The Spectator. Почему современные мужчины так озабочены самосовершенствованием?

25.10.2018 - 19:35

Молодых мужчин призывают ограничить свои пристрастия и «обезвредить» свою мужественность.

Недавно моя подруга познакомилась с мужчиной на сайте знакомств и встретилась с ним за ужином. Когда он прибыл на место, он объявил, что не пьет. Ничего необычного – в наши дни многие молодые мужчины воздерживаются от алкоголя. Странным было его следующее заявление – он не ел. Вместо этого, он питался чем-то под названием «чопливо» (huel).

«Чопливо» – аббревиатура для «человеческого топлива» – представляет собой порошковую пищу, изготовленную из злаков, гороха, льна и риса. Я его пробовала и сочла отвратительным – по сути, это размазня в дорогой упаковке. Однако оно очень популярно: Huel, компания-изготовитель «чоплива», стала одной из наиболее стремительно развивающихся компаний Великобритании. В «чопливе» мало жиров и много помпы. «Времена изменились, – утверждает его реклама, напоминающая религиозные проповеди. – Мясная промышленность малоэффективна, вредна для природы и зачастую жестока». Население планеты растет, и «если бы все питались, как на Западе, всеобщее положение ухудшилось бы еще сильнее». «Чопливо» предлагает решение этой проблемы.

Мода на «чопливо» связана с более значимой тенденцией среди мужчин моего поколения, новой разновидностью нарциссизма. Молодые мужчины все больше озабочены самодисциплиной, саморазвитием и самими собой в целом. Само собой, тщеславие было свойственно человечеству на протяжении всей его истории, как и стремление к самодисциплине. Однако новый нарциссизм одновременно сочетает в себе как тщеславие, так и добродетели.

Молодые мужчины меньше пьют и курят, а также, как ни странно, меньше занимаются сексом – возможно потому, что секс требует концентрации на ком-то, помимо себя самого. Они отказываются от традиционных мужских занятий в пользу чего-то более этичного. Закрываются пабы и открываются спортивные залы. «Фитнес» и «здоровье» не сходят с языков, а личные тренеры стали новыми гуру, поощряющими своих ответственных клиентов поддерживать форму для селфи в спортзале.

Когда-то диетами и книгами по саморазвитию больше интересовались женщины. Несколько лет назад в моде было «чистое питание». Нам внушали, что счастье ждет нас за углом, если мы откажемся от глютена и ограничимся диетой из смузи на основе семян чиа.

Теперь же самосовершенствованием одержимы и мужчины, чье беспокойство о собственной внешности стало почти столь же назойливым. Культуризм, еще недавно занимавший узкую общественную нишу, превратился в популярное времяпровождение, а рынок протеиновых продуктов достиг невероятных величин и только продолжает расти: в настоящее время его общая стоимость оценивается примерно в 238 миллионов фунтов стерлингов, а в следующем году обещает достигнуть 409 миллионов. Полки супермаркетов ломятся от «питательных батончиков». Согласно Национальной статистической службе, протеиновые добавки, ранее бывшие специализированным спортивным продуктом, теперь заняли постоянное место в списке покупок наших сограждан.

Тем временем все – как мужчины, так и женщины – восхваляют веганство. В прошлом году гонщик «Формулы-1» Льюис Хэмилтон объявил, что переходит на растительную диету из-за беспокойства о будущем планеты. Веганство стало модным, поскольку позволяет похудеть, при этом будучи более этичным – и неважно, что с веганами тоскливо на вечеринках.

Перед нашими глазами расцветает аскетизм 21 века. Он не требует никаких реальных жертв – достаточно заказать новые и необычные порошки и таблетки с «Амазон прайм» (Amazon Prime), продолжая проникновенные разговоры об опасности культуры потребления.

Так почему все эти молодые мужчины превращаются в нарциссов? Откуда взялось это близкое к религиозному рвение? Очевидно, что рост популярности диет для похудения и этического образа жизни совпал с движением #MeToo неслучайно. Мужчин убеждают, что их мужественность является проблемой. Им говорят, что их хищное стремление к удовольствию навредило окружающему миру, и что им следует умерить свои аппетиты. Женщины достаточно от них натерпелись.

Если хотите увидеть пример неприемлемых мужских пристрастий, взгляните на президента США. Дональда Трампа рассматривают в качестве символа всех мужских грехов из-за его домогательств и популизма. Его пристрастие к изменам и фастфуду делает очевидной его жадность. Харви Вайнштейн, другой злодей #MeToo, неизменно описывается как жирный боров, пристрастившийся к сексу, газировке и вредной еде. Эти люди стали символами «вредной мужественности». Стоит ли удивляться, что столько молодых мужчин стремится «обезвредить» свою мужественность, чтобы отдалиться от таких чудовищ?

Есть также и герои для подражания. Пример тому – канадский психолог Джордан Петерсон. Он обрел известность благодаря своим советам для молодых мужчин, чувствующих себя потерянными в современном мире, о том, как они могут помочь самим себе. Его тезис о том, что мужчины могут стать сильнее, чем думают, обрел популярность, как и его триумфы над разнообразными феминистками. Он предлагает мужчинам гордиться своим полом.

Однако и он одержим диетами. Он не ест почти ничего, кроме мяса и зеленых овощей. Хотя он не требует от своих последователей, чтобы те ели что-то конкретное, он рекомендует им мясную диету с минимальным количеством углеводов. Его дочь Михаила подробнее описывает его пищевые привычки в своем блоге. Ее отец рассказывает, что его образ жизни позволил ему достичь «прекрасной формы» и справиться с различными аутоиммунными заболеваниями и депрессией. В числе прочего, Петерсон говорит об «углеводном отравлении». Таким образом, даже популярный гуру, противостоящий выхолащиванию современных мужчин, проповедует сокращение потребления и отказ от углеводов.

Следующие в очереди – технологичнские светила Кремниевой долины. Это богатейшие и наиболее влиятельные люди в мире, новая аристократия планеты. Однако если раньше власть имущие вели разгульный образ жизни и веселились, эти новые сверхлюди одержимы лишь сдержанностью в еде и своими тщательно спланированными диетами. Стив Джобс питался главным образом яблоками и морковью. Питер Тиль то и дело переходит на палео-диету и советует не потреблять сахар. Глава «Гугл» (Google) Билл Марис соблюдает строгое веганское питание и принимает по сто таблеток в день, чтобы «дожить до тех пор, когда он сможет преодолеть смерть».

В Кремниевой долине одержимость бессмертием – новейшая мода. Попытки «вылечить» смерть и побороть собственную смертность стали для техномальчиков популярным времяпровождением. Это стремление – пик нарциссизма. Тиль и Элон Маск вступили в ряды трансгуманистов – интеллектуального движения, стремящегося преодолеть ограничения человеческого тела. Некоторые трансгуманисты надеются полностью избавиться от необходимости есть и заниматься сексом. Если человек способен избавиться от этих стремлений, он на шаг приблизится к превращению в машину – или даже в бога. «Чем меньше вы едите, тем лучше. Чтобы прожить дольше, следует существовать на грани голода», – говорит Золтан Иштван, политик-трансгуманист, который будет участвовать в гонке за кресло губернатора Калифорнии в этом году. На завтрак он ест искусственные яйца из гороха и бобов.

Заменители еды зародились в американском технологическом сообществе. Они были задуманы как более удобная и полезная для природы альтернатива обычной еде. В 2013 Роб Райнхарт, американский разработчик программного обеспечения, выпустил в продажу Сойлент (Soylent). В своем блоге он написал пост под заголовком «Как я отказался от еды», где доказывал, что обычная еда устарела и слишком дорого стоит. Его напиток-альтернатива для еды изменил его физическое состояние («моя кожа стала чище, мои зубы – белее, а мои волосы – гуще»), сделал его счастливее и сократил его траты. Кроме того, он превратил его в богача. Теперь его компания стоит 100 миллионов долларов.

Эти диеты и заменители еды определенно кажутся странными – футуристическая прихоть, которой тешатся технологические миллиардеры – однако они набирают тревожную популярность. Мысль о том, что мужское тело должно быть очищено и усовершенствовано, стала обыденной. То, что раньше считалось мужской анорексией, теперь выдается за современную и высокотехнологическую диету.

Благодаря технологиям, принять участие в новой волне нарциссизма стало легко. Приложения для здорового образа жизни и портативная техника дали одержимым собой людям возможность следить за каждой, даже самой скучной повседневной мелочью: количеством пройденных шагов, сердечным ритмом, паттернами сна. Сайты вроде Инстаграма полнятся фотографиями накачанных, пьющих протеин мужчин. Любой, кто смотрел телевизионное реалити-шоу «Остров любви», знаком со зрелищем полуобнаженных и безволосых мужчин с рельефными прессами и фальшивыми белоснежными зубами, которое так же озабочены своими телами, как и окружающие их женщины, если не больше. Обычным делом стали салоны красоты только для мужчин. В недавнем интервью Эрик Андерсон – профессор, изучающий связь между мужественностью, сексуальной жизнью и спортом в британском университете – объяснил, почему мужчины стремятся ухаживать за собой. По его словам, это связано со смягчением критериев мужественности.

Изменения в традиционных гендерных стереотипах могут объяснить и то, почему женщины свободно оценивают мужские тела, тогда как на аналогичные действия со стороны мужчин общество смотрит косо. В недавней статье для «Таймс» (Times) Анна Мерфи отметила, что ей нравятся тела мужчин, которые занимаются йогой. Такие мужчины выглядят «сильнее, более подтянуто и намного более привлекательно». Сильнее, более подтянуто и намного привлекательнее. Какой мужчина не захочет выглядеть так в глазах женщины? И какой сегодняшний мужчина осмелится сказать что-то подобное о женском теле?

У нынешней одержимости мужчин самосовершенствованием и этичными диетами есть темная сторона. В прошлом июле Национальная служба здравоохранения сообщила о 70-процентном росте числа взрослых мужчин, попавших в больницу из-за пищевых расстройств. Примерно в тот же срок появились сообщения о четырехкратном увеличении в потреблении стероидов. Сегодня почти миллион британцев употребляет анаболические стероиды, чтобы набрать мускулы – и одна десятая из посетителей спортивных залов страдает от «мышечной дисморфии», невротического убеждения в недостаточной мускулистости собственного тела.

У пьющих «чопливо» пуритан, трансгуманистов Кремниевой долины и безволосых кроликов-культуристов есть одно общее качество: одержимость выходом за пределы собственного тела. Они хотят стать добродетельными машинами, разновидностью мужчин, превосходящих чудовищ #MeToo, столь сильно опорочивших мужественность. Найдут ли они в результате любовь и счастье – совершенно иной вопрос. Не думаю, что вы удивитесь, если узнаете, что моя подруга отказалась от нового свидания.

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.

Люди в материале: нет


Aftenposten. Экстремальная температура станет нормой



Исключительно сухое и жаркое лето не меняет смысла предостережений климатологов, связанных с будущим: самым большим испытанием для Норвегии станут экстремальные осадки.

«Афтенпостен» (Aftenposten): А насколько экстремальным было жаркое и сухое лето этого года?

Хельге Дранге (Helge Drange): Летние месяцы с мая по июль были рекордно жаркими – на два градуса теплее, чем в 1947 году, в предыдущее экстремальное лето. В Осло температуру измеряют с 1837 года, так что жара установила серьезный рекорд! Эти же месяцы были и очень сухими, такими же, как летом 1947, 1976 и 1994 годов.

Хельге Дранге (Helge Drange) работает в Центре изучения климата в Бьеркнесе (Bjerknes) и является профессором океанографии в Университете Бергена.

– Какие признаки климатических изменений Вы видите?

– Мы знаем, что в северном полушарии растет количество осадков, мы знаем также, что уровень океана повышается. Морские льды в Арктике уменьшаются и по площади, и по толщине. Мы знаем, что ледники и гренландские льды тают, мы знаем, что тундра размораживается. Весна наступает раньше, а осень – позднее. И температура вообще повышается. Так что есть очень много разных изменений, но все они из одной и той же истории.

– Но ведь летом этого года осадков практически не было?

– Естественные вариации будут всегда. Например, прошлое лето было не жарким, но очень мокрым. Но мы здесь говорим о двух разных вещах: вариациях год от года, которые мы называем «погодой», и более долговременных изменениях, которые мы называем «климатом». Когда мы говорим о климатических изменениях, мы ищем тенденции в течение длительного времени. В Норвегии за последние сто лет количество осадков выросло на 20%. А температура за тот же период выросла примерно на один градус.

– Один градус за сто лет звучит не так-то много. Почему это становится проблемой?

– А зимой это даже почти приятно, правда? Но давайте посмотрим на взаимосвязь. В прошлый раз, когда Земля была действительно теплой, температура на два-три градуса превышала ту среднюю температуру, которую мы имеем сейчас. Это случилось более трех миллионов лет тому назад. И тогда понимаешь, что мы вот-вот встретимся с климатом, который современный человек никогда не видел.

Летом чаще будет жарче

– Следует ли нам ожидать в будущем, что летом чаще будет сухо и жарко?

– Да, летом чаще будет жарко и сухо, и мы должны ожидать также, что жара будет длиться дольше. Это не означает, что следующее лето также будет жарким, но жара летом будет чаще. И это не означает, что одновременно непременно будет засуха. Основной проблемой для Норвегии будут осадки, и летом тоже.

– Возможно, в какой-то момент нам придется перестать называть подобную погоду «экстремальной»?

– Да. Если мы продолжим с выбросами парниковых газов так, как сейчас, в конце этого века станет нормой то, что сегодня воспринимается как экстремальная погода.

– На земном шаре температура не везде повышается одинаково. Какова сейчас ситуация в Арктике?

– Она невероятная и пугающая. За последние сто лет средняя температура на Шпицбергене выросла на 2,5 градуса. За тот же период зимняя температура поднялась на 3 градуса. Шпицберген переживает тотальное изменение климата и погоды. Главная причина состоит в том, что льды отступают, а это означает колоссальные последствия. Здесь действительно пора бить тревогу.

– Кари Хьенос Хьос (Kari Kjønaas Kjos) из Партии прогресса несколько недель тому назад заявила в беседе с Aftenposten, что она не уверена в том, что жара является следствием парниковых выбросов, и она считает, что нам повезло, что у нас такое замечательное лето. А что Вы об этом думаете?

– Это ранит меня в самое сердце. И одновременно показывает, насколько велика потребность объяснять серьезность происходящего. Мы думаем, что современный человек независим, что мы можем подняться над природой и полностью все контролируем. Но происходит нечто противоположное. Мы отдаляемся от природы и сил природы и становимся от этого более уязвимыми.

– Каким образом?

– Людей становится больше, в основном, мы живем в городах. Когда происходят такие экстремальные события, они могут привести к летальному исходу, перебоям в снабжении водой, проблемами с урожаем и снижению производства продовольствия. Достаточно подумать о Ближнем Востоке и о том, что сокращение источников воды может привести к беспорядкам. Сегодняшняя ситуация с беженцами серьезна, но если у нас появятся климатические беженцы, тогда станет просто опасно.

Не думаю, что нам удастся довести выбросы до нуля

– В Парижских соглашениях от 2015 года ООН решила, что все страны должны ограничить свои выбросы парниковых газов, с тем, чтобы температура на Земле повышалась не больше, чем на два градуса, а лучше на полтора. Несколько реалистично то, что нам это удастся?

– Судя по сегодняшней ситуации, ответ – нет. Цель в полтора градуса мы уже почти достигли. Для того, чтобы добиться цели в два градуса, нам нужно иметь нулевые выбросы в течение 20-30 лет, и нет ничего, что указывало бы, что мы сможем этого добиться. На самом деле ни одно государство не имеет шанса достичь этой цели. У нас в стране мы открываем все новые месторождения и расширяем активность в поиске нефти и газа, так что наша политика также не соответствует идее нулевых выбросов в ближайшем будущем.

– Звучит довольно мрачно?

– Да, это так! Мы говорим об экзистенциальной проблеме для людей и всего живого на земле. Мы говорим о будущем очень многих поколений.

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.