошло вскоре после того, как Кремль заявил, что Соединенные Штаты и их западные союзники замышляют новую серию ударов против режима президента Сирии Башара Асада.

Укрепление флота также происходит перед ожидаемым нападением сирийского режима на последний оплот повстанцев в сирийской провинции Идлиб. Советник по безопасности США Джон Болтон (John Bolton) предупредил, что Соединенные Штаты отреагируют «очень жестко», если режим будет использовать химическое оружие в Идлибе.

В апреле 2017 года и год спустя, в апреле 2018 года, американские силы нанесли удар по целям в Сирии в ответ на применение режимом химического оружия.

Москва в ответ заявила, что контролирующие Идлиб джихадисты планируют провести «отвлекающий маневр» в виде химической атаки и обвинить в ней режим, чтобы дать Западу повод для нанесения удара по нему. Теории заговора, касающиеся якобы отвлекающего применения химического оружия, распространены в российской государственной прессе.

Россия также предупредила американские и западные силы, чтобы они не вмешивались в операцию в Идлибе. «У нас есть факты, и мы направили нашим западным партнерам настоятельное предупреждение через наше министерство обороны и через министерство иностранных дел не играть с огнем», – заявил российский министр иностранных дел Сергей Лавров на совместной пресс-конференции со своим сирийским коллегой Валидом Муаллемом.

Параллельно с этим Россия играет своими военно-морскими мускулами у сирийских берегов.

«Я полагаю, что во многом это пиар, и размещение российских кораблей скорее связано с планируемыми операциями против Идлиба, – говорит Майкл Кофман (Michael Kofman), научный сотрудник Центра Уилсона в Институте Кеннана. – Существует также возможность, что они планируют широкомасштабную демонстрацию огневой мощи в сочетании с грядущими оперативно-стратегическими учениями».

Объем военно-морских сил – это более 12 кораблей, в том числе эскадренные миноносцы, фрегаты и подводные лодки, некоторые из которых вооружены крылатыми ракетами «Калибр» – также демонстрирует, что это «развертывание предназначено, главным образом для учений, но не только для них», – утверждает Керим Хас, работающий в Москве аналитик, специализирующийся на российских и турецких вопросах.

Хас заявил, что России требуется больше времени на установление поддерживающей инфраструктуры, чтобы сохранять «постоянное присутствие столь огромного флота там», так как ее попытки расширить свой военно-морской арсенал в сирийском порту Тартус «еще не завершены».

Вторая цель развертывания состоит в сдерживании атак США на силы режима.

«Россия, вероятно, намерена создать щит при помощи своих военно-морских и военно-воздушных сил против возможных ударов американских ВВС и подводного флота в регионе», – рассказал Хас, добавив, что он не предвидит «прямого военного столкновения между Россией и США».

Тимур Ахметов, специалист по Ближнему Востоку в Российском совете по международным делам, говорит, что считает развертывание флота сдерживанием «против любого вмешательства западных сил в Сирии».

«Другая позиция состоит в том, что любую оперативную паузу можно использовать, чтобы показать, что Россия не намерена никуда уходить, а способность западных игроков навязывать свои решения силой – снижается, – говорит Ахметов. – Иными словами, Россия хочет перенести противостояние из военной в политическую сферу, демонстрируя, что в ответ на любой военный шаг Запада у нее имеются эффективные контрмеры».

Кофман также предполагает, что Россия могла отправить в Сирию дополнительные силы, готовясь «к провокации».

«Многие могут этого не помнить, но в Сирии произошла масштабная атака на российские силы во время их учений „Запад" в сентябре 2017 года», – рассказывает Кофман. В ходе этого нападения джихадисты выдвинулись против российских сил в Идлибе и «угрожали окружить российские позиции и проникнуть на их территорию».

Москва ответила усилением воздушных ударов по Идлибу, положив, таким образом, конец полугодовому перемирию, в котором она выступала в качестве посредника.

Остается неясно, сколько единиц российского флота в Средиземном море будут просто участвовать в учениях и вернутся домой или будут находиться там, чтобы поддержать атаку режимных войск в Идлибе. Хас отметил, что учения должны продолжаться до 8 сентября, то есть до следующего дня после того, как лидеры Турции, России и Ирана встретятся, чтобы обсудить ситуацию в Сирии.

«Менее вероятно, что атака сирийской армии на Идлиб начнется до этого саммита, – говорит Хас. – Поэтому некоторые российские военные корабли, вероятно, покинут регион после военных учений или, по крайней мере, останутся там на временной основе».

Более того, Россия может полагаться в основном на военно-воздушные силы при атаке на Идлиб. Хас отметил, что количество российской военно-воздушной техники, развернутой на базе Хмеймим недалеко от Дамаска «также увеличилось по мере приближения учений».

«Россия, возможно, стремится также усилить свое военное присутствие в Сирии до начала атаки, отвлекая внимание от Идлиба на учения в восточной части Средиземного моря, – говорит Хас. – Поэтому можно предположить, что некоторая часть растущего в последнее время военного присутствия останется в регионе даже после учений в качестве вспомогательных сил, которые можно будет применить при атаке на Идлиб».

Если говорить в более широком смысле, то, по словам Хаса, Россия использует очередную возможность испытать свои разнообразные системы вооружений в зоне реальных боевых действий.

«России важно спроецировать свою военную мощь за границей, чтобы укрепить пиар своего оружия и престиж страны как великой державы на Ближнем Востоке и на востоке Средиземноморья, у которой есть огромные энергетические запасы, – говорит Хас. – В этом контексте становится понятно, почему российский Северный, Балтийский,Черноморский флот и Каспийская флотилия участвуют в учениях в восточном Средиземноморье наряду с военно-космическими и военно-воздушными силами».

«Это точно выходит за рамки символического послания американским и западным силам, они стремятся привлечь много внимания региональных „клиентов" к стратегическим бомбардировщикам, истребителям, военным кораблям и ракетным комплексам S-400 российского производства».

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.

Люди в материале: нет
Новости по теме
 

Aftenposten. Экстремальная температура станет нормой

Исключительно сухое и жаркое лето не меняет смысла предостережений климатологов, связанных с будущим: самым большим испытанием для Норвегии станут экстремальные осадки.

«Афтенпостен» (Aftenposten): А насколько экстремальным было жаркое и сухое лето этого года?

Хельге Дранге (Helge Drange): Летние месяцы с мая по июль были рекордно жаркими – на два градуса теплее, чем в 1947 году, в предыдущее экстремальное лето. В Осло температуру измеряют с 1837 года, так что жара установила серьезный рекорд! Эти же месяцы были и очень сухими, такими же, как летом 1947, 1976 и 1994 годов.

Хельге Дранге (Helge Drange) работает в Центре изучения климата в Бьеркнесе (Bjerknes) и является профессором океанографии в Университете Бергена.

– Какие признаки климатических изменений Вы видите?

– Мы знаем, что в северном полушарии растет количество осадков, мы знаем также, что уровень океана повышается. Морские льды в Арктике уменьшаются и по площади, и по толщине. Мы знаем, что ледники и гренландские льды тают, мы знаем, что тундра размораживается. Весна наступает раньше, а осень – позднее. И температура вообще повышается. Так что есть очень много разных изменений, но все они из одной и той же истории.

– Но ведь летом этого года осадков практически не было?

– Естественные вариации будут всегда. Например, прошлое лето было не жарким, но очень мокрым. Но мы здесь говорим о двух разных вещах: вариациях год от года, которые мы называем «погодой», и более долговременных изменениях, которые мы называем «климатом». Когда мы говорим о климатических изменениях, мы ищем тенденции в течение длительного времени. В Норвегии за последние сто лет количество осадков выросло на 20%. А температура за тот же период выросла примерно на один градус.

– Один градус за сто лет звучит не так-то много. Почему это становится проблемой?

– А зимой это даже почти приятно, правда? Но давайте посмотрим на взаимосвязь. В прошлый раз, когда Земля была действительно теплой, температура на два-три градуса превышала ту среднюю температуру, которую мы имеем сейчас. Это случилось более трех миллионов лет тому назад. И тогда понимаешь, что мы вот-вот встретимся с климатом, который современный человек никогда не видел.

Летом чаще будет жарче

– Следует ли нам ожидать в будущем, что летом чаще будет сухо и жарко?

– Да, летом чаще будет жарко и сухо, и мы должны ожидать также, что жара будет длиться дольше. Это не означает, что следующее лето также будет жарким, но жара летом будет чаще. И это не означает, что одновременно непременно будет засуха. Основной проблемой для Норвегии будут осадки, и летом тоже.

– Возможно, в какой-то момент нам придется перестать называть подобную погоду «экстремальной»?

– Да. Если мы продолжим с выбросами парниковых газов так, как сейчас, в конце этого века станет нормой то, что сегодня воспринимается как экстремальная погода.

– На земном шаре температура не везде повышается одинаково. Какова сейчас ситуация в Арктике?

– Она невероятная и пугающая. За последние сто лет средняя температура на Шпицбергене выросла на 2,5 градуса. За тот же период зимняя температура поднялась на 3 градуса. Шпицберген переживает тотальное изменение климата и погоды. Главная причина состоит в том, что льды отступают, а это означает колоссальные последствия. Здесь действительно пора бить тревогу.

– Кари Хьенос Хьос (Kari Kjønaas Kjos) из Партии прогресса несколько недель тому назад заявила в беседе с Aftenposten, что она не уверена в том, что жара является следствием парниковых выбросов, и она считает, что нам повезло, что у нас такое замечательное лето. А что Вы об этом думаете?

– Это ранит меня в самое сердце. И одновременно показывает, насколько велика потребность объяснять серьезность происходящего. Мы думаем, что современный человек независим, что мы можем подняться над природой и полностью все контролируем. Но происходит нечто противоположное. Мы отдаляемся от природы и сил природы и становимся от этого более уязвимыми.

– Каким образом?

– Людей становится больше, в основном, мы живем в городах. Когда происходят такие экстремальные события, они могут привести к летальному исходу, перебоям в снабжении водой, проблемами с урожаем и снижению производства продовольствия. Достаточно подумать о Ближнем Востоке и о том, что сокращение источников воды может привести к беспорядкам. Сегодняшняя ситуация с беженцами серьезна, но если у нас появятся климатические беженцы, тогда станет просто опасно.

Не думаю, что нам удастся довести выбросы до нуля

– В Парижских соглашениях от 2015 года ООН решила, что все страны должны ограничить свои выбросы парниковых газов, с тем, чтобы температура на Земле повышалась не больше, чем на два градуса, а лучше на полтора. Несколько реалистично то, что нам это удастся?

– Судя по сегодняшней ситуации, ответ – нет. Цель в полтора градуса мы уже почти достигли. Для того, чтобы добиться цели в два градуса, нам нужно иметь нулевые выбросы в течение 20-30 лет, и нет ничего, что указывало бы, что мы сможем этого добиться. На самом деле ни одно государство не имеет шанса достичь этой цели. У нас в стране мы открываем все новые месторождения и расширяем активность в поиске нефти и газа, так что наша политика также не соответствует идее нулевых выбросов в ближайшем будущем.

– Звучит довольно мрачно?

– Да, это так! Мы говорим об экзистенциальной проблеме для людей и всего живого на земле. Мы говорим о будущем очень многих поколений.

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.



«Всё, что мы делаем, – делаем не для красивой картинки в социальных сетях»: Александр Лукашенко на Республиканском балу выпускников

Дорогами Великой Победы. Рассказываем об освобождении Жлобина и Витебска

В рамках культурной программы II Европейских игр в Минске прошёл концерт по произведениям Шопена и Монюшко

«Это как пример для наших деток». Директор минской спортивной школы об акции «Олимпийский путь»

В небо поднимутся 50 самолетов и вертолётов. Чем удивит воздушная часть парада ко Дню Независимости

II Европейские игры в Минске. По итогам 25 июня в копилке белорусов 41 медаль

Посол Венгрии в Беларуси об организации II Европейских игр: «Поздравляю Беларусь. Это шикарное мероприятие»

Александр Крепак: Спортсменам очень нравятся белорусские молочные продукты и мороженое