Трансплантология в Беларуси: кто дарит вторую жизнь людям и почему в нашу страну едут на операции даже из-за границы

05.03.2017 - 20:43

Новости Беларуси. То, что уж точно заслуживает внимания в учебниках по новейшей истории Беларуси, так это заслуги белорусских трансплантологов. К слову, Республиканской центр по пересадке органов и тканей тоже среди соискателей Государственной премии. Сегодня эта клиника – одна из крупнейших в Восточной Европе. А Беларусь – в 20-е государств по уровню развития такой медицинской помощи.

Александр Куприянов:
Нельзя ни ходить, ни сидеть, ни стоять. Скорая сразу приезжала. Начиналось все банально, как обычно плохо, кажется, что это, это, это. И когда начали обследовать уже, обнаружили, что есть заболевание. Ну все, теперь жизнь продолжается дальше.

Сегодня он не перестает говорить слова благодарности врачам. Именно они подарили Александру Куприянову второй День рождения.

Операцию по пересадке печени ему сделали в 2014 году. И вот уже третий год он живет другой, полноценной, а главное – здоровой – жизнью. Жизнью после. Эти самые «до» и «после» не сравнить, – признается наш герой. Как пустыня Сахара и Северный полюс. И такой шанс на жизнь необходим тысячам человек. И не только белорусам.

Александр Куприянов:
Огромное количество людей, которые там лежат, у них выхода другого нет.

Любимое дело и любимая семья. У Сергея Ивашкова своя история. Еще 20 лет назад он переболел желтухой – болезнь не прошла без последствий. Осложнения привели на операционный стол. Он стал вторым, кому в Бресте сделали пересадку печени. Признается: сегодня словно другая жизнь. Полноценная, а главное – наполненная любимым делом.

Сергей Ивашков:
Я очень благодарен своим врачам, у кого лечился. До операции и после – это как земля и небо.

Трансплантация. Вот уже который год для Беларуси это не новое слово. Синеокая входит в 20-у самых развитых стран мира в этой области. Лидирует среди стран СНГ. Что касается мирового рейтинга, то по количеству операций вот уже больше 20 лет первое место занимает Испания. Совсем рядом разместилась Хорватия.

Точкой отчета «белорусского чуда» стала ночь со второго на третье апреля 2008 года. Именно тогда наши медики провели первую в белорусской истории операцию по пересадке печени. Это стало и началом реальной надежды для тысяч белорусов.

Создать клинику мирового уровня поручил Президент. Республиканский научно-практический центр открылся в 2010 году. Только здесь выполнили около 2,5 тысяч операций, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Олег Руммо, руководитель РНПЦ трансплантации органов и тканей:
Я думаю, что мы в ближайшие пять лет поднимем до 60-70, а это уже 10 передовых стран мира в этой области.

Пусть не сразу тогда еще медицинское ноу-хау начало шагать по регионам. Но сегодня – национальный масштаб. Так, первые операции в Гомеле делать начали в 2012 году. Сначала обучались у столичных светил, но все-таки открыли новую страницу в медицине региона.

Борис Кабешев, врач-хирург отделения трансплантации, реконструктивной и эндокринной хирургии РНПЦ радиационной медицины:
У нас достаточно быстро происходят трансплантации: это цифры меньше, чем в мире в листе ожидания.

И к нашим специалистам-трансплантологам едут из других стран. В первую очередь из СНГ. В целом медицинский экспорт увеличили в 25 раз. Правда, предложить трансплантацию иностранцам могут только в том случае, если орган генетически не подошел никому из граждан нашей страны. А вот средства от операций иностранцам полностью идут на лечение белорусов.

Юлия Кириченко из Днепра. Почти полтора года на диализе и, наконец, решение: операция в Беларуси. Долгожданный звонок прозвучал буквально спустя два месяца после того, как она попала в лист ожидания.

Юлия Кириченко:
Ситуация с трансплантологией в Украине грустная, ее там практически нет. Получить орган от неродственного донора практически невозможно.

А вот Иван Иванов и Юрий Буйко по несколько раз обогнули планету. Оба дальнобойщики, оба влюблены в свою работу. И в жизнь. Казалось бы, такие похожие, они могли бы познакомиться и раньше. Но жизнь внесла свои коррективы – встретились в больничной палате. Мужчины шутят: у них даже диагноз, считай, один на двоих.

Юрий Буйко:
Естественно, надо поменять образ жизни. Оптимизм полный, доволен.

Иван Иванов:
Заведующий сказал, что пора домой собираться.

Что касается пересадок сердца, то здесь мы снова впереди. По крайней мере стран СНГ. В 2016 году на счету уже даже одна пересадка комплекса: сердце-легкие.

Юрий Островский, заведующий лабораторией хирургии сердца РНПЦ кардиологии, академик НАН Республики Беларусь:
Следующий шаг – это разработка систем механической поддержки кровообращения. Это наши насосы. Для Беларуси надо порядка 50-60 трансплантаций сердца в год, плюс 3-5 комплексов. И где-то имплантация около 50 насосов.

Грамотных специалистов сегодня немало. Операции делают и малышам. А это в разы сложнее. Миллиметровые сосуды, даже шовные материалы тоньше, чем волос.

8-летний Коля за свою, пока еще детскую жизнь, повидал немало. На глазах повзрослел. Но в РНПЦ он все равно приходит с мишкой Вовой. Не случайно. Когда-то в 2010 году мягкую игрушку мальчику, первому ребенку, которому пересадили печень, подарил белорусский Президент. На неделе вновь встреча.

Маленькая Лиана тоже была на грани смерти. Обычное грибное блюдо обернулось трагедией для всей семьи: отравление бледными поганками. Бабушку с дедушкой спасти не удалось, Лиана выжила только благодаря пересадке печени.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Живи, смотри ребенка. Аленка, успехов. Еще встретимся, хорошо? На свадьбу пригласи нас с Олегом. Все, договорились.

Этот большой успех белорусской медицины (да и всей страны, ведь вклад вносит каждый) будут развивать. Вот и в специализированном Центре планируют расширение. В перспективе – создание единой базы, объединяющей 9-ю больницу, консультативно-диагностический центр. Здесь хотят построить кардиомодуль, а затем модуль клеточных технологий с блоком трансплантации костного мозга.

С 2005 года общее количество трансплантаций в стране выросло более чем в 60 раз. Перенимают опыт белорусских коллег сегодня медики со всего мира. За последние пять лет примерно 200 иностранных специалистов прошли стажировку в Республиканском научно-практическом центре трансплантации органов и тканей.

Олег Руммо, руководитель РНПЦ трансплантации органов и тканей:
Задача состоит в том, чтобы помогать конкретному человеку, в конкретный момент, когда ему это надо. Чтобы из глубокого инвалида получали полноценного члена общества, который живет, работает, ездит в путешествия, растит и воспитывает детей, строит планы на будущее. Только в этой связи я вижу все то, чем мы будем заниматься.

И ведь такие успехи говорят о многом. А главное дарят такую долгожданную и такую необходимую надежду. Надежду на выздоровление.

Loading...


Лечение под контролем и право на риск. Как изменится закон о здравоохранении в Беларуси?



Новости Беларуси. Важнейшая во все времена тема – здоровье. И речь не столько о здоровье каждого из нас, хотя в конечном счете это главное, сколько о здоровой работе всей медицинской махины, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Игорь Позняк, СТВ:
Насколько это важно, показала пандемия, когда на неведомые раньше вызовы нужно было отвечать профессионально. Ответили. И даже в мировом масштабе достойно. Но делать наше здравоохранение лучше можно и нужно. Как именно – вопрос, в том числе в плоскости законодательной. Проект обновленного закона на неделе представили Президенту на встрече с ведущими медиками страны.

Обязательная аккредитация, контролируемое лечение, право на риск – в деталях разбиралась Алена Сырова.

Следующий шаг за законодателями. Один из ключевых моментов при борьбе с такими социально опасными заболеваниями, как ВИЧ и гепатиты – возможность назначать «контролируемое лечение». Ведь, как ни странно, пациенты, являясь потенциальными источниками инфекции, не всегда дисциплинированно относятся к предписанию врачей. Обновление закона «О здравоохранении», по идее, поможет решить вопрос.

Дмитрий Терешков, заведующий инфекционным отделением № 4 Гомельской областной инфекционной клинической больницы:
По сути, у людей понятие, что они получают бесплатное лечение (которое на самом деле проводится за счет бюджета), и не всегда достаточно ответственно относятся к контролю за терапией. Внесение вот этих дополнений в законодательство могло бы помочь медицинским работникам, скажем так, более эффективно осуществлять контроль за лечением.

Помимо права на риск и возможности назначать контролируемое лечение, обновленный закон предусматривает и расширение функций дневных стационаров.

«Перевязали, посмотрели, и он ушёл домой». Депутат о том, как будут сокращать время пребывания пациентов в клиниках

Это и еще с десяток других изменений в работе системы здравоохранения на неделе обсуждали во Дворце Независимости. Глава государства подробно интересовался каждым пунктом, настаивая на том, что все изменения должны быть здравыми и не идти вразрез с основами.

Александр Лукашенко о системе здравоохранения: «Нам необходимо обновить ряд законодательных положений»

Алена Сырова, корреспондент:
Главу государства заверили: все изменения если и скажутся, то только на качестве оказания медпомощи. Оно станет лучше. Ведь новые нормы, по сути, подтянут на общепринятый мировой уровень работу отечественной системы здравоохранения. Медучреждения обяжут получать аккредитации, чтобы у нас с вами при необходимости не возникло претензий к уровню оказания помощи или к техническому оснащению. Да, станет больше контроля и больше ответственности – и у врачей, и у пациентов. Но не это ли признак взрослого и здравого подхода к главному для каждого?

Читайте также:

«За год невозможно научиться всему». Что такое резидентура и как она поможет молодым врачам?

«Дают значительно больший процент успешного лечения». Как в Беларуси изменились подходы к лечению гепатита С?

Директор РНПЦ детской хирургии: институт профессионального риска гораздо облегчит работу наших врачей