«Тишина зловещая в момент вскрытия». Как в Турове нашли древние свинцовые иконки и уникальные саркофаги

22.03.2019 - 20:58

Отсюда до украинской границы – рукой подать. До Минска – долгие часы пути. И все же этот небольшой городок в Житковичском районе сегодня на устах у многих, а дело, связанное с ним, представляет самый настоящий государственный интерес!

Пётр Лысенко, главный научный сотрудник Института истории НАН Беларуси, доктор исторических наук, профессор:
Это поручение Президента!

До недавнего времени эта часть Беларуси считалась для историков большим вопросительным знаком.

«Начал увеличиваться в объёме» и «Вширь не растёт однозначно». Загадка туровских крестов, растущих из земли

Если исследованием так называемых северных земель занимались плотно, то юг страны определенно вызывал много кривотолков. В 60-ые годы прошлого века от белых пятен решили избавиться. Экспедиции то и дело направлялись на Полесье за новыми сенсационными данными. В составе одной из них был молодой аспирант Пётр Лысенко.

Пётр Лысенко:
Появился Лысенко, его посадить на южную территорию, ему Туровская земля. Меня просто прикрепили к исследованиям южной части Беларуси.

Но почему именно Туров? Тысячу веков назад именно здесь был центр общественной, культурной, политической и религиозной жизни. В крошечном, по сегодняшним меркам, городе насчитывалось около 80 церквей! Большинство из них – прямо на частных подворьях.

Виктория Диденко, экскурсовод Туровского краеведческого музея:
Туровского летописания не сохранилось, вообще. Поэтому исторические моменты, деление территорий либо упоминание религиозных объектов, учитывая, что религиозно-политическая жизнь была достаточно бурной на данной территории – она берётся либо из киевских летописей, либо с Ипатьевской летописи.

Княжество считалось одним из самых сильных и влиятельных. Его значимость и авторитет подчёркивал тот факт, что трое киевских князей приходили на престол именно из Турова.

Валентина Карась, сотрудник Туровского краеведческого музея (1965-2006 гг.):
Между Туровом и Киевом есть подземный ход. От Замковой горы был найден тоже подземный ход, в нём была найдена царская золотая карета.

На ней царь выезжал по подземному ходу для сообщения с Киевом.

«Не могли даже его поднять, катили». Могли ли туровские кресты приплыть из Киева и из чего они сделаны?

Однако задолго до этого ситуация здесь была накалена до предела. Киев поставил цель – образовать из всех племён единое восточнославянское государство. Это позволило бы давать достойный отпор врагу. На пути к такому шагу была одна-единственная, но чрезвычайно серьезная преграда. Мирный, на первый взгляд, процесс объединения стал самой настоящей бойней.

Виктория Диденко:
Здесь было обнаружено языческое капище Х века, единственное на территории Беларуси во времена православия.

Пётр Лысенко:
В 988 году насильственным образом он произвёл Крещение Руси, создав единую идеологическую базу для единого государства.

Сергей Шибеко, руководитель военно-исторического клуба «Дикая охота»:
Город Туров принял христианство даже раньше, по одной из версий. Но это – спорная версия. И по ней, когда князь Владимир вызвал в Киев Тура, его сына – они были умерщвлены за этот поступок.

Когда процесс христианизации был завершён, со временем, во всех крупных политических центрах появляются церкви и храмы. Точная дата установления Туровской епископии неизвестна. Предположительно это 1105 год. Историки уверяют – здесь был собственный епархиальный храм. Как раз на Замковой горе, на самом берегу Припяти. Однокупольный, шестистолпный, отстроенный в стиле киевской архитектурной школы.

Виктория Диденко:
Собор состоит из обычных частей, основной части здания и алтарной части. Красная тумба называется престол.

Между тем, есть мнение, что первый русский монастырь тоже был основан именно в Туровском княжестве.

Валерий Котлерчук, староста Кафедрального собора в честь святителей Кирилла и Лаврентия Туровских:
Говорят, что за 30 лет до Крещения Руси, в Турове уже были христианские общины, благодаря равноапостольной Ольге. Вот тогда всё увязывается, если были христианские общины, Русь крестилась, у нас была духовная почва готова, чтобы строить этот монастырь.

Над деревьями вырисовывается изображение, напоминающее крест. Загадочное фото в часовне в Турове

Простоял храм недолго. По подсчётам археологов – чуть более полувека. Огромное каменное сооружение сложилось, как карточный домик.

Виктория Диденко:
Это большой и спорный вопрос. Возможно, просто не был укреплен фундамент.

Есть ещё одна шокирующая версия!

Пётр Лысенко:
В 1230 году 3 мая на территории Румынии произошло грандиозное землетрясение, которое насчитывает, по оценкам современных геологов, 8-балльную мощность.  

Аркадий Аронов, заведующий обсерваторией Центра геофизического мониторинга НАН Беларуси, доктор физико-математических наук:
Зона, от которой мы испытываем землетрясения, от Минска находится примерно на тысячу километров. Мы из этой зоны постоянно испытываем сейсмические воздействия. Они распространяются в этом направлении, северо-восточном, заходят за Москву, достаточно далеко распространяются.

В этом регионе Полесья сейчас днём с огнем не сыщешь памятников каменного зодчества. Возводить их в то время, как считалось, было бессмысленно. Из-за рельефа – огромная пойма Припяти накладывала отпечаток на всю здешнюю архитектуру. Песчаная почва попросту не выдержала бы груза монументальных строений. Храм был полностью стёрт с лица земли! А финансовых средств на его восстановление в казне так и не нашлось.

Наталья Дубицкая, старший научный сотрудник Института истории НАН Беларуси, кандидат исторических наук:
Когда мы вскрывали фундамент храма, уровень летнего стояния воды – примерно 25-30 сантиметров от подошвы фундамента. Это такая песчаная прослоечка, на которой такой многотонный храм просто не в состоянии устоять.

Это стало настоящей трагедией для всего верующего населения. Землетрясение 1230 года отражено в записях российских сейсмологов. А вот в Беларуси документальных подтверждений природной катастрофы нет. Первые упоминания в каталоге, которые давали разъяснения по западной части восточноевропейской платформы, были сделаны лишь в 1601 году.

Аркадий Аронов:
Храм разрушиться не смог бы.  Конечно, если бы случилось такое землетрясение, для нас это революция была бы – всё пересматривать и стало бы, вообще, всё непонятно, как устроено.

Именно во время раскопок храма здесь обнаружили кирпичные и шиферные саркофаги. Ещё один эксклюзив.

Наталья Дубицкая:
Тишина зловещая в момент вскрытия. Собралась масса народа, все ожидали, что сейчас вскроют крышку и, наверное, там будет россыпь драгоценностей, украшений золотых. Единственное, что там было, я доставала пинцетом – кусочек тиснёного кожаного изделия. Я его достаю, он рассыпается буквально у меня на глазах.

Подобных захоронений больше не находили нигде. А в объективы телекамер они сейчас попали впервые!

Виктория Диденко:
Мне нужно помочь открыть гроб. По методу Герасимова – последовательное восстановление внешнего вид по черепу – была восстановлена местная женщина. Предполагаю, что это дриговичанка.  

Во время раскопок 1962 года – настоящая сенсация! Группа археологов вмиг становится знаменитой, в газетах появятся громкие заголовки, а лучшие умы страны в недоумении разведут руками.

Пётр Лысенко:
Совершенно неожиданная и неизвестная, по ранее выявленным иконкам в других городах, находка. Она сразу нас поставила в тупик.

Найденное ещё долгие годы будет будоражить умы, вызывая сотни гипотез, кривотолков и тысячи жарких споров.

Наталья Дубицкая:
Конечно, она имеет большую ценность, потому что эти вещи – они раритетные, единственные в своем роде.

Эти четыре иконки с изображением святых были обнаружены на глубине полутора метров. Экспертиза установила: изготовлены они из свинца, материала, довольно распространённого в тех краях. Но что это?

Пётр Лысенко:
Наше объяснение, которое пока никто не опровергнул и пусть попробуют доказательно опровергнуть. До сих пор никому не удалось.

Чудотворная икона в Турове: «Кто-то пить перестал, у кого-то детки появились, кто-то исцелился от тяжелой болезни»

Неожиданные выводы были озвучены спустя несколько дней после раскопок. Эти иконки – не что иное, как декоративные элементы воздвизального креста.

В пользу этой версии говорит и то, что все они были найдены в одном слое на небольшом расстоянии друг от друга, в алтарной части храма. Там, где обычно и хранится крест.

Виктория Диденко:
Были обнаружены на одном уровне, в одной ячейке. Они были полые внутри, одного диаметра, выполнены из одного материала.

В православной церкви столь древних раритетов нет! Самым известным воздвизальным распятием в Беларуси исконно считается крест Евфросинии Полоцкой. Он по своему убранству, как всегда говорили, «дороже и богаче».

Пётр Лысенко:
Евфросиния Полоцкая – это дочь полоцкого князя. Родители-князья могли выделить на сооружение такого уникального креста большие средства.

«Слышу, визжит кто-то» и «Значит, ты получил благословение от Бога». Что происходит с людьми у туровских крестов, растущих из земли

Долгие годы находки лежали в сейфе. Где именно, профессор Лысенко так и не признался. И вот про них заговорили. Реликвией заинтересовались на самом верху и тут же поставили задачу – во что бы то ни стало восстановить крест! Но в отличие от креста Евфросинии Полоцкой, который считается новоделом, в Туровском будут использованы подлинные элементы!

Мария Нецветаева, председатель Синодального отдела Белорусской православной церкви по церковному искусству, архитектуре и реставрации:
У нас будет деревянный крест, будет обшит драгоценным металлом. Принципиальный момент: по условиям конкурса, мы просили, чтобы художники не использовали форму Евфросиньевского креста, старались максимально избежать общих стилистических соответствий.

Впрочем, прообраз креста уже существует. Его сам Пётр Лысенко в кустарных условиях смастерил на урок истории для сына-гимназиста.  

Пётр Лысенко:
Мы решили попробовать в натуральную величину, приблизительно тех же самых размеров, которых был Туровский крест. 51 сантиметр, 27 сантиметров. 

Конкурс на эскиз Туровского креста, объявленный Белорусской православной церковью, завершён. Впереди – воплощение. Распятие должно объединить в себе эпохи и поколения. В нём отразится боль людей, живших здесь тысячу лет назад, и трагедии нашего времени.

«Сапфир, изумруд, рубин». Каким будет Туровский крест?

Loading...


«Каждый находит себя здесь по-разному». Кто живёт в мужском подворье Свято-Елисаветинского монастыря?



Новости Беларуси. Сегодня наша программа приехала на уникальное подворье Свято-Елисаветинского монастыря. Казалось бы, всего в 35 километрах от Минска, а здесь совершенно особая, отличная от мирской, атмосфера, сообщили в программе «Центральный регион» на СТВ. Рождество ведь принято встречать со светлыми мыслями, в спокойствии и гармонии. Обрести все это как раз здесь и помогают тем, кто попал в беду. В выпуске расскажем, чем живет подворье, как здесь помогают начать новую жизнь и с какими помыслами встречают Рождество.

Александр всего два месяца на подворье. Верит, что это не случайность. Сам родился в день Рождества Христова, а здесь надеется начать жизнь заново.

Александр Лебедок, насельник мужского подворья Свято-Елисаветинского монастыря:
Я-то сам, если честно, с криминальным прошлым, но сюда я приехал и действительно отдыхаю. Посмотрите, такая красота, византийское зодчество, немножко русского. Заходишь, и душа успокаивается. Работаем на ферме, матушки у нас очень хорошие. Меня нормально здесь приняли, предоставили работу, здесь всего хватает. Я вот скажу честно, даже и денег не надо порой. Хватает и покушать, и отдыхает душа, и поработать, а труд исправляет все.

В храме на богослужениях непременно собираются все обитатели подворья, независимо от вероисповедания и даже цвета кожи.

Валентин Ламыго, насельник мужского подворья Свято-Елисаветинского монастыря:
Вообще бывают некрещеные, бывают католики, кого только не было. Представляете, у нас даже есть брат с Эфиопии, очень хороший. Он у нас уже лет пять или шесть послушается, и все хорошо. Господь объединяет всех.

Брат Валентин поет на клиросе. Пригодилось музыкальное образование, в мирской жизни он писал песни. Но обратно не тянет. Гармонию удалось обрести именно здесь.

Валентин Ламыго:
Мы все падаем, все поднимаемся, у каждого свое бремя. Но приходя сюда, возвращаясь каждый раз на подворье, ты обретаешь не то, что новую семью, если ты только хочешь, если господь у тебя тут заставил щелкнуть сердце, ты обретаешь в себе мир. А это самое главное. Я часто бываю в миру, понимаю, что там все, что за пределами монастыря, это уже...
– Суета лишняя?
– Конечно.

Александр Метельский, насельник мужского подворья Свято-Елисаветинского монастыря:
Подворье – это я. Жив, здоров. Подворье – это все. Если раньше я думал, отойду немножко, это было лет 18 назад, в себя приду и уйду. Потом захватило. Попал на ферму, потом на питомник. Начали с нуля питомник делать для среднеазиатской овчарки. Захватило, я уже и время не наблюдал. А потом как-то это все засосало. Без подворья уже все не то. В мир выезжаешь, все какое-то не свое, чужое. К вере постепенно приходят. Каждый находит себя здесь по-разному. Кто-то в послушании, кто-то в вере, кто-то просто в молитве. Чуть ли не до фанатизма доходит. А в конечном итоге бог держит здесь всех.

Александр – один из старожил на подворье. Накануне Рождества руководит созданием всего праздничного декора. Это тоже шедевры Александра, которые он смастерил вместе со своими подопечными-инвалидами, тепло подмигивают нам огоньками из окон трапезной. Кухня здесь, кстати, отменная. Есть место и пище духовной.

Валентин Ламыго:
Вот это наша трапезная, украшенная братьями, матушками, сестрами к Новому году, Рождеству. Здесь у нас сцена, здесь проходят концерты, спектакли. На этот Новый год был спектакль. Все остались очень довольны. А после спектакля были накрыты столы новогодние, братья встречали праздник. 

«Стараемся, чтобы им было хорошо». Как подворье монастыря стало местом реабилитации для тысяч мужчин? Подробности здесь.